Богатство Браззавиля

brazz01Вечер… серо-оранжевая пыль мелкими клубками взметается над засохшей коркой красной земли. Пас… другой… опасный момент… мяч в ворота… Гол! От заходящего солнца и пыль, и играющие в футбол мальчишки на мгновение становятся золотыми, но потом как-то быстро блекнут, постепенно сливаясь с сумраком тропической ночи, которая неспешно накрывает хаотичный Браззавиль. Народу на улицах прибывает. В такт конголезским румбам дрожат огоньки керосиновых ламп и свечей в лавках и на столах. Густой влажный воздух наполняется терпким ароматом тлеющих углей и копченой на решетке рыбы и курицы. У прилавков с овощами женщины, поправляя грязные передники поверх ярких платьев, громко смеются и болтают друг с другом; под покосившимся жестяным навесом выпивают мужики. Покинув Браззавиль, солнце медленно погружается в серые океанские воды, оттеняя на горизонте продолговатый силуэт буровой платформы. Именно здесь, в 80 км от берега, в толще вод Атлантического океана, на глубине от 540 до 660 м находится главное богатство и источник дохода страны – нефть.

brazz02

Конго Браззавиль занимает одно из основных мест среди нефтедобывающих стран Африки. Добыча нефти составляет 80% доходов и 90% экспорта страны. Имея даже крайне размытые стереотипные представления о том, какие доходы может приносить нефтедобыча, кажется, что Республика Конго должна быть достаточно состоятельной, благополучной страной с развитой инфраструктурой, как соседствующий с ней по региону Габон. Однако, входя в пятерку нефтедобывающих стран Африки наряду с Нигерией и Анголой, Конго остается одной из самых бедных стран Африки, находясь на 142 месте из 187 согласно индексу человеческого развития ООН.

Мелкие коробкообразные домики лепятся один к другому, перекрываясь ржавыми жестяными крышами, тонкий слой уродливо разорванного полиэтилена, узловатых кусков тряпья и мозаичных черепков выцветшей пластмассы покрывает улицы в Нкомбо и других окраинах Браззавиля. «Иногда нам приходится жить без воды целую неделю. Вода появляется очень редко, как правила в промежутке между полуночью и тремя часами утра», – жалуются жители района Микалу-а-Талангай. До ближайшего источника воды в пределах района/округа людям приходится преодолевать длительные расстояния с канистрами на мотоциклах и повозках, если повезет, или же пешком, если транспорта в семье или рядом не оказывается. Походы за водой сильно сказываются на бюджете простых конголезцев. «Я трачу 1000 – 1500 франков (2−3$ США) каждый день только на воду. Добавьте к этому то, что мы тратим на еду, и тогда Вы сможете понять, в каких условиях мы вынуждены жить» – говорит учитель Роберт Нгуйе, проживающий в Микалу. 70% населения Конго живет меньше чем на один доллар в день. Жестяная или пластиковая миска плотной застревающей поперек горла и ложащейся комом в желудке белесой каши фуфу/угали с жидким острым соусом или вареный рис с бобами. Один, хорошо если два раза в день. Когда лучше, когда хуже. А в остальное время пыль, вечное + 27/30 по Цельсию и тяжелый влажный воздух, покрывающий иссиня-черные человеческие фигурки филигранным бисером пота.

«Мы не понимаем…. Всюду разговоры о том, что в Конго много нефти, которая стоит биллионы, и проекты по разработке месторождений, но мы никогда не видели их и ничего не знаем!!!» – усмехаются конголезцы на одном из рынков в ответ на вопрос про нефтяные ресурсы их страны.

Президент республики Конго полковник Денис Сассу-Нгессо находится у власти более 29 лет (с перерывами на реванши и с переменным успехом). За это время полковник Сассу — Нгессо прошел огонь и воду, медные и не очень, в условиях тропического Конго, трубы: пригласил французов и американцев для разработки нефти и других полезных ископаемых, попросил денег у МВФ, даже успел съездить в Москву и подписать соглашение о дружбе с СССР. Заодно и детей пристроил: старший сын полковника, Денис-Кристел Сассу-Нгессо, возглавил Национальную Нефтяную Компанию Республики Конго SNPC.

Обнародовать информацию по нефтедобыче не стали, но нашлись охотники до журналистских расследований. В 2007 году британская организация Global Witnesses опубликовала информацию по кредитным картам и счетам сына полковника Сассу-Нгессо, из чего стало ясно, что Денис-Кристель большой ценитель прекрасного: от души уважает Кавалли и Луис Вуитон. Видимо, артистическое мировоззрение передалось по наследству, так как и сам полковник Сассу-Нгессо не прочь снять 44 четыре комнаты в нью-йоркском отеле и угоститься шампанским на 250000 долларов.

Расследованию посодействовал хеджинговый фонд Elliot Associates, который в свое время купил внешний долг Конго в размере 32,6 миллионов долларов, а потом захотел выяснить, что мешает стране, в которой полным ходом идет добыча нефти, его выплачивать. Семейство Сассу-Нгессо, конечно, расстроилось и подало на Global Witnesses в лондонский суд за обнародование документов и информации, однако судья Британского Верховного Суда отклонил прошение на запрет обнародования данных с кредитных карт и счетов. Впрочем, все это не помешало президенту Конго обратиться к Всемирному Банку и в очередной раз попросить денег, и даже получить.

Да и нефти, видимо, тоже на ближайшее время хватит: в 2012 году Chevron, Total, Sonangol и SNPC сотрудничают по вопросу разработки нефтяного месторождения Льянзи в пограничных водах Конго и Анголы, в этом же году итальянская Eni начала заниматься изучением технической целесообразности разработки нефтеносных песков на юге Конго в Мбунди, на шельфе в Атлантическом океане Total c Chevron и SNPC продолжает разрабатывать самое большое принадлеждащее Конго глубоководное месторождение Мохо – Билондо.

Практически весь объем добываемой в Конго нефти экспортируется за рубеж. По информации Global Trade Atlas и APEX Tanker Data (Lloyd’s Maritime Intelligence Unit), в 2011 году объем экспорта нефти из Республики Конго составил 290 000 баррелей в день. Основными потребителями конголезской нефти являются КНР и США: в эти страны уходит 60% от общего объема экспорта. 23% экспорта конголезской нефти приходится на страны Европы, 11% — на Азию и Океанию и 6% — на Канаду.

Вместе с нефтью из страны уходит получаемый от ее продажи доход. «Мы хотим, чтобы президент наконец обратил внимание на наши проблемы. Наше поколение не имеет своего места, потому как работы нет вообще! Никакой!» – возмущаются конголезцы. Работы нет, как нет и воды в старых прогнивших водопроводах и постоянного энергоснабжения. Что уж говорить о качестве образования и здравоохранения. Кажется, Конго существовало, существует и будет существовать так. Без света, в клубах ватно-влажного воздуха ночью и облаках едкой оранжевой пыли днем. Среди укрытых плотным слоем мусора улиц, в запахе тлеющих углей и жареной на решетке рыбы, даже не подозревая о том, сколько на самом деле стоит лежащее в серых водах Атлантического океана главное богатство страны – нефть.

Автор: Майя Лобова