«Гренада моя!»

АФК «Система» участвует в бизнесе гренадской компании Global Petroleum Group (GPG), которая ведет разведку и бурение рядом с островным государством Гренада в Карибском море. Об этом пишут «Ведомости» со ссылкой на внутренний отчет «Системы».

По данным издания, GPG в 2008 году получила лицензию от правительства Гренады на 38 лет на разведку и добычу нефти и газа на блоках В,С, D2, D3, D4, D5. С правительством заключено соглашение о разделе продукции. В 2013 году 100%-ная «дочка» «Системы» Sistema Holding (Cyprus) купила за $10,5 млн 50% в белизской Multiple Investments, которая является единственными владельцем GPG. Продавец в отчете не называется, другие 50% в проекте принадлежат гражданину Кипра Эдуарду Васильеву, который также является директором GPG.

Как отмечает «Нефть и капитал» со ссылкой на отчет компании, «Система» обеспечила GPG два займа на разведку и бурение: на $69,2 млн без залога и на $100 млн под залог 19% GPG. Первую скважину компания начала бурить в 2017 году, а добыча должна начаться в ближайшее время. По оценке DeGolyer, запасы газа GPG составляют около 400 млрд кубометров, в стоимость проекта — $774 млрд.

К моменту публикации получить официальный комментарий от представителей российской компании не удалось: в пресс-службе «Системы» «Нефтянке» отказали в комментарии.

Агентство Прайм поясняет, почему GPG оказалась единственной компанией, ведущей разведку в водах Гренады. Как пишет агентство, ранее инвесторов в нефтегазовую отрасль этого островного государства не было, поскольку из-за разногласий внутри правительства и парламента инвесторы не имели гарантий безопасности своих вложений.

Попытки работать на территории Гренады все же предпринимались. По данным lenta.ru, в 1996 году правительство страны и американская нефтяная компания RSM Production Group подписали соглашение на разведку и добычу нефти и газа на шельфе Гренады. Правда, закончилось это начинание громким судебным процессом с российскими бизнесменами Михаилом Фридманом и Леонидом Блаватником, а также с премьер-министром Гренады Грегори Боуэном, которых компания обвинила в том, что они препятствовали ей в получении лицензии на разработку месторождения.

В прошлом году Гренада приняла закон «О поощрении разведки углеводородов». А это, в свою очередь, может подстегнуть интерес инвесторов к региону. Теперь на шельфе этой страны могут появиться новые игроки.

И все же, согласно рейтингу Всемирного банка, инвестиционный климат Гренады не отличается привлекательностью — страна находится на 142 месте в списке.

Так чем может быть обосновано стремление «Сиситемы» работать в этом регионе? Согласно данным ТАСС, АФК может в принципе интересоваться нефтегазовой отраслью. В портфель холдинга, помимо прочих, входит энергетическая компания БЭСК, в 1990-х годах у «Системы» была сеть заправок в Москве «Кедр-М», а также АФК ранее владела нефтяным холдингом «Башнефть».

Споры о реалистичности апстрима у берегов Гренады прокомментировал эксперт «Нефтянки» по международной энергетической политике, кандидат политических наук Павел Богомолов. «Гренада издавна слывет монополистом, но не по нефти и газу, а по мускатному ореху. Кроме того, развиты рыболовство и туризм. Об углеводородах тоже поговаривали, хотя в основном гипотетически», — говорит эксперт.

По его словам, потребность в энергоносителях у государства все же есть. «Мощности по генерированию электричества долго оставались минимальными. Так почему же Гренады или их партнеры медлили с геологоразведкой? По всей видимости, рассчитывали на расположенный поблизости венесуэльский нефтегазовый гигант. Сначала — на благотворительность либерально-рыночных кабинетов Карлоса Андреса Переса и Рафаэля Антонио Кальдеры. Затем — на революционную солидарность команданте Уго Чавеса, провозгласившего под эгидой регионального блока ALBA льготно-нефтесбытовой альянс Petrocaribe в составе 20 государств. Поначалу нефть и нефтепродукты с Ориноко развозились по соответствующим территориям исправно, а те, в свою очередь, благодарили Каракас исправным голосованием в ряде международных организаций», — продолжает Павел Владимирович.

«Затем кончина Чавеса и острейший социально-экономический кризис и отраслевой упадок Венесуэлы вынудили ее оборвать «углеводородный мост» (около 100 тыс. баррелей ежедневно). С этого момента задача обзавестись собственной геологоразведкой и добычей вставал перед Гренадой в полный рост. Прошлогодний успех ExxonMobil в Гайане стал в этом смысле еще одним вдохновляющим стимулом для гренадцев», — напоминает он.

Однако, даже если предположить, что нефть на одном из глубоководных блоков (B, C, D2, D3, D4, D5) будет действительно открыта и оценена в коммерческих объемах, то возникает вопрос о ее переработке. «Лучшим решением будет перерабатывать нефть в близлежащем региональном форпосте не только апстрима, но и даунстрима. Это тоже англоязычное, как и Гренада, государство Тринидад и Тобаго, где развитие нефтегазовой отрасли достигло за минувшее столетие высочайшей планки. Так что «гнать» бензин, дизель и все остальное можно будет там», — комментирует вопрос Павел Владимирович.

Однако вопрос о том, где перерабатывать добываемое сырье может стать не единственным в сотрудничестве АФК «Система» и GPG. По словам эксперта, в случае успеха геологоразведки еще одним камнем преткновения может стать тяжелый санкционный климат вокруг любых российских инвестиций в зарубежный ТЭК. «Такое действительно может быть. Дело в том, что запретительный прессинг может однажды проявиться не только со стороны американцев, вторгшихся на Гренаду еще в 1983 году, но и со стороны англичан. Ведь эта тропическая страна, находящаяся под общей юрисдикцией британского генерал-губернатора, по-прежнему входит в Содружество. А в его рядах призывы к антироссийским, в том числе секторальным, рестрикциям тоже звучат в последнее время все громче», — отмечает Павел Владимирович.

Кристина Кузнецова