Давление на «Южный газовый коридор» усиливается. Взгляд из Азербайджана

1474377759028
Направления трубопроводов, предлагаемых к строительству в рамках Южного газового коридора

Планы России возродить «Турецкий поток» и трубопровод-интерконнектор Турция-Греция-Италия (Interconnector Turkey-Greece-Italy, ITGI) могут оказать еще большее давление на будущие проекты в рамках предлагаемого Южного газового коридора.

Гюльмира Рзаева, ведущий эксперт азербайджанского Центра стратегических исследований, заявила, что трубопровод может оказать влияние на второй этап разработки месторождений в Азербайджане, в том числе Апшеронского — на котором планировалось начать добычу в конце 2021 года.

«Турецкий поток не окажет воздействия на Южный газовый коридор, так как уже подписаны обязательные к исполнению соглашения и обеспечена инфраструктура для доставки продукции с месторождения Шах-Дениз в Турцию и Европу», — сказала Рзаева Interfax Natural Gas Daily. «Но «Турецкий поток» может повлиять на будущие поставки в рамках следующей волны производства вне Шах-Дениза, например, на Апшероне».

Рзаева предположила, что, если Россия откажется от ITGI, она может начать использовать мощности на планируемом расширении Транс-Адриатического трубопровода (Trans-Adriatic Pipeline, TAP), и таким образом заблокировать будущие поставки из Азербайджана.

В то время, как первоначальный трубопровод пропускной способностью в 10 млрд. кубометров в год освобожден на 25 лет от требования допуска к нему третьих сторон, в отношении дополнительной нитки мощностью в 10 млрд кубометров в год этого послабления нет. Если Россия займет мощности этого трубопровода, там просто не останется места для будущих поставок газа из Азербайджана за пределами второй фазы разработки месторождения Шах-Дениз, добавила Рзаева.

Французская компания «Тоталь» подтвердила наличие значительных запасов газа на Апшероне, пробурив первую разведочную скважину в сентябре 2011 года. Запасы месторождения оцениваются в 350 млрд. кубометров газа и 45 миллионов тонн газового конденсата. В 2009 году было подписано соглашение о разделе продукции сроком на 30 лет для разработки Апшерона. Государственная нефтегазовая компания Азербайджана и «Тоталь» получили по 40% доли в проекте, оставшиеся 20% приобрела французская Engie (тогда еще называемая GDF Suez).

BP утверждает, что разработка Шах-Дениз-2 будет стоить 28 миллиардов долларов. Однако министр энергетики Азербайджана Натиг Алиев заявил в июне этого года, что себестоимость второго этапа разработки снизилась.

«Падение цен на нефть вызвало снижение себестоимости Южного газового коридора. В нынешних условиях себестоимость второй фазы разработки месторождения Шах-Дениз оценивается в 23,8 миллиардов долларов (ниже предыдущей оценки в 28 млрд – ред.), включая стоимость работ на расширение Южно-кавказского трубопровода в 4,9 миллиардов», — заявил Алиев в июне.

Общая себестоимость Южного газового коридора оценивается теперь в 40 млрд долларов, ниже предыдущей оценки в 45-48 миллиардов. Но это все еще достаточно ощутимая сумма, затрудняющая инвесторам проекта возмещение затрат в условиях низких цен на нефть.

Дэвид Тонж, управляющий директор фирмы IBS Research & Consultancy, говорит, что продажа газоконденсата из Шах-Дениза критична для прибыльности проекта. То же самое относится к продажам через TAP, доставляющий газ в Европу.

«Ключевой вопрос в том, какой будет цена, которую участники Шах-Дениза получат за продажи через TAP. Эти продажи будут проводиться по цене хаба, и валовой доход может быть меньше, чем этого желали бы участники», — сказал Тонж Interfax Natural Gas Daily.

Прогноз стабильный

Однако Рзаева говорит, что долгосрочные соглашения, подписанные с европейскими партнерами, дают проекту финансовую стабильность. «Существуют фиксированные долгосрочные соглашения на поставку, подписанные со всеми покупателями – на срок в 25 лет с европейскими покупателями и на 15 лет с Botas (турецкой государственной компанией – ред.), что дает более предсказуемую маржу продаж», говорит она.

Несмотря на высокие затраты и конкуренцию на рынке поставок газа в Южную Европу, компания BP продолжает активно продвигать проект Шах-Дениз-2. В сентябре компания заявила, что подготовительные работы завершены на 77%. В начале того же месяца консорциум объявил о том, что с бакинского завода глубоководных оснований им. Гейдара Алиева был оттранспортирован для установки в Каспийском море опорный блок для нефтяной платформы длиной в 105 метров.

ЕС заявил, что Южный газовый коридор будет играть важную роль в обеспечении энергетической безопасности Европы, приводя к диверсификации импортных поставок. Снижение производства газа внутри континента делает его все более зависимым от импорта.

Представитель Еврокомиссии не пожелал комментировать ситуацию с «Турецким потоком», но заявил, что «ЕС в особенности привержен диверсификации источников, контрагентов и маршрутов поставки газа, ставя своей целью снизить чрезмерную зависимость от одного доминирующего поставщика или маршрута доставки»

В июле этого года Азербайджан заявил, что страна будет готова профинансировать свою часть проекта, оцениваемую в 13 млрд долларов, без международной поддержки. Начало деятельности Южного газового коридора запланировано на конец 2018 года, когда станут осуществляться поставки в Грузию и Турцию. К поставке газа в Европу планируется приступить на год позже.

Критики проекта указывают на его негативное воздействие на окружающую среду из-за фиксации плана поставок и использования ископаемых ресурсов на десятилетия вперед.

«ЕС предлагает неверное решение с помощью Южного газового коридора», — заявила Анна Роггенбук из некоммерческой группы Bankwatch. «Он слишком затратен и не будет нужен в будущем по крайней мере по двум причинам: защита климата и низкий спрос на газ. Он неизбежно станет обременением».

Аннамария Ботски

Оригинал статьи: http://interfaxenergy.com/gasdaily/article/22020/southern-gas-corridor-under-more-pressure

interfax-2