Битва престолов и погоня за счастьем. Экваториальная Гвинея. Часть 2

971783_609102902446151_855706677_n

Продолжение, начало — здесь.

Как это часто бывает в разрезе африканских разборок за нефть, одни, дорываясь до ресурсов, получают неограниченные возможности, другие продолжают находиться от нефти и сопутствующих благ также далеко, как от вершины горы Фернандо По. Это в любом случае неизбежно, особенно в условиях Африки. Так или иначе, за время правления Теодоро Обьянга изменения все-таки произошли.  Дороги в Экваториальной Гвинее по качеству теперь могут сравниться с европейскими: если, например, проехаться по острову Биоко в машине, прислонившись головой к стеклу, то голова ни разу не дрогнет — благодаря  идеально гладкому дорожному покрытию.

Изменился облик города Малабо: там, где раньше был тропический лес, выросли высотные дома, футуристические здания из стекла и бетона, и классические дворцы, от которых по европейским автострадам можно попасть в Малабо-2, похожий на большой бизнес квартал. На холмах вокруг Малабо начали появляться районы из роскошных особняков. На обочинах дорог нередко можно увидеть брошенные разбитые машины: хозяевам легче купить новую машину, чем ремонтировать старую. В островной столице и в крупнейшем материковом экватогвинейском городе Бата можно найти полный ассортимент продуктов из Европы, Западной Африки и Китая: от французской фуа-гра до испанских яблок, камерунской или нигерийской говядины, китайской парфюмерии врозлив. Цены при этом такие же, как в магазинах Москвы или Киева. На два доллара в магазине или уличной лавке можно купить бутылку лимонада, дешевое пиво, упаковку макарон или же банку рыбных консервов. Большой ананас на овощном рынке в городе Бата обойдется в шесть долларов. При этом импортные яблоки обойдутся дешевле местных экватогвинейских апельсинов. Народу в местных магазинах и на рынках много. Торговля идет. Жизнь кипит.

970892_609923249030783_283726661_nВид на центр города.

1098006_609102869112821_1760786505_nУлица Малабо.

Западные СМИ и правозащитные организации нередко упрекают правительство Обьянга в нарушении прав человека, а также в том, что при отстроенной столице и особняках, 80% населения живет на 2 доллара в день. В репортажах из Экваториальной Гвинеи можно нередко увидеть гвинейские трущобы:  ржавые сгустки жестяных коробок, в которых живут те самые обделенные граждане страны. В этих районах по-африкански хаотично шумит рынок, идет торговля с рук, еда готовится прямо на улице, на огне, с мухами и дымом. В рамках этих репортажей люди, как правило, боятся давать интервью – опасаются правительства, тюремного заключения и физической расправы. При этом «за кадром» говорят о том, что в домах нет водопроводов и за водой приходится ходить далеко в другой район, а дороги, ведущие к домам, после дождей превращаются в грязевое месиво.

1098268_609102745779500_837845997_nДома в Малабо.

1003872_609103005779474_1828578901_nГуманитарная помощь.

При населении чуть более 736 000 человек, остается непонятным, где работает большинство  рядовых экватогвинейцев. Многие претендуют на работы в офисах, отвергая при этом неквалифицированную работу. Но даже при такой маленькой численности населения управленческих работ все равно на всех не хватит.  К тому же большинство руководящих должностей в правительстве и финансовых структурах занимают родственники действующего президента Теодоро Объянга.

«Президент Объянг ставит своих родственников на лучшие должности», — жалуется молодой человек в супермаркете, — «А как быть тем, у кого нет богатых родителей? Что мы должны делать?» В ответ само собой напрашивается «Начать работать», так как к 2020 году запасы нефти закончатся, и придется думать, как выживать дальше. Однако пока об этом никто не думает — одни тихо ругают Объянга, грустя о том, что не родились с ним в одной деревне, другие гордо носят традиционные яркие платья и рубашки с его изображением. Редкие заезжие западные журналисты пишут о нарушениях прав человека, беспросветной бедности и безысходности в стране. А президент Обьянг уже третий раз подряд выигрывает выборы с перевесом в 97% голосов. Нефть добывается. Счета пополняются. Жизнь продолжается.

Услышав о нефтяном богатстве Экваториальной Гвинеи, сюда в поисках удачи устремились жители из соседних стран: Нигерии, Камеруна, Бенина и Мали. Чтобы попасть в Экваториальную Гвинею с материка, многим приходится платить взятку от двух до двух с половиной тысяч долларов — за визу, которая не всегда при этом оказывается настоящей.

Помимо этого ещё пятьсот или тысячу долларов потребуется, что купить место в лодке (женщины платят больше, так как могут закричать при шторме или облаве, тем самым выдав всех), которая при вместимости 50 человек, как правило, перевозит от 100 до 150 пассажиров. Мигрантов перевозят на остров Биоко под покровом ночи, стараясь обойти гвинейские патрули, которые имеют право начать стрелять по лодкам без предупреждения. Далеко не все, кто хочет попасть в Экваториальную Гвинею на заработки, остаются в живых. Бывают случаи, когда в пристающей к берегу лодке нет ни одного живого пассажира. После длительного путешествия по водам гвинейского залива, нужно еще полтора дня, чтобы добраться до города пешком.

1146609_609103125779462_276184393_nВид на Малабо.

Те, кому посчастливилось попасть на остров Биоко живыми, берутся за любую тяжелую низкооплачиваемую работу, которая не пришлась по вкусу экватогвинейцам. Например, приезжий камерунец согласится работать охранником за 100 долларов в месяц и будет счастлив, в то время как экватогвинейцу на этой же должности придется заплатить 300 долларов, и работать он будет так, как будто делает одолжение. При больших усилиях и удаче можно получить больше: работая охранником в двух местах по 18 часов в день, 6 дней в неделю, мигрант может получать до 450$ в месяц. Если  посчастливится сделать поддельный вид на жительство, появится шанс претендовать на более высокооплачиваемую работу. Накопить в результате такого труда удается немного, но явно больше, чем на доступных работах в Нигерии, Камеруне или Мали. Некоторое количество скопленных денег откладывается на случай полицейских облав в трущобах и чтобы откупиться от полиции при проверке документов.

Свободное время иммигранты проводят за пивом и футболом по телевизору, в барах, где нередко можно натолкнуться на информантов из Морокко и Израиля, которых правительство Экваториальной Гвинеи нанимает для контроля за ситуацией внутри страны.  Несмотря на тяжелые физические и моральные условия существования, люди из соседних стран все равно продолжают стремиться в Экваториальную Гвинею. «Мы все здесь из-за работы,» — говорит Джибриль, выходец из западноафриканской республики Того, работающий в Экваториальной Гвинее, — «здесь жить лучше, но цены другие. В четыре раза выше, чем в Того».

968893_609102829112825_50853041_nКонтраст жизни Экваториальной Гвинеи.

Многое в Африке, как и в других частях света, познается в сравнении: стоимость денег и ценность человеческой жизни, сила собственных и чужих государственных интересов, понимание богатства и бедности, войны и мира, твердости и жестокости. Очень часто эти понятия меняются местами или балансируют на грани сюрреалистического абсурда, превращаясь из шокирующих фактов в привычную повседневность.