Здравый смысл – против мрачных прогнозов

Позитивный анонс пришел 15 ноября из Анкары. «Президенты Реджеп Тайип Эрдоган и Владимир Путин 19 ноября с.г. в Стамбуле примут участие в церемонии окончания прокладки морского участка газопровода «Турецкий поток», — сказано в распространенном канцелярией главы республики пресс-релизе. — Первая нитка будет обеспечивать газом нашу страну, а вторая — европейские государства… Приобретение странами Европы, в первую очередь на Балканах, газа, идущего по второй нитке.., обеспечит им энергобезопасность», — отмечается в том же коммюнике. На фоне доброго прорыва на Черном море еще рельефнее обозначились контуры успешных или пока еще планируемых энерготранспортных проектов на Дальнем Востоке, о чем упоминалось на обоих сингапурских саммитах с участием президента РФ. Но, увы, по-иному выделялись в эти же осенние дни два других региона, где ход отраслевых событий гораздо более проблематичен. Это – Персидский залив и Балтика.

Пусть в Вашингтоне задумаются

Власти Саудовской Аравии заказали исследование, в котором рассмотрен сценарий… распада ОПЕК. Новостью это не назовешь — СМИ сообщили о начале аналитических разработок по эр-риядскому «подряду» полторы недели назад. Но сам по себе дух сенсации не выветрен. Да и то сказать: как может «королевство пустынь» рассматривать разрушение 58-летнего альянса нефтеэкспортеров, с помощью которого крупнейшая монархия планеты как раз и контролирует добрую половину углеводородного мира?!

В действительности сколь-либо близящийся распад ОПЕК, конечно, пока трудно себе представить. Но резонно мыслящую часть вашингтонской элиты эта перспектива, что бы ни говорили в радикально настроенной команде Дональда Трампа, может испугать вполне. Испугать своим пусть даже чисто теоретическим допуском всемирного хаоса на топливном рынке. Хаосом, в зигзагообразном русле которого ничто и никем не управлялось бы вообще! Исходный посыл саудитов совершенно ясен: хотите воочию представить себе мало-мальски цивилизованную торговлю таким специфично-долгоиграющим товаром, как «черное золото», но без ОПЕК? Извольте! Вы еще наплачетесь.

…Если излагать встречную хронику событий поверхностно, — трамписты размашисто отрицают этот вызов: дескать, в Соединенных Штатах такой прогноз никого не испугает. Там ведь как раз и добиваются роспуска венской штаб-квартиры. Тем более что тяга к этому давно уже отразилась в «Новой энергетической стратегии» воинственного республиканца, обнародованной пресс-службой Белого дома еще в январе 2017-го. Это, мол, только такой беспринципный торговец национальными топливно-сырьевыми интересами, как предыдущий президент США Барак Обама, заигрывал с ОПЕК. Он же поощрял субсидии от ее звеньев штабу избирательной кампании Хиллари Клинтон, да и дирижировал преступным замирением даже с таким злокозненным членом экспортного картеля, как упрямый Исламский Иран.

Между тем, пишет нью-йоркская The Wall Street Journal со ссылкой на «мозговой трест», взявшийся за вышеназванный заказной сценарий, — анализ гипотетического распада ОПЕК характерным образом созвучен важному законодательному процессу под сводами вашингтонского Капитолия. Это — подготовка в США антикартельного законопроекта, известного как NOPEC (No Oil Exporting Cartels Act). Цель данного билля с экстерриториальным охватом — наделить суды Америки правом рассматривать антимонопольные иски в адрес стран ОПЕК и других государств, участвующих в «групповых сговорах» на нефтяном рынке. С другой стороны, глава эр-риядского конъюнктурного института, где уже «рисуется картина» роспуска картеля, настаивает: заокеанский законопроект не имеет к зреющему саудовскому прогнозу никакого отношения. Признаки взаимосвязи решительно отвергает глава Исследовательского центра нефти имени короля Абдаллы — Адам Семински. Отрицает — и правильно делает. Настоящая энергополитика органично подразумевает энергетическую дипломатию со всеми ее нормами деликатности и завуалированности. В то же время, как сообщил для The Wall Street Journal источник в Эр-Рияде, «NOPEC никак нельзя игнорировать».

Вот именно! Да и американцам тоже не следовало бы игнорировать кое-что очень важное. Пытаясь ускорить под антикартельным предлогом распад ОПЕК, они рискуют своими же руками подтолкнуть события в ненужном им направлении. Это — создание упрощенного нефтеэкспортного механизма в сегодняшнем мире. И ведь он, этот механизм (точнее говоря, дуэт или тандем Эр-Рияда и Москвы) сможет управлять топливной конъюнктурой не хуже рожденного в 1960-м альянса, в котором состоят 14 нефтегазоносных стран.

Предпочитаете экспортный тандем вместо ОПЕК? Пожалеете!

Говоря попросту, Белый дом хочет лишить Саудовскую Аравию главного инструмента ее отраслевого верховенства — ОПЕК. Но, действуя таким образом, сверхдержава толкает своего давнего и незаменимого союзника на Ближнем Востоке в объятия единственного, кроме Соединенных Штатов, нефтяного гиганта — России, ибо ничего иного саудитам не остается.

Даже вдвоем, ни в ком не нуждаясь, эти титаны нефтедобычи в Евразии, что уже доказано, смогут заказывать музыку и в мировой углеводородной энергетике. Как намекает трибуна деловых кругов Манхэттена со ссылкой на тот же саудовский источник, — «королевство пустынь» и Россия «могут и вдвоем оказывать достаточное влияние на рынок… Последние два года партнерства показали, что их сотрудничество позволяет управлять ценами… После 2018 года эти страны планируют заключить бессрочное соглашение, в рамках которого они смогут как повышать, так и сокращать добычу».

В общем, заносчивый Вашингтон может опять оказаться в «минусе». Это почти то же самое, что происходит и в главном геостратегическом сюжете наших дней — российско-китайском. С учетом географического, военного, сырьевого и иных факторов, Белому дому позарез необходимо превращение Кремля в противовес Поднебесной. Но вот незадача: в РФ давно нет таких творцов заказной внешней политики, как Борис Ельцин и Андрей Козырев. И ныне, находясь в здравом уме и трезвом рассудке, никто в Москве не станет подхватывать их нетленное наследие в ущерб себе. Вот и выходит, что Китай и Россия, да еще подвергнутые санкциям, крепче сплачиваются между собой.

Хотите, сплетая у себя в США козни вокруг ОПЕК, повторить то же самое на топливно-сырьевом микроуровне между Москвой и Эр-Риядом? Извольте!

Вместе с тем, демонизировать один лишь энергетический трампизм не стоит. Не надо и утверждать, что, если когда-нибудь ОПЕК и впрямь рухнет, то произойдет это только из-за американских происков. Нет, существуют в картеле и внутренние центробежные пружины, так что руководить столь пестрой организацией Эр-Рияду становится сложнее. Например, саудитам противостоит Иран. Завидует со своими ограниченным отраслевым весом Ирак. Не соблюдает квотного режима расколотая надвое Ливия. Не следует опековским нормам Нигерия, охваченная племенными неурядицами, острым коррупционно-экологическим кризисом и вспышками террористической активности силами запрещенной в РФ группировки «Боко Харам». Каракас если и соблюдает часть решений ОПЕК, то исключительно в сторону спада добычи; но не потому, что Венесуэла регулирует свой апстрим, а потому, что он рушится. Да и рядом с Россией (если взять ту десятку государств, которая, не входя в ОПЕК, участвует в расширенном составе ОПЕК+) — немало стран в Каспийском регионе уклоняются от согласованного квотного курса.

Словом, если кто-то спросит: вечен ли – в своем нынешнем формате — сам картель или примкнувшие к нему страны ОПЕК+, — автор статьи воздержался бы от уверенного ответа. Но это – в отдаленной перспективе, а ближайшее время оракулам распада нефтеэкспортного картеля явно не принадлежит.

Итак, «королевство пустынь» — отнюдь не в пролете

Вашингтон не оценил примирительный, благоразумно взятый во втором полугодии 2018-го курс расширенного рыночного альянса ОПЕК+. Как известно, это — четкая линия на разворот от полуторагодовых сокращений нефтедобычи к ее увеличению на 1 млн баррелей в сутки на исходе текущего года. А ведь данное решение было в июне принято, в том числе, в насущных интересах Соединенных Штатов и по их настоятельным просьбам.

Что ж, в Белом доме вообще не известны такие вещи, как благодарность и международная признательность. А коли так, то ради чего стараться — на фоне заокеанского углеводородного апломба — нефтегазоносным странам «третьего мира»?! Особенно, если сама логика рынка подталкивает их в противоположном направлении. Именно в этой связи Саудовская Аравия, о которой уже шла речь в предыдущей главе, возглавила на недавнем совещании ОПЕК в Абу-Даби совершенно осознанное и, более того, выстраданное движение к возврату прежних ограничительных квот.

Да, крупнейшая в мире нефтеносная монархия, не дожидаясь Нового Года, намерена сократить уже в декабре среднесуточный объем производства на 500 тыс. баррелей. А что прикажете делать? Дожидаться, пока цена «черного золота» вновь, как и в русле «черной полосы» 2014–2016-го годов, станет копеечной? Между тем это вовсе не голословное нагнетание страхов. Только на прошлой неделе добыча нефти в США выросла на 400 тыс. баррелей в день, установив (одновременно и на параллельном уровне с Россией) новый исторический рекорд в 11,6 млн баррелей. Ну и что всем нам после этого — залиться жидкими углеводородами, что ли?

Белому дому, видите ли, мало витка сланцевой революции как таковой. Смягчив для восьми стран условия иранского нефтеэкспортного эмбарго, Соединенные Штаты разрешили группе своих торговых партнеров, а подчас и союзников по НАТО(!), открыто покупать до 1 млн «персидских» баррелей в день. Но это — не единственный источник нефтяного половодья. Укрепляя американскую валюту, Федеральный Резерв добивается — через рост своего дензнака — снижения цен на биржевые товары, котировки которых даны в долларах, включая нефть. В этих условиях, как верно отмечает на ленте РИА Новости аналитик Максим Рубченко, «можно не сомневаться, что члены ОПЕК+ в очередной раз проигнорируют угрозы Трампа… Решение о сокращении добычи картель должен принять на встрече в декабре».

Россия же, как и обычно, проявляет солидность и взвешенность суждений, не желая опережать события явочным порядком. Но, по оценке профильного министра Александра Новака, фактически Москва – так или иначе — уже сокращает производство. Достигнув недавно названного пика, сейчас добыча оказалась примерно на 20 тыс. баррелей в сутки ниже октябрьского уровня.

IPO пока не будет, но…

Западные инвесторы надеялись на то, что еще в октябре, на фоне начавшихся колебаний цен на нефть, Saudi Aramco проявит, видимо, нервную заинтересованность в притоке капиталов. И потому давно уже намеченное биржевое IPO арабского энергогиганта будет проведено как можно скорее.

А когда, как назло, грянул международный скандал вокруг исчезновения оппозиционно настроенного журналиста The Washington Post — саудита Джамаля Хашогги в консульстве «королевства пустынь» на Босфоре, — соперники Эр-Рияда и вовсе уверовали: теперь, мол, желанная 5-процентная доля в Aramco разойдется быстро и недорого. Залогом тому виделось слабое присутствие западных делегатов на деловом форуме, созванном в Эр-Рияде наследником престола — кронпринцем Мохаммедом ибн Салманом. Кое-кто в банковских верхах по обе стороны Атлантики уже предвкушал: растерянные саудиты запросто отдадут, мол, пакет ценных бумаг в ходе первичного размещения акций, не особенно заботясь о «выдавливании» наилучшей цены, то есть «без пыли и без шума». А иначе откуда им взять свободные средства на планируемую покупку приватизируемых 70% в государственном гиганте большой химии — SABIC? Но «королевство пустынь» проявило хладнокровие и достоинство, решив вообще не проводить IPO ни в нынешнем, ни даже в 2019 году. Низкие планки аукционных расценок Эр-Рияду не нужны.

В интервью корреспонденту канала «Россия-24» Александре Суворовой главный исполнительный директор Saudi Aramco Амин Нассер подтвердил глубоко продуманное решение руководства страны на сей счет: «Как вы уже слышали от наследного принца и министра энергетики, намерение провести IPO сохраняется, но все зависит от условий рынка. Был озвучен примерный временной промежуток, когда это может произойти: конец 2020-го — начало 2021-го годов. Наша компания готова к этому. Для облегчения процесса IPO было уже многое сделано: Saudi Aramco стала акционерным обществом, начал работать новый совет директоров, была изменена бюджетная система компании, принято множество реформ…».

Итак, вопреки давлению «цивилизованного сообщества» на Эр-Рияд, позиции «королевства пустынь» на нефтяном рынке крепнут, да и в мировой политике — как минимум не ослабевают. И, между прочим, причиной этого на минувшей неделе стали не какие-то «феодально-средневековые происки» в дворцовых коридорах самой Саудовской Аравии, как раздраженно шепчут ревнители демократической современности на Атлантике. Сенсационные удары и по энергетическому трампизму, и по европейским нападкам на ведущую монархию залива, нанесли два прогноза, пришедшие, казалось бы, из неожиданного для Запада источника. На сообщество ТЭК обрушились водопады цифр, коренящихся не в «злокозненно-путинской Москве», не в «конфуциански-хитром Пекине» и не в «таинственном Эр-Рияде». Вечно недовольный Белый дом, нагнетающий ощущение дефицита и сверхвысоких цен, опрокинут нынче свежей статистистической аналитикой из… Парижа!

Нет, вы только не подумайте, что речь идет о спорах между Эммануэлем Макроном и Дональдом Трампом о создании полноценной «европейской армии», ненужной Вашингтону с его неизменно-натовским догматизмом. Речь идет о парижском офисе Международного энергетического агентства. Это ведь из его прогноза на 2019 год явственно следует: США, действуя в своекорыстно-конъюнктурных, причем краткосрочно-узких интересах, сознательно вводит мир в заблуждение относительно якобы надвигающейся нехватки нефти. Нефть будет в избытке! — возражает многоопытное МЭА.

Но и это еще не все. То же МЭА (хотя, казалось бы, его предназначение – противопоставлять что-либо весомое оптимистичным прогнозам ОПЕК о долгосрочном и притом гарантированном росте мирового спроса на «черное золото» к середине века) вынуждено на сей раз заявить нечто созвучное пророчествам картеля. Вторя ему, элитный клуб парижских суперэкспертов предрекает: мировой спрос на нефть к 2040-му вырастет более чем на 10%! В абсолютных цифрах он взлетит еще на 11,5 млн баррелей в сутки, составляя ежедневно 106,3 млн баррелей. Словом, хотя и не кликушествуя, в отличие от консервативных защитников традиционного ТЭК, об «интеллектуальном отпоре двулично-прозападной проповеди скорейшего слезания с нефтяной иглы», мы все же можем призвать адептов этого модного «вероучения» хотя бы к научной ответственности. То есть более самокритичному, совестливому подходу к собственным исследованиям и выкладкам, квинтэссенция которых — мнимое падение интереса к жидким углеводородам вообще.

Тени отца Гамлета не видно, но тень Дика Чейни все же витает

В мае 2006-го, выступая на саммите восточноевропейских лидеров в Вильнюсе, бывший гендиректор нефтесервисного гиганта Halliburton Ричард (Дик) Чейни, ставший к тому времени вице-президентом США, по-ораторски отличился. Он гневно обвинил Россию в «манипулировании и запугивании региона трубопроводным оружием».

Тогда, задолго до «пост-крымских» санкций, эти ярлыки были в новинку; и своей атакой Чейни чуть не сорвал проведение июльского саммита G8 на Неве и принятие Энергетической декларации Санкт-Петербурга, в основном подготовленной принимавшей гостей стороной. И вот сегодня, двенадцать лет спустя, деструктивная тень пенсионера Дика Чейни зловеще поднялась во весь рост на отраслевом горизонте все той же Восточной и Центральной Европы. Знамя обвинений в адрес Москвы, якобы вновь превратившей энергоносители в оружие, высоко поднял — кто бы вы думали? — лучший друг техасских нефтяников и экс-губернатор легендарного «штата одинокой звезды», а ныне — министр энергетики США Рик Перри.

Колеся по региону от Киева до Варшавы, глава заокеанского отраслевого ведомства заехал в Будапешт, где с ходу заявил: «Мы должны запретить Кремлю использовать энергию в качестве оружия!». Оружия, как передает Reuters, цитируя высокопоставленного американского эмиссара, не простого, а «коэрцитивного». Что это такое, — не знает почти никто. Неизвестно и то, готов ли Вашингтон великодушно достроить, вместо «Росатома», венгерскую АЭС «Пакш», дав заодно на это льготно-миллиардные кредиты. Зато хорошо знакома та самая что ни на есть простая двустволка, из которой, как писали заокеанские СМИ, Чейни случайно подстрелил и тяжело ранил своего друга, охотясь на Миссисипи. И мы от всего сердца желаем Перри: лучше вдоволь пугать на Дунае оружием «коэрцитивным», чем браться за огнестрельное.

Тем не менее, факт остается фактом. В наличии «нефтегазовых способов ведения войны» почему-то обвиняют Москву те, кто сам же угрожает ей всяческими карами вплоть до вооруженных! Сами судите: разве Минэнерго РФ обещает «продемонстрировать силу» от Балтики до Черного моря в противоборстве из-за энергетических проектов? Ничего подобного! Сей воинственный посыл то и дело звучал на газовой конференции в Берлине, где американцы прозрачно намекали на то, что еще, мол, далеко не все средства использованы Соединенными Штатами для срыва такого коммерческого проекта, как «Северный поток-2». Какие же, интересно, средства имеются в виду: отстранить федерального канцлера Ангелу Меркель, заблокировать авианосцами Финский залив и подступы к Калининграду?

Подхватив вашингтонские угрозы, сателлиты США несказанно осмелели. Даже европейские инстанции, не ссорящиеся понапрасну с Белым домом, вынуждены потребовать хотя бы от Киева: перестаньте же оскорблять экс-канцлера ФРГ Герхарда Шредера, вся вина которого состоит в выполнении его полномочий в структурах «Газпрома» и «Роснефти». Да и в целом врагам балтийской энерготрассы все реже удается привязывать те или иные вехи в продвижении проекта к проклятиям с Днепра, где миллионы ни в чем не повинных украинцев мерзнут из-за срыва отопительного сезона. Судебные споры «Газпрома» и «Нафтогаза» не отразятся на финансировании и сроках реализации «Северного потока-2», с уверенностью сказал на состоявшемся в Абу-Даби брифинге гендиректор одной из партнерских компаний Запада, участвующих в мега-проекте, — глава германской Wintershall Марио Мерен.

Замах — наполеоновский

Ну а сами американцы тем временем без устали бьют по газопроводу изо всех калибров. «Мы хотим укрепить энергетическую ситуацию в Европе, чтобы ни одна страна или корпорация не смогла неправильно повлиять на Старый Свет», — говорит Вудворд Кларк Прайс, советник посольства США.

Убеждая европейцев в снижении цен на СПГ, Том Эрл из Venture Global доказывает: в самих Соединенных Штатах уже растут выгоды от «недорогого сланцевого газа, гибких рынков капитала и снижения стоимости сжижения». А глава польской PGNiG Петр Возняк вообще дошел до парадокса: сделки на поставку СПГ с американскими компаниями якобы «имеют один плюс: эти контракты на 20–30% дешевле, чем покупка газа из России(!)».

Как видите, Возняк молчит о том, что, если везти СПГ из Мексиканского залив не на лишенную пока специализированных терминалов Балтику, — то рекламируемая Варшавой «дешевизна» испарится; а вся фишка состоит в том, чтобы перепродать американский газ под польским флагом где-нибудь на элитном рынке ЮВА. Кроме того, польские коллеги заранее закладывают в свои корпоративные и даже национальные стратегии придуманные ими же цифры будущих гипотетических повышений цен на «голубое топливо» из Сибири. Да и зачем, спрашивается, все это фактически обосновывать, если главное — хотя бы на несколько лет лишить» московитов» дополнительного притока конвертируемой валюты из ареала ЕС, — а там, как учил Наполеон, видно будет. Главное ведь — ввязаться в схватку, а сам ход битвы что-нибудь покажет. Но что именно? Повторение маршрутов панического отступления по заснеженной России на примере «Великой армии» Бонапарта, в ряды которой себе же на беду записались десятками тысяч сыны «сонной Вислы»?

Лучше других откликнулся на новый виток антигазпромовских нападок и псевдоаналитических изысканий глава отечественной госмонополии Алексей Миллир. Откликнувшись на предупреждение американского посла при ЕС Гордона Сондленда о том, что у Вашингтона есть «много инструментов» для торможения строительства трубопровода, делающего «Европу, а значит и США, уязвимыми», российский топ-менеджер был немногословен, но тверд. «Ну вы же все сами видите, — 200 километров уже построили. И остальное достроим», — спокойно ответил он корреспонденту газеты «Коммерсантъ».

Павел Богомолов