Джонатан Елкинд: России и США нужно проводить трезвую и разумную политику

«Нефтянка» взяла интервью у Джонатана Елкинда, старшего научного сотрудника Центра глобальной энергетической политики Колумбийского университета в Нью-Йорке. В 2009-2014 годах Елкинд занимался международными вопросами, связанными с энергетической политикой Соединенных Штатов, в том числе на посту заместителя министра энергетики США.

– Джонатан, как Вы оцениваете решение президента Трампа выйти из Парижского климатического соглашения?

– Это то решение, которое лично я бы не принял. Президент заявил, что он старается отвечать на чаяния, прежде всего, тех американцев, которые за него голосовали. Это, по его словам, должно характеризовать его как человека, отвечающего за свои слова и выполняющего свои обещания. Однако это решение Трампа не является отражением позиции большинством американцев. Оно не находит поддержки в Соединенных Штатах. Сегодня значительная часть американцев считает, что Дональд Трамп сделал неверное решение в отношении выхода из Парижского соглашения.

– Как повлияет это решение на американскую экономику?

– У выхода из Парижского соглашения будет много последствий. Но появился ряд аналитических работ утверждающих, что это решение не имеет определяющего значения для развития американской экономики. Сейчас в ней происходят быстрые изменения, связанные с ограничением выбросов парниковых газов. Эти перемены обусловлены эффективным использованием энергии и применением новых технологий по всей территории Соединенных Штатов. Такие решения принимались на корпоративном уровне, советами директоров компаний. Сейчас американские компании понимают, что экономика и энергетика меняются, и стараются действовать в соответствии с этими переменами, ориентируясь на научные выводы и руководствуясь интересами акционеров. Сейчас нельзя утверждать, что США полностью отказываются от участия в Парижском соглашении. По сути, Трамп декларировал свое намерение и вынес решение по процедурным вопросам. У нас впереди еще три с половиной года, прежде чем, Соединенные Штаты реально выйдут из этих договоренностей. Я надеюсь, что президент Трамп и те, кто дает ему рекомендации, поймут, что это решение непоследовательно и не соответствует интересам США.

– Как международное сообщество отреагирует на решение Трампа? Сможет ли Китай стать новым лидером климатического процесса?

– Сложность вопросов, которые перед нами стоят, предполагает то, что мы должны искать ответы на них все вместе. Решение Трампа изменило место США в этом процессе. Складывается впечатление, что многие международные партнеры Соединенных Штатов разочарованы этим решением американского президента. Но некоторые радуются, поскольку видят в этом возможность для них выйти на лидирующие позиции в этой сфере. Но я считаю, что это тот самый вопрос, в котором мы все либо объединяемся и преуспеваем все вместе, либо никто не добивается успеха.

На этом пути уже есть определенные достижения, эмиссия парниковых газов стала сокращаться. Многие американские компании, ряд штатов, крупнейшие города и муниципалитеты заявили о том, что, несмотря на решение Трампа, они продолжат свою работу по сокращению эмиссии парниковых газов. В том числе и Нью-Йорк, и Вашингтон, и Калифорния, общий экономический потенциал которых сравним с Германией или Японией. Еще раз подчеркну, что многие американцы не согласны с решением президента Трампа о выходе из Парижского соглашения.

– Германия намерена использовать свое лидерство в G20, чтобы поставить вопрос о дальнейшей судьбе решений о сокращении выбросов парниковых газов. Какова будет позиция США по этому вопросу в рамках G20?

– Позиция администрации Трампа базируется на скептицизме в отношении противодействия выбросам парниковых газов. По моему мнению, наиболее эффективным способом борьбы и воздействия на рынок является повышение цены за квоты выбросов парниковых газов, что подтверждается экономическим анализом. Я считаю, что план «чистой энергетики» бывшего американского президента Барака Обамы, за которым последовали регулятивные и законодательные меры, были введены определенные требования к энергетическим предприятиям по всей стране по предельно допустимому объему выбросов, был хорошим решением. Это была хорошая альтернатива повышению стоимости квот на выбросы. Несколько американских штатов начали использовать механизмы торговли квотами на эмиссию, в частности, стали торговать ими с канадскими провинциями. Это и северо-восточные штаты, и штаты на западном побережье США.

Мы собирались делать это в более широком масштабе. Группа под названием коалиция климатического лидерства (The climate leadership coalition) предложила ввести специальный налог на выбросы в Соединенных Штатах. Интересная деталь: это предложение было разработано при непосредственном участии ряда видных республиканских деятелей, в том числе руководителей министерства финансов при прежних президентских администрациях обоих Бушей и Рональда Рейгана. Однако президент Трамп не поддержал эти идеи. Я привожу этот пример, чтобы подчеркнуть значение разработанной программы налогов и получения дивидендов при сокращении эмиссии углекислого газа. Это хорошо осознавали наиболее опытные и аналитически развитые политические лидеры в США, как со стороны демократов, так и со стороны республиканцев.

– Сегодня газ конкурирует с углем в сегменте производства электроэнергии. Как на решении Трампа отразился лоббизм угольной и газовой отраслей? Как сегодня в Соединенных Штатах обстоят дела с поддержкой возобновляемой энергетики?

– За последние 10 лет в американской электроэнергетике произошли серьезные изменения. В энергетическом секторе никогда раньше не происходили такие быстрые перемены. Во времена моего детства порядка 50% электроэнергии в США производилось на основе использования угля. Но за последние годы все изменилось. В Соединенных Штатах быстро выросло производство сланцевого газа, который стал конкурировать и быстро сравнялся с углем по объемам использования (примерно по 32%) для генерации электроэнергии.

Да, угольная отрасль в США серьезно пострадала за последние годы. Это большая проблема для людей, занятых в этом сегменте американской экономики. Администрация Трампа сейчас обвиняет Обаму в «войне» против угольной отрасли, но это не правда. Речь в предшествующие годы шла о «войне» с выбросами и за сокращение расходов в электроэнергетике, получившей дешевый сланцевый газ в качестве сырья, а также активно развивавшей солнечную и ветрогенерацию. Отмечу, в угольной отрасли в стране занято сейчас порядка 160 тыс. человек, в новой солнечной энергетике число занятых достигло уже 380 тыс. человек, а в ветроэнергетике составляет 110 тыс. человек. Главное сейчас – это достижение экономической эффективности и распространение наилучших экологически чистых решений и, конечно, правительство должно заниматься помощью тем, кто потерял свои рабочие места в угольной промышленности.

– Что Вы думаете о перспективах американского сжиженного природного газа на европейском рынке?

– У СПГ из США отличные перспективы. Соединенные Штаты станут крупнейшим экспортером сжиженного природного газа в ближайшее время. Экспорт энергоносителей из Соединенных Штатов растет. За прошедший год с небольшим с момента начала экспортных поставок американского СПГ более 100 газовозов были отравлены за рубеж: примерно 45% поставок пошли в Латинскую и Южную Америку. Значительная часть сжиженного газа была отправлена в Индию, Китай, Японию и другие страны АТР. Гораздо меньшие объемы пошли в Европу. Действуя в этом направлении, мы не должны забывать об активной конкуренции, с которой сталкиваются поставщики американского газа, в том числе со стороны Катара и Австралии. На ближайшие годы планируется ввод новых мощностей: экспортный потенциал Соединенных Штатов может достичь 200 млрд куб. м СПГ в год. Но не только США наращивают свои экспортные возможности. Рынок природного газа претерпит значительные изменения в ближайшее время.

– Джонатан, что Вы думаете о принятии со стороны США новых санкций в отношении России? Как будут развиваться отношения между нашими странами?

– Российско-американские взаимоотношения переживают очень трудные времена. Мы испытываем беспокойство по поводу вмешательства России в наши выборы. Конгресс рассматривает возможность введения новых санкций в отношении Российской Федерации. Это далеко не радостная перспектива. Однако многие американцы надеются на стабилизацию наших взаимоотношений. Она должна произойти как можно скорее, но нам предстоит решить очень сложные вопросы и пройти непростой путь. И России, и США нужно будет проводить трезвую и разумную политику для того, чтобы выйти из существующего положения.