Дефицит или рост цен

Фото: Юлия Золотовская Источник: http://sibkray.ru/news/2/869324/?sphrase_id=677102
Фото: Юлия Золотовская
Источник: http://sibkray.ru/news/2/869324/?sphrase_id=677102

Политика государства по регулированию топливного рынка зашла в тупик. Стремительное повышение налоговой нагрузки на производителей топлива и одновременное жёсткое регулирование розничных цен привели к исчерпанию внутренних резервов отрасли. Результатом может стать дефицит бензина на внутреннем рынке, резкое подорожание бензина и увеличение аварийности НПЗ из-за недофинансирования ремонтных и профилактических работ.

Налоговый манёвр стал причиной снижения эффективности производства топлива. С 2016 года в России впервые за многие годы произошло снижение объёмов первичной переработки нефти. Тема достаточности поставок бензина на внутренний рынок традиционно поднимается весной, когда стартуют полевые работы и начинается сезонный рост спроса на моторное топливо.

В марте прошлого года на заседании Штаба по мониторингу производства и потребления нефтепродуктов были озвучены намерения чиновников вмешаться в планы нефтяных компаний по ремонту нефтеперерабатывающих установок. Тогда было отмечено, что скорректированный график позволит обеспечить ритмичные поставки топлива потребителям. Дефицита удалось избежать, однако это не лучшим образом сказалось на безопасности производства.

«Когда маржа снижается, естественно, компании пытаются экономить. По нашим данным, в 2015 году наблюдался небольшой рост количества аварий, но отмечу, что по масштабам они стали мельче. Когда начали разбираться в причинах, выяснили, что компании просто начали экономить на ремонтах. Специалисты Ростехнадзора обратили на это внимание и в 2016 году переломили тенденцию. Независимо от того, снижается ли маржа, есть средства или нет, существуют обязательные требования промышленной безопасности, которые нужно выполнять», — заявил в феврале 2017 года глава Ростехнадзора Алексей Алешин.

Заявление о том, что тенденцию повышенной аварийности удалось переломить, выглядит чересчур оптимистичным. С начала 2017 года на НПЗ уфимской группы произошло сразу три аварии — 20, 29 января и 9 февраля. В том же месяце Роспотребнадзор получил несколько жалоб на выбросы Антипинского НПЗ. В начале марта едкие выбросы были отмечены в районе Краснодарского НПЗ. 10 марта в промзоне Омского НПЗ зафиксировано превышение содержания этилмеркаптана в 400 раз. В конце марта о появлении резкого запаха заявили жители Самары и Новокуйбышевска. В ночь на 3 апреля автоматические датчики зафиксировали превышение ПДК по сероводороду рядом с Московским НПЗ.

2017-04-04_17-28-57 (2)

В большинстве описанных выше случаев нефтеперерабатывающие заводы отрицают свою вину в загрязнении воздуха. Теоретически, выброс мог произойти и на каком-нибудь другом предприятии, хотя сложно представить себе другое крупнотоннажное производство, где в больших объёмах присутствует бензол, ксилол, толуол, сероводород — те вещества, превышение ПДК по которым обычно фиксируется возле НПЗ. Установление виноватых оставим экологам и контролирующим органам. Ясно одно — в условиях, когда главный совет производителям топлива звучит как «сокращайте издержки», они начинают экономить на безопасности. Потому как другие возможности экономии давно исчерпаны.

С приближением очередного «высокого сезона» стала расти активность торгов на СПбМТСБ. «Рынку явно стало не хватать ресурса, который предлагают нефтяные компании на бирже. После окончания торгов остаётся неудовлетворённый спрос. При этом следует отметить, что объёмы сделок растут», — отмечается в обзоре компании «Алгоритм Топливный Интегратор». За март биржевой индикатор «Регуляр-95» прибавил 4,9%, «Регуляр-92» — 3,4%, дизтопливо подорожало на 2,0%. Согласно плану продаж, опубликованному на сайте СПбМТСБ, в апреле объём предложения автобензина сократится на 4%, дизтоплива — на 6%. С учётом ожидаемого роста спроса нетрудно предсказать динамику цен на топливо.

На заседании Штаба по мониторингу производства и потребления нефтепродуктов, прошедшем в конце предыдущего месяца, сообщалось, что отгрузка высокооктанового бензина на внутренний рынок в марте составила 2459,3 тыс. тонн (год назад — 2925,8 тыс. тонн), дизельного топлива — 2529,3 тыс. тонн (годом ранее — 2694,7 тыс. тонн). Дефицита топлива пока нет, но возможности для увеличения поставок ограничены. Вывоз бензина из России в марте составил всего 153,2 тыс. тонн, так что насытить внутренний рынок за счёт снижения экспорта не получится.

По заявлению «Независимого топливного союза», объединяющего ряд небольших сетей АЗС, политика сдерживания розничных цен привела к тому, что прибыльность розничных продаж упала до нуля. В 2016 году розничным продавцам было разрешено поднять цены только на 5% (на уровень, не превышающий инфляцию), тогда как в оптовые партии бензина подорожали на 24,8%. Сейчас розничные цены стали расти, только за последнюю неделю марта, по данным Московской топливной ассоциации литр бензина в столице подорожал на 20-30 копеек. Впрочем, этого явно недостаточно для обеспечения нормальной работы всей цепочки предприятий от НПЗ до АЗС.

Намерение властей сдержать цены на бензин в предвыборный период вполне понятно. Желание собрать с нефтяников побольше денег за счёт повышения акцизов тоже объяснимо, учитывая постоянные проблемы с наполнением госбюджета. Но любая система имеет предел прочности. Если затянуть гайки сверх допустимого, итог может оказаться противоположным ожидаемому — сжатие налогооблагаемой базы из-за падения производства топлива, рост цен из-за возникновения дефицита и, в дополнение, устойчивый запах сероводорода по причине мелких аварий на установках НПЗ.