Интервью Седерика Кремерса, председателя концерна «Шелл» в России

1 (20) выпуск передачи «Энергосреда». На этот раз «Энергосреда» в гостях у Председателя концерна «Шелл» в России Седерика Кремерса. Ведут передачу Сергей Никитин и Мария Кутузова. 

Добрый день, с вами «Энергосреда» на канале «Нефтянка». С вами сегодня мы, Сергей Никитин и Мария Кутузова. У нас в гостях председатель компании «Шелл» в России Седерик Кремерс. Здравствуйте, Седерик.

Здравствуйте, рад быть здесь с вами.

Мы с вами встречаемся, когда у вас первая знаковая дата, полгода в России. Расскажите, пожалуйста, о вашей карьере. Где вы были до этого? Как вы попали в Россию, и соответствуют ли те ожидания, которые были полгода назад, текущим реалиям?

Всю свою карьеру я работаю л в «Шелл», в разных областях и на разных позициях в разведке, добыче и переработке. Я начинал в области розничной торговли топливом, потом долгое время занимался разработкой и добычей. Затем некоторое время возглавлял наш бизнес по переработке в Европе, а потом вновь вернулся в разведку и добычу. Я работал в Европе, в Африке, где мы базировались в Нигерии, в Латинской и Северной Америке и, базируясь в Хьюстоне, потом жил в Сингапуре и работал в Азии, и вот теперь я в России.

Возглавляя концерн «Шелл» в России, я рад что могу использовать весь разносторонний опыт, для дальнейшего развития нашего бизнеса в столь важной для нас стране.

Что касается моих ожиданий от России… Конечно, переезжая из Сингапура, я ожидал, что здесь будет холодно. И в последние месяцы погода соответствует этим ожиданиям. Я немного обеспокоился, когда в декабре и январе было тепло, но я рад, что теперь у нас настоящая зима. Я думаю, что Россия — страна огромных возможностей для для нашей компании, и для нашей отрасли в целом. Поэтому сейчас я вижу дополнительные возможности для роста нашего бизнеса.

Я раньше никогда не работал здесь, но всегда слышал очень положительные отзывы об отношении людей, об их теплоте. Иностранцам говорят, «когда ты приезжаешь в Россию, помни, что русские не улыбаются». Но люди, прожившие здесь долго, объяснили: «Не обращай на это внимание, это только на поверхности, это такой фасад, а на самом деле русские — очень дружелюбные люди». Это действительно так. Мне очень нравится в России.

Седерик, у нас в стране экономическая ситуация, мягко говоря, выглядит не лучшим образом. И сама по себе, и санкции, которые есть, и санкции, которые вводятся и которые будут. С учетом вот этой всей ситуации, как-то меняется стратегия компании «Шелл» в России? Или же вы идете своим намеченным путем?

Начну с того, что «Шелл» активно работает в России вот уже более 125 лет. Погода бывет переменчива иногда идет дождь, иногда светит солнце, иногда заморозки, но мы здесь в любую погоду. Понятно, за эти 125 лет для нас не всегда сияло солнце. Были отличные времена для всей отрасли, а были времена сложные, но мы всегда активно работали, находили способы успешно вести бизнес. И сегодня я вижу серьезные возможности для нашего роста в России.

Размышляя , каким должен быть этот рост, я прихожу к выводу, что необходимо сочетание правильного масштаба, правильных проектов и правильных партнеров. Уверен, в России важно работать над совместными проектами с правильными партнерами. Мы стремимся к синергии, чтобы «Шелл» смог привнести что-то, что хорошо работает в сочетании с российским опытом наших стратегических партнеров…создавая первоклассные активы и проекты. К этому мы стремимся. Я вижу множество возможностей как в сегменте нефтепереработки и розничной продажи топлива и смазочных материалов, так и в сегменте сжиженного природного газа. Расширение производства на Сахалине, совместная работа с «Газпромом» над проектом «Балтийский СПГ» в порту Усть-Луга — вот что такое правильный масштаб, правильные партнеры и правильная синергия.

Что касается санкций — да, нам пришлось отказаться от работы в некоторых проектах или изменить наши планы. Сегодня есть области, где мы не можем работать, например проекты в Арктике, проекты по сланцевой нефти; в 2014 году нам пришлось остановить работу над ними. В то же время, есть области, которые не попали под санкции, и именно на них мы концентрируемся, в них видим возможности для роста. Я уже упоминал деятельность в области нефтепереработки и продажи нефтепродуктов — это та часть нашего бизнеса, которую гораздо меньше затронули санкции .

Недавно вышел второй прогноз «Шелл», посвященный развитию рынка природного сжижженного газа. Как компания оценивает развитие этого сегмента до 2030 года? Какие инвестиции потребуются для развития этого сегмента? Расскажите подробнее о вашем прогнозе.

Спасибо за вопрос. Мы только что опубликовали второй выпуск нашего прогноза по СПГ. Первый вышел в 2017-м году. Хотел бы рассказать о том как мы видим рынок СПГ сегодня, а также о прогнозах его развития в этом и в следующем десятилетиях.

В 2017 году спрос на СПГ составил около 300 миллионов тонн. Чтобы понять масштаб… Этого объема достаточно для обеспечения энергией более полумиллиарда домов по всему миру. Рост спроса в 2017 году составил почти 10%, т.е. он вырос на 29 миллионов тонн в год. Это значительно больше, чем мы ожидали год или два назад.

Большинство рыночных игроков тогда говорили об ожидаемом перепроизводстве, или, как еще говорят на рынке, «избытке». И тогда действительно предложение на рынке очень выросло, включая поставки из новых проектов в Австралии, США и даже Африке. Но главным фактором последних двух лет стало то, что спрос догнал предложение и полностью поглотил все дополнительные объемы. Вы можете спросить, откуда берется новый спрос? Во-первых, число стран, импортирующих сегодня СПГ, выросло в четыре раза. Если сравнивать с началом столетия, в 2000 году лишь около 10 стран импортировали СПГ, сегодня эта цифра ближе к 40. Это один фактор Другойфактор заключается в том, что СПГ стал применяться сегодня во множестве областей, например, на транспорте.

Еще одним важным фактором в 2017 году стал рост спроса на газ и СПГ в Китае. В Китае серьезной проблемой является загрязнение воздуха. Я сам могу свидетельствовать, насколько эта проблема вызывает обеспокоенность. Работая в Сингапуре я ездил в Пекин, и видел, каким было состояние воздуха в Китае несколько лет назад, и ту работу, которая проводилась в стране.

Для решения проблемы загрязнения воздуха правительство запустило программу по переходу с угля на газ по всем отраслям промышленности. Речь шла не только об электрогенерации, но и о тяжелой промышленности, о теплоснабжении, об энергоснабжении заводов. Почему это важно? Потому что это новый долгосрочный спрос, не подразумевающий перехода обратно на уголь, ведь делаются инвестиции в котельные и другое оборудование. Этот спрос останется и в будущем. Это обусловило рост в Китае, и мы считаем, что тенденция продолжится. Мы ожидаем, что мировой спрос на газ будет расти на 2% в год, а спрос на СПГ будет расти быстрее, примерно, на 4% в год. Причина в том, что трубопроводный газ не всегда есть там, где на него есть спрос, в то время как СПГ дает возможность транспортировки и сведения вместе спроса и предложения.

Если этот предполагаемый рост в 4% в год продолжится и в следующем десятилетии, мы увидим, что при росте спроса рост предложения с той же скоростью не прогнозируется. За последние два года в мире было одобрено очень мало новых проектов по производству СПГ, и мы ожидаем, что примерно к 2024 году на рынке будет нехватка предложения. Это означает, что для удовлетворения выросшегоспроса в ближайшие годы потребуется запустить ряд новых проектов. Я думаю, это открывает отличные возможности для России и для российского рынка СПГ – в части новых производств, которые смогут удовлетворить возросший спрос на СПГ.

Седерик, раз уж мы начали с вами про погоду, давайте вспомним солнечные дни, которые были и еще, наверное, будут в рамках российского СПГ, т.е. первое это открытие завода СПГ на Сахалине в рамках проекта «Сахалин-2», недавнее событие — открытие завода по СПГ компании «Новатэк», и собственно мы ждем от вас очередного солнечного дня, это развитие ваших СПГ-проектов в дальнейшем.

Минэнерго России разработало план, согласно которому общий объем рынка СПГ в России в 2020-х годах составит около 70 миллионов тонн в год. При достижении этого показателя, все российское производство составит всего лишь 14% от мирового объема СПГ при продолжающемся росте рынка. Это очень маленький процент, если сравнить его с российской долей мировых газовых запасов. Поэтому я думаю, что России нужно не только выполнить этот план, но стремиться егоперевыполнить.

Объем производства СПГ на Сахалине сегодня около 11 миллионов тонн в год. На Ямале работает только первая очередь, а когда в строй войдут вторая и третья, объем производства составит около 15 миллионов тонн в год. Совместно эти два завода смогут производить около 20-30 миллионов тонн в год. Поэтому для достижения цели в 70 млн тонн в год потребуются новые проекты с участием различных игроков на рынке , и я уверен, что на рынке есть место для многих новых проектов.

«Шелл», совместно с нашим стратегическим партнером «Газпромом» сосредотачивает свои усилия на двух ключевых проектах. Это третья очередь завода на Сахалине, что добавит 50% к его мощности, чуть больше 5 миллионов тонн в год. Второй проект — это «Балтийский СПГ» в Усть-Луге, завод с двумя очередями. Как и на Сахалине, существует возможность расширить завод на следующем этапе. Мы считаем, что у обоих проектов будет себестоимость, позволяющая быть конкурентоспособными на мировом рынке СПГ.

Что касается третьей очереди завода на Сахалине, то последнее время мы занимались подготовкой проектной документации в сотрудничествес «Гипрогазцентром» и «Шелл Глобал Солюшенс». Я рад сообщить , что совсем недавно, 28 февраля, проектные решения утверждены «Главгосэкспертизой», это важнейшая веха для всех нас. Потребовались значительные усилия, чтобы достичь этого. Это утверждение означает, что с технической точки зрения мы готовы двигаться вперед, к окончательному инвестиционному решению.

Следующий шаг – это решение коммерческих вопросов о поставках газа для проекта. По этому поводу ведется обсуждение как с консорциумом «Сахалин-1», так и с проектом «Сахалин-3», который на 100% принадлежит «Газпрому», чтобы обеспечить заводу СПГ поставки на все время его работы. Необходимо гарантировать поставки газа на 25-30-40 лет. Когда эти переговоры закончатся, мы сможем принять окончательное инвестиционное решение и начать работать над реализацией проекта.

По «Балтийскому СПГ» в 2017 году мы договорились с «Газпромом» о ключевых условиях совместного предприятия и начали готовить техническое обоснование. Сейчас оно дорабатывается, уже есть очень эффективная и надежная техническая концепция проекта, и приняты ключевые технологические решения. Мы также работаем над другими частями этого проекта, включая создание и запуск СП и самого проекта.

Нельзя не упомянуть ваше сотрудничество с “Газпромом” по другому проекту, “Северный поток-2”. Сколько “Шелл” уже вложила в этот проект, сколько собирается, и в чем вы видите основные политические риски, стоящие на пути перед этим проектом?

Мы уже говорили о рынке СПГ, а для ответа на ваш вопрос позвольте несколько слов о европейском рынке газа. Европейский энергетический рынок находится сейчас в переходном периоде. Во многих частях континента мы наблюдаем рост возобновляемых источников энергии, и в то же время в ряде стран происходит отказ от угля. В Великобритании, например, в марте прошлого года был день, когда ни грамма угля не пошло на производство электроэнергии. Такое произошло впервые за всё время электрогенерации.

Эти процессы идут по всему континенту, и я ожидаю, что эта тенденция продолжится. С учетом взаимно уравновешивающих сил — роста возобновляемых источников энергии и отказа от угля — мы ожидаем, что спрос на газ в Европе останется более-менее без изменений. При прогнозе на 15-20 лет вперед, до 2030 и 2035 гг, спрос останется примерно на том же уровне. При этом важно понимать, что объем газа, производимого в Европе, в Нидерландах, Германии, Норвегии, сокращается. Месторождения начинают давать все меньше и меньше, внутреннее производство падает. При неизменном спросе в условиях падения внутреннего производства Европе придется все больше полагаться на импорт газа. Газ будет поступать из многочисленных источников, как по газопроводам, так и в виде СПГ, и это пойдет на пользу европейскому рынку и покупателям.

«Северный поток-2» надо рассматривать в этом контексте. Это важный проект для обеспечения энергетической безопасности Европы, новый, альтернативный, более эффективный источник трубопроводного газа. Именно поэтому мы поддерживаем этот проект. Вы спрашивали о политических соображениях, но для нас это именно коммерческий проект. Мы считаем, что это хороший, целесообразный для Европы проект, имеющий смысл с инвестиционной точки зрения. Мы финансируем 10% проекта, по оценке эти 10% потребуют вложений около 950 миллионов евро. С точки зрения текущих расходов, я бы сказал, что проект развивается согласно графику, на сегодняшний день реализована примерно треть проекта.

Седерик, как вот вы считаете, сколько времени еще будет конкурентноспособен трубопроводный газ?

Сколько времени? На самом деле, я считаю, что трубопроводный газ является одним из самых конкурентоспособных источников газа для европейских покупателей. Конечно, это может в какой-то момент измениться, но сейчас это так. Думаю, он и останется конкурентособным в сочетании с другими источниками энергии. В интересах Европы иметь многочисленные и надежные источники энергии, и трубопроводный газ, скорее всего, будет составлять большую часть этих источников.

У «Шелл» особые планы на применение СПГ в качестве бункеровочного топлива. А как сейчас развивается этот сегмент? Как «Шелл» оценивает развитие флота, который будет использовать бункеровочное топливо?

Спасибо за вопрос, это та область, которая кажется мне очень многообещающей. Я думаю, что использование СПГ в качестве топлива для морского транспорта имеет огромный потенциал. Во-первых, в том, что касается оптимизации рынка по соотношению «цена-качество». Не менее важно и то, что это более экологически чистое топливо для большегрузного транспорта. Как для тяжелого наземного, так и для морского. Потенциал СПГ усиливается и за счет недавно принятых норм Международной морской организации, которые предполагают сокращение к 2020 году уровня выбросов серы для судового топлива до менее половины процента. СПГ в качестве судового топлива не содержит серы вообще, так что это отличный способ достичь цели, поставленной ММО перед мировой судоходной отраслью. «Шелл» активно поддерживает и развивает этот рынок вместе с судовладельцами и судостроителями по всему миру. Речь идет и о круизных судах, о контейнеровозах, и, конечно же, о нефтеналивных танкерах и судах для перевозки СПГ. Как «Шелл» развивает этот рынок? Самое важное направление – содействие в   строительстве инфраструктуры, необходимой для бункеровки и заправки таких кораблей по всему миру. Эту инфраструктуру мы создаем на разных континентах и в разных регионах, обеспечивая достаточное количество СПГ для бункеровки. Мы хотим, чтобы это была эффективная и устойчивая отрасль, снабжающая топливом все судоходство.

Седерик, что вы можете рассказать о вашем сотрудничестве с российской компанией «Совкомфлот»?

С «Совкомфлотом» у нас давние отношения, еще с 2004 года, когда компания выиграла тендер по поставке судов для «Сахалин Энерджи». Наше сотрудничество расширилось и на другие проекты, мы прошли вместе большой путь. Этот путь привел нас к танкерам класса «Афрамакс», мы решили посмотреть, как можно сделать их более экологически безвредными и превратить в транспорт будущего. «Совкомфлот» разработал танкеры, использующие СПГ в качестве топлива. Сейчас строятся уже шесть «Афрамаксов», которые будут заправляться СПГ.

«Шелл» обеспечил возможность бункеровки этих судов при помощи нового бункеровщика «Кардисса», который в 2017 году прибыл в порт Роттердама. С помощью этого бункеровщика мы сможем заправлять морские суда СПГ-топливом как в Роттердаме, так и в других европейских портах. Это первое. А второе, и мне очень приятно это говорить, буквально несколько недель назад мы зафрахтовали два из этих шести танкеров для своих собственных нужд. Мы тесно работаем с «Совкомфлотом», чтобы судоходство стало более экологически чистым, и чтобы превратить СПГ в основное топливо морского флота будущего.

Довольны ли в «Шелл» развитием совместного проекта с «Газпромнефтью» по химическому заводнению на салымских активах? Как в дальнейшем будет развиваться этот проект?

Химическое заводнение АСП – одно из направлений нашего сотрудничества. Этот метод уже использовался в мире, в частности, в США, Канаде и Китае. Он позволяет повысить нефтеотдачу на месторождении при помощи комбинации щелочных полимеров и поверхностно-активных веществ. Мы запустили пилотный проект в 2012 году, и сегодня он завершен. В ходе проекта было добыто около 3000 тонн нефти, и сейчас компания готовит анализ полученных данных, чтобы мы могли принять решение о возможном более масштабном применении такого заводнения. Однако уже сегодня могу сказать, что по нашему мнению, чтобы проект стал рентабельным в крупном масштабе, потребуются различные налоговые режимы и стимулы.

Седерик, давайте поговорим про топливный бизнес. Рынок у нас, мягко говоря, не очень рентабельный. Наши независимые производители утверждают, что их заправки находятся на грани закрытия. Наши крупные компании утверждают, что работают чуть ли не по себестоимости. А у вас сеть расширяется и расширяется. Как вы видите ситуацию?

Я начинал свою работу в «Шелл» в секторе розничной продажи топлива, так что я люблю говорить о возможностях в этой области. Мы считаем Россию очень важным рынком для нашего топливного бизнеса, и демонстрируем устойчивый рост. Около пяти лет назад у нас было примерно сто автозаправок, в 2015 году их было уже 150, а в прошлом году мы открыли нашу двухсотпятидесятую заправку. Этот быстрый рост продолжится и в будущем. Мы не только увеличили число автозаправок, но и расширили их географию. Изначально мы были сконцентрированы в Санкт-Петербурге и в Ленинградской области, но теперь мы присутствуем во многих регионах и планируем дальнейший рост.

Что же касается прибыльности этого бизнеса, думаю, справедливо признать, что сегодня маржа сужается. Однако при этом наш топливный бизнес прибылен. Не могу вдаваться в коммерческие подробности, но он прибылен. Мы бы не занимались им, если бы не считали его таковым и не видели бы в нем перспектив.

Чтобы розничный бизнес был прибыльным, важны, как мне кажется, две вещи. Первое — это клиентоориентированность, необходимо по-настоящему понимать нужды клиентов и предлагать им правильные решения. Второе — это высокие стандарты ведения бизнеса — управление автозаправками с правильной себестоимостью, правильной эффективностью, и т.д. Если и то, и другое в наличии, то уверен, в России можно построить очень прибыльный бизнес в сфере розничной торговли нефтепродуктами.

В прошлом году, вместе с делегацией «Газпромнефти», мы посетили ваш завод в Торжке. Могу вам сказать, что наши коллеги из профильных подразделений, которые оказались там, на высочайшем уровне оценили и то, как функционирует завод, и промышленную безопасность, и социальное отношение к людям. Браво! Здорово получилось. Как обстоят дела с рынком масла в России, куда вы продаете?

Спасибо, мы тоже гордимся нашим заводом в Торжке. Мы — единственная международная компания, у которой есть в России свой собственный завод смазочных материалов. Его строительство велось по мировым стандартам, это суперсовременный завод. И процессы на нем поддерживаются на уровне мировых стандартов, это касается и управления заводом, и отношения к людям, и безопасности производства и сотрудников.

Этот завод обеспечивает нам сильную позицию на рынке. Сегодня мы — крупнейший международный бренд на российском смазочных материалов. Но еще более важно, что завод в Торжке обеспечивает нам платформу для дальнейшего роста. Производственные мощности построены с расчетом не на сегодняшний день или следующий год, а на долгосрочное будущее. Мы видим множество благоприятных возможностей. У нас много планов по этому поводу, включая партнерство с многими из наших дистрибьюторов по всей стране, по увеличению нашего присутствия в различных сегментах рынка и среди различных групп покупателей.

Седерик, пару слов нашим зрителям на канале «Нефтянка». 

Спасибо за эту встречу. Надеюсь, что зрителям понравилось и им было интересно. Мы обсудили многие изменения в нефтегазовой отрасли, я думаю, сейчас открываются новые хорошие возможности как в нефтегазовой индустрии в общем, так и для так и в российской промышленности в частности. «Шелл» располагает всеми возможностями, чтобы принять активное участие в реализации этих возможностей, и мы надеемся на дальнейшее развитие сотрудничества с российскими партнерами. Думаю, что впереди у нас замечательное будущее.