Замораживание Арктики

Падение цен на углеводороды и наступающее глобальное похолодание ставит крест на проектах освоения месторождений нефти и газа в Арктике.

Материал подготовлен авторским коллективом Института развития технологий ТЭК (ИРТТЭК) специально для журнала Нефтянка.

Перед вами карта состояния ледового покрова в Арктическом бассейне в начале мая. Белым цветом выделена область сплошных льдов. Ледяные поля простираются от Новой Земли, захватывают весь Северный Ледовитый океан (СЛО), канадский Арктический архипелаг и заканчиваются только на широте от юго-западного выступа Аляски до Анадырского залива. 

Источник: https://meteoinfo.ru/arctic-ice

В порту Дудинка, откуда «Норильский никель» отправляет на экспорт никель, палладий, медь и платину, согласно данным ФГБУ «Администрация морских портов Западной Арктики», толщина льда составляет до 180 см. В порту Сабетта, где грузит танкеры с СПГ «Новатэк» — до 150 см.

Суда в портах сопровождают дизельные ледоколы, а по трассе Северного морского пути (СМП) суда с сырьем проводят атомные ледоколы.

Самый мощный на сегодня атомный ледокол типа «50 лет Победы» может вести проводку во льдах толщиной до 2,5 метров, он работает 5–6 месяцев, после чего на зиму навигация останавливается. Проектируемый ледокол серии «Лидер» стоимостью порядка 130 млрд рублей будет вести проводку круглогодично, так как рассчитан на толщину льда до 4,3 метра. Но не стопроцентно, что ему это удастся, потому что в Арктике холодает.

Окупаемость проектов освоения углеводородов в арктической зоне сомнительна уже сегодня. Так, в первом квартале 2020 года, по данным агентства «Прайм» со ссылкой на отчетность компании «Новатэк»,  нормализованная (то есть очищенная от экстраординарных операций) прибыль «Новатэка» снизилась до 53,547 млрд рублей по сравнению с 65,73 млрд рублей в 1 квартале 2019 года. Во втором квартале, по оценкам ИРТТЭК, она будет еще меньше, так как цена на газ продолжила снижаться. (Компании «Новатэек», в частности, принадлежит 60% проекта Ямал СПГ, обеспечившего в 2018 году чуть менее четверти общей прибыли «Новатэка»

Об усиленно лоббируемом главой «Роснефти» проекте «Восток Ойл» аналитики предпочитают сообщать только официальные факты, чтобы не рассуждать о его окупаемости — она не предвидится. Аналитик, специалист по нефтегазовому рынку, Михаил Крутихин называет проект «безумием».

Все проекты добычи арктической нефти рассчитывались на цену $100–150 за баррель. Об этом диапазоне цен можно уверенно забыть, так как при $40–50 мир зальют нефтью американские и аргентинские сланцы, бразильские подсолевые месторождения, нефть из Гайаны и десятков других мест. В ноябре прошлого года министр природных ресурсов и экологии России Дмитрий Кобылкин логично заявил, что запуск арктических нефтяных проектов «в ближайшее время не планируется». 

Проекты в Арктике обречены не только потому, что упали цены на углеводороды, но и по причине начинающегося глобального похолодания. Разные исследователи приводят разные данные, но все сходятся в одном — площадь и толщина льда в последние годы растет. Считается, что территория сплошного оледенения в Северном Ледовитом океане достигла минимума в диапазоне от 2008 до 2015 гг., с того времени она медленно, но последовательно увеличивается, хотя до максимальных значений, зафиксированных в 50–80 годы прошлого столетия, пока далеко. Вот несколько характерных примеров.

Ежегодно в летний сезон атомный ледокол «50 лет Победы» совершает несколько туристических круизных рейсов к Северному полюсу. С каждым новым сезоном прирастает кромка льда у архипелага Земля Франца-Иосифа, мимо которой проходит маршрут.

В 2018 году ФГУП «Атомфлот» продлил зимне-весеннюю навигацию атомных ледоколов на несколько недель из-за тяжелой ледовой обстановки в акватории СМП. Как сообщает пресс-служба предприятия, на морском канале в баре Обской губы впервые за четыре года образовался неподвижный лед, и суда не могут двигаться после его вскрытия.

Директор Арктического и Антарктического научно-исследовательского института Росгидромета Александр Макаров отметил, что зимой 2019/2020 годов скорость намораживания льда в море Лаптевых и других восточных морях СЛО оказалась гораздо выше, чем обычно.

Даже в сравнительно теплом Охотском море зимняя навигация в этом году, по сообщению пресс-службы Федерального агентства морского и речного транспорта, выдалась наиболее сложной за последних 15 лет. «Отсутствие ветров западных направлений способствовало образованию трудно проходимых полей льда до самого юга Татарского пролива. На подходах к порту Ванино ледовая обстановка осложнилась до такой степени, что дизель-электрические паромы «Сахалин», имеющие ледовый класс Аrc5, пробивались в порт, только используя периоды приливо-отливного течения с задержками до 10–20 часов», — говорится в сообщении (судам Arc5 в зимне-весеннюю навигацию разрешено плавать в арктических льдах толщиной до 0,8 метра). 

На графике представлены колебания площади льдов и средняя площадь с 2007 по 2013 год; видно, что площадь растет.

Источник: ПРОБЛЕМЫ АРКТИКИ И АНТАРКТИКИ № 2 (108).
 «Связь крупномасштабной изменчивости поля дрейфа льда в северном ледовитом океане с климатическими изменениями общей ледовитости, происходящими в течение последних десятилетий»

Увеличение площади льдов связано с тем, что планета Земля входит в период глобального похолодания, которое климатологи объясняют наступлением минимума Маундера — минимума числа солнечных пятен. Последний раз минимум Маундера имел место в 17 веке, примерно с 1645 по 1715 год — и это был пик «малого ледникового периода» XIV–XVII веков, принесшего страшные последствия.

Анализ солнечного излучения показал, что его максимумы и минимумы практически совпадают с максимумами и минимумами по количеству пятен, а в минимум Маундера было всего около 50 солнечных пятен вместо обычных 40–50 тысяч. Ученые прогнозируют, что будущий минимум начнется в пределах 5–15 лет и будет длиться, по крайней мере, три 11-летних солнечных цикла. Хотя все надеются, что понижение температуры будет не таким глубоким, как во время последнего минимума Маундера, когда замерзала Темза. Сейчас же в Лондоне в кадках на улицах растут пальмы.

Предвестником глобального похолодания стали необычайно суровые зимы в Канаде и США, впечатляет фото вмерзших в лед крокодилов. По словам доктора наук Владимира Полеванова, за 13 лет температура юга Канады и севера США понизилась на 13 градусов и началось образование Лаврентийского ледника, который неизбежно покроет всю Канаду и север США вдоль Великих озер.

В Европе зима 2019/2020 гг. была теплой, а предшествующая — в 2018/2019 гг. — поставила рекорды по аномальным морозам. В феврале во Франции в некоторых местах температура опускалась до -20 °C.

По мнению доктора наук Елены Поповой, «то, что наше солнце уже вовсю готовится к тому, чтобы неожиданно перестать нас греть с прежней силой лет на 30-40, а то и больше, указывают участившиеся засухи и колебания уровня осадков в разных частях света, которые всегда предшествуют существенному падению температур на планете». Журналисты без задней мысли пишут фразы типа «мировой океан нагрет как никогда, а в Европе и Америке набирает обороты засуха». Добавим, засуха усиливается по всему миру, кроме, пожалуй, Северного Казахстана. Однако засуха принципиально не может совпадать с повышением температуры, поскольку, чем выше температура, тем больше испарение с поверхности воды и выше содержание водяного пара в воздухе. 

Самый убедительный график прогноза предстоящего похолодания — падение солнечной радиации с середины 80-х годов.

Источник: Сколково, «Глобальная климатическая угроза и экономика России: в поисках особого пути»

Законы сохранения энергии отменить невозможно, если Земля получает меньше солнечной энергии, она будет остывать. Каким же образом растет средняя температура? А надо знать, куда ставить термометры: например, на взлетную полосу аэродрома.

Опасность движения по СМП связана также с эффектом ледовой экзарации и движением айсбергов.

Ледовая экзарация, рассказывает академик РАН, заместитель директора Института океанологии имени П. П. Ширшова Михаил Флинт, − «процесс, когда под действием ветра и течений огромные льдины становятся вертикально и вмерзают в лед. Подводная часть у таких льдин достигает 20–25 метров. И дальше это все вмораживается в гигантские ледяные поля. Образуется что-то вроде ледяного плуга. На эти огромные ледяные поля воздействует ветер, этот образовавшийся циклопических размеров ледяной плуг движется и в прямом смысле слова перепахивает морское дно». 

Пройти такое ледовое поле ледоколам очень сложно, если вообще возможно. Нефтяные вышки поле срежет как нож масло.

Ледоколам и судам угрожают также плавающие айсберги. В прошлом году специалистам ООО «Газпром геологоразведка» в северо-восточной части Карского моря, в 12 милях юго-западнее острова Большевик архипелага Северная Земля удалось отбуксировать айсберг водоизмещением приблизительно 1,5 млн тонн. При этом длина ледяной глыбы составила около 200 метров, ширина — 80, высота — более 100 метров. В 2018 году был отбуксирован айсберг объемом 2 млн тонн. 

Буксировка айсбергов — смертельно опасное занятие. Айсберг только на 10% своего размера выступает над водой. При таянии айсберг может потерять устойчивость и перевернуться — 100-метровая льдина если и не ударит по судну, то вызовет опасную для него волну. Команде не удастся спастись, в ледяной воде человек погибает через 5–20 минут.

Что такое Арктика, наглядно продемонстрировал «Газпром». В 2018-м в Байдаратской губе вследствие нарушения температурного режима придонных мерзлотных грунтов всплыла на поверхность воды первая, а в ноябре 2019 — вторая из четырех ниток газопровода, положенных по дну Байдаратской губы. Кстати, строго в соответствии с предсказаниями ученых. А ведь проект прокладки этих труб по дну губы пару лет был одним из самых важных в «Газпроме», там действительно сделали все, что было в их силах, для безопасности газопровода. О разгерметизации труб не сообщалось, но если в Арктике разгерметизируются трубы с нефтью, последствия останутся на несколько десятилетий.

В заключение приходится сделать вывод, что планы наращивания грузопотока через СМП до 80 млн тонн нереальны по многим причинам, среди которых, например, такие: международные грузоперевозчики не будут пользоваться маршрутом, где между опорными портами расстояние несколько тысяч километров, а на маршруте отсутствует хоть какая-то связь, возможность получить техподдержку в случае проблем с судном и эвакуировать заболевшего члена экипажа. 

В статьях о СМП обычно подчеркивают его стратегическое значение. Если сегодняшняя стратегия — «добыть сырье, вывезти и продать его на Запад и в Китай, наплевав на окупаемость», то лучше забыть об Арктике. 

Надо отказаться от экономически убыточных и бесперспективных арктических проектов, а вкладывать деньги в высокотехнологические производства. Затраты на проект «Восток Ойл», согласно оценке замминистра энергетики Павла Сорокина, могут составить до 10 трлн рублей — половину федерального бюджета РФ на 2020 год. 

И все для того, чтобы с колоссальным убытком по демпинговым ценам продавать в Китай газ и нефть. А ведь на 10 трлн рублей можно построить примерно 100 (сто!) судостроительных верфей типа «Звезда» или более 2 тыс. крупных высокотехнологичных заводов! 

Последствием описанных проектов «освоения Арктики», если их не остановить, станет то, что нам придется завозить из Китая довоенные чугунные утюги — на электрические денег уже не хватит.

Воробьев Сергей Юрьевич,
директор Института развития технологий ТЭК (ИРТТЭК)