«Афганистан — главная проблема для ТАПИ»

Президент Афганистана Моххамад Ашраф Гани встретился с главой Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедовым в ходе официального визита в Ашхабад. Как отмечают СМИ, визит прошел на фоне нестабильных отношений на границе Афганистана и Туркменистана.

Главы государств провели встречу «один на один». Главной темой переговоров стало строительство газопровода ТАПИ (Туркменистан — Афганистан — Пакистан — Индия).

Обсуждение строительства газопровода началось еще в 2005 году. Однако только в 2014-м газовые компании стран-участниц проекта (Туркменистан, Афганистан, Пакистан и Индия) создали консорциум TAPI Pipeline Company Limited.

Строительство туркменского участка газопровода ТАПИ протяженностью 214 километров началось в декабре 2015 года. 25 мая 2017 года под патронажем туркменбаши был проведен Международный газовый конгресс, на котором собрались инвесторы газопровода. Отмечалось, что прокладка 214-километрового туркменского участка газовой магистрали ведется согласно графику; полностью завершить все работы планируется в конце 2018 года. В течение 2017 года планируется выполнить комплекс изыскательных работ и сейсмических исследований для определения оптимального маршрута ТАПИ.

Планируется, что общая протяженность газопровода составит 1814 километров. Трубопровод пройдет через афганские города Герат и Кандагар, пакистанские Кветта и Мултан и достигнет населенного пункта Фазилка на пакистано-индийской границе. Реализация проекта ТАПИ позволит Туркменистану диверсифицировать свой газовый экспорт, а Афганистану, Пакистану и Индии покрыть растущую потребность в топливных ресурсах.

Как напоминает «Нефтянке» управляющий партнер Rusenergy Михаил Крутихин, проект не новый и уже хорошо известный участникам рынка. По его мнению, ТАПИ имеет достаточно хорошие перспективы, однако афганский маршрут может стать серьезным препятствием для его реализации. «При существующей политической обстановке строить трубопровод через Афганистан нельзя. Слишком велики риски умышленных обрывов трубы, учитывая, что страна продолжает оставаться ареной для вооруженных столкновений различных враждующих группировок. Но если в Афганистане появится правительство, которое сможет обеспечить безопасность трубопровода, то вполне вероятно, что проект будет успешно реализован», — говорит эксперт.

Заместитель генерального директора Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач, отвечая на вопрос корреспондента «Нефтянки», так же отметил, что хотя в последние годы стороны достигли прогресса с точки зрения формирования юридической и коммерческой базы проекта, его реализация все же сталкивается с серьезными проблемами в сфере безопасности. «В Афганистане и некоторых районах Пакистана строить такой проект крайне рискованно для всех его участников. Установление долгосрочного мира является здесь важнейшим условием для дальнейшего его продвижения, что само по себе в этом регионе является очень сложной задачей», — сказал Гривач.

«Сегодня ведется строительство туркменской части трубы и выбран подрядчик для афганской», — объясняет «Нефтянке» директор по исследованиям Vygon Consulting Мария Белова. «Уже определены объемы поставок туркменского газа: 6 млрд кубометров газа в год в Афганистан и по 16 млрд кубометров в Пакистан и Индию. Однако планируемое к подписанию еще в 2011 году соглашение о купле-продаже природного газа из Туркмении не подписано до сих пор», — говорит аналитик. «Строительство такого масштабного газопровода без долгосрочных перспектив на поставку газа нетипично для мировой практики, поскольку несет в себе колоссальные сбытовые риски для поставщика (в данном случае Туркменистана)», — заключает Белова.

Что касается возможной конкуренции с российским газом, то газопровод ТАПИ вряд ли представляет серьезную угрозу газовым интересам РФ, уверены эксперты. Во-первых, Индия и Пакистан — новый для нашей страны рынок, на который Россия пока не собирается выходить. Во-вторых, как отмечает Мария Белова, с учетом перспективной потребности в газе, места на индийском рынке хватит всем. «Согласно прогнозу Международного энергетического агентства, страна будет демонстрировать самые высокие в мире темпы роста спроса на энергоносители. Прогнозные объемы импорта природного газа в реалистичном сценарии в 2020 г. составят порядка 60 млрд кубометров, а в 2030 году — 90 млрд кубометров газа», — говорит Белова. «Однако поскольку на сегодня все импортные потребности страны в газе удовлетворяются за счет СПГ, а почти все трубопроводные проекты находятся на стадии переговоров, в более  выигрышной ситуации окажется тот газопровод, который придет в Индию первым», — добавляет эксперт.

«Напрямую мы конкурируем только с проектом газа из Ирана, о реализации которого ведет переговоры «Газпром». Более того, оба проекта могут быть востребованы индийским рынком, который в значительной степени не развивается из-за отсутствия надежных и конкурентоспособных вариантов импорта трубопроводного газа. А интенсивно развивать потребление на основе закупки сжиженного газа Индия не может — слишком дорого», — заключает Алексей Гривач.

Кристина Кузнецова