Передний план и закулисье

Минувшая неделя показала: профессиональным нефтяникам (а не вьющимся вокруг ТЭК интриганам) некогда судиться да рядиться друг с другом. Им дело надо делать. Так, «Роснефть», не желая тратить время на суды, заявила об отказе от иска к консорциуму «Сахалин-1», что ранее обосновывалось т.н. перетоками нефти с северной оконечности залива Чайво. И вот теперь, перестав считаться ответчиками, Exxon Neftegaz Ltd и другие звенья проекта, включая ONGC (Индия), довольны этим урегулированием. И Eni поладила с ЛУКОЙЛом на мексиканском мелководье, где согласовано взаимное приобретение долей участия в блоках 10,12 и 14 в бассейне Sureste. Россияне переуступили итальянцам 40% в блоке 12, являясь оператором проекта с долей 60%. А Eni переуступает ЛУКОЙЛу 20% в блоке 10 и 20% в блоке 14, оставаясь оператором этих проектов. Одобрение — за Национальной комиссией по углеводородам. В общем, выходит так, что на юге Мексиканского залива российские инвесторы чувствуют себя лучше, чем в его северных водах, относящихся к Соединенным Штатам, которые не очень-то желают видеть у себя наших отраслевых игроков. Впрочем, там, в США, в последние дни больше всего привлекали иностранных наблюдателей не события в офшорном апстриме, а процессы совсем иного свойства.    

Там, где нефть и газ, победили все-таки республиканцы

Межпартийное двоевластие в Соединенных Штатах становится все очевиднее. Руки у президента-республиканца Дональда Трампа, особенно на главных, наиболее чувствительных направлениях внутренней и внешней политики, будут в предстоящие два года его исполнительной власти еще сильнее и туже связаны либеральной, но весьма воинственной оппозицией.

Завоевав желанное большинство в нижней палате конгресса, мстящие экс-олигарху за ноябрьский провал 2016 года демократы наверняка заблокируют ключевые инициативы Трампа. Отныне ему вряд ли удастся стопроцентно отменить разорительные для казны реформы его предшественника Барака Обамы в сфере медицинского страхования. Не удастся и снизить налоговый пресс на средний класс добропорядочных (в основном, белых) американцев, да и давить время от времени с помощью армии толпы мигрантов станет невозможно.

Однако, хотя и сковав Белый дом по рукам и ногам, и оставив ему разве что прерогативы по назначению министров и судей, а также, на худой конец, президентское право вето, демократы празднуют победу не очень-то широко. Они так и не отвоевали себе доступа к обоим штурвалам законодательной власти. В верхней палате — сенате республиканцы не только сохранили, но и усилили перевес, отобрав у демократов мандаты от Индианы и Миссури. А в регионах нефте- и газодобычи, для которой, невзирая на природоохранные лимиты, положил столько сил Трамп, нынешние успехи республиканцев (а не скромные показатели демократов) выглядят триумфально, если не считать «нетипичной» победы демократов в богатом углеводородами Колорадо.

Так, правящая партия обоснованно одержала победу в сенатской гонке на родине сланцевой революции. Произошло это в пустынном штате, где немногочисленные и «рассыпанные» по малонаселенной местности жители не опасаются на своих огромных — до горизонта — пустошах химически-отравляющих эффектов гидроразрыва пласта и горизонтального бурения, расходящегося от скважин многомильными веерами. Читатель «Нефтянки» уже догадался, что речь идет о Северной Дакоте. Да и огромный Техас, эта углеводородная кладовая континента, тоже отличился своей неизбывной лояльностью в пользу The Grand Old Party (GOP), т.е. республиканцев. «Штат одинокой звезды» обеспечил трехпроцентный перевес ветерану этой партии — сенатору с кубинскими корнями Теду Крузу. Тому самому Крузу, который в 2016-м боролся с Трампом за выдвижение кандидатом на пост президента. Что именно помогло сенатору на сей раз? Трамп, годами державший на него зло, подобрел нынче в «высших партийных интересах» и даже перестал утверждать, что отец сенатора, один из злобных антикастровских эмигрантов с революционной Кубы, приложил в ноябре 1963 года руку к убийству там же, в техасском Далласе, президента США Джона Кеннеди. 

Таковы — в общем и целом — итоги этой массовой и необычайно яростной избирательной кампании. Кампании, когда в очередях к урнам люди порою толпились часами. Ибо сегодня в Штатах (ставших скорее не Соединенными, а Разъединенными) граждане либо превозносят размашистый радикализм президента, любо совсем уж люто его ненавидят. Так чего же, собственно, следует ждать при столь накаленном заокеанском раскладе нам, россиянам?

Смутное время в Америке затягивается

Уж если при однозначно-республиканском большинстве почти на всех властных уровнях Трампу не удавалось нормализовать рухнувшие связи с Кремлем даже на отдельных направлениях, и пресловутый «кремлевский след» продолжал оставаться в США «общенациональной страшилкой», то теперь многое обречено стать еще хуже. 

При прославляемом — видной демократкой Нэнси Пелоси — возрождении классического для США механизма сдержек и противовесов Москве и вовсе, казалось бы, не дано увидеть ничего путного. Снятие Трампом генпрокурора Сешнса, благоволившего мюллеровскому расследованию «кремлевского вмешательства», и его замена более лояльным Белому дому Уитакером мало что даст. Ведь на самом деле речь идет о большем — «единственно живучем» на обоих американских флангах антироссийском консенсусе как таковом. Одно только возобновление — госдепом США — подготовки ко второму витку антироссийских санкций по «делу Скрипалей» (как будто оно вообще имеет прямое отношение к животрепещущим проблемам Америки) дорогого стоит! 

И все же не станем торопиться с чересчур мрачными прогнозами, следуя унылому тренду сегодняшних СМИ. Ибо одно дело — рестрикции и нападки, к которым мы уже привыкли; и совсем иное — общефилософская, спокойно-взвешенная оценка «вопроса вопросов»: что же представляют собою сегодня «пост-выборные» Соединенные Штаты, и какую эпоху они переживают? На взгляд автора, это — типично Смутное время, период раздоров, междоусобиц, скандалов и государственно-политической розни. Чем дольше оно продлится, — тем, по большому счету, лучше для России, ее коренных долговременных интересов. Единая и сплоченная Америка сейчас, когда рвутся последние покрывала глобализации и торжествует сверхдержавный эгоизм, нам совершенно ни к чему. Другое дело, сумеем ли мы в России правильно воспользоваться хотя бы несколькими годами большой американской Смуты. 

Тем временем прозападный сегмент московской интеллигенции никак не может разглядеть всей глубины раскола в Соединенных Штатах. Да, именно раскола в некогда стабильной стране, где сносятся бронзовые монументы, разливается нефть вокруг лихорадочно прокладываемых трубопроводов и ржавеют брошенные скважины в Мексиканском заливе. Где чиновников в президентской команде обвиняют в предательстве, а на митингах доходит до площадной ругани…  Но знаете ли вы, уважаемый читатель, чем объясняется слепота наших «кухонных спорщиков» к сказанному? Не столько интригами «из-за бугра», сколько тем, что начало правления Трампа совпало с бумом в экономике и беспрецедентным ростом занятости населения, благодаря чему вакансий в США сейчас на 1 млн больше, чем ищущих работу граждан!

Однако подождите: как только, следуя закономерностям рыночного цикла, дела пойдут хуже, — вот тогда-то и грянет гром! Политические распри сразу спроецируются не на рекламно-глянцевую картинку хозяйственно-биржевой активности, а на грозовую панораму резкого замедления (или даже спада?) американского постиндустриального маховика. Недовольство Вашингтона окружающим миром усилится, а призывы прибегнуть к неприкрытой силе умножатся и зазвучат гораздо громче. Сегодня же, к счастью, эти призывы временно сдерживаются и пока «не обретают полноценной плоти», о чем, в частности, свидетельствует санкционный сюжет вокруг Исламского Ирана.  

Гора родила мышь

Сумбурно-половинчатый ввод в силу второго пакета санкций против стойко сопротивляющегося диктату Тегерана, как и сопутствовавшие этому зубодробительному демаршу детали, показывают: Соединенные Штаты не всесильны! Более того, они отнюдь не так могущественны, как хотелось бы Трампу. Доказательств этого множество.

Чтобы не выглядеть беспомощно на фоне своего же запрета на импорт иранской нефти с 4 ноября, Белый дом маскирует отсутствие атлантической солидарности среди союзников по НАТО. Отсрочка на разрыв поставок «черного золота» из Ирана предоставлена Италии и Турции; а иначе мир увидел бы, что Рим и Анкара не слушаются Вашингтона! Дана отсрочка и ведущим импортерам иранских углеводородов в Азии — Индии и КНР. Ну а что случилось бы, если бы Китай не получил этой «поблажки»? Он все равно продолжал бы сотрудничать с упорными потомками античного Персидского царства в своем обычном русле. О чем, собственно, и объявил 8 ноября во всеуслышание заместитель гендиректора CNPC Ху Кичун. Действительно, он и не собирался анонсировать не только прекращение импорта, но и столь же желанный для США отказ от купленной китайцами в 2004-м 75-процентной доли на иранской кладовой Мис. Как — в равной мере — никто в Поднебесной не топнет по приказу Трампа ногой на 80 тысяч ежедневных баррелей нефти и крупных объемов газа на запущенном в 2016-м месторождении Северный Азагедан, на что Пекином были израсходованы миллиарды долларов.  

Но, быть может, хотя бы такой клиент США, как остров Тайвань, получил из Соединенных Штатов щедрое заверение: «Кончайте закупки в Иране — эту брешь возместит вам Америка»? Ничего подобного! Дабы не остаться без отлаженного канала импорта недорогого иранского топлива, Тайвань тоже принял от Трампа весть об отсрочке как неизбежность, ибо альтернативы у Америки не было и нет. Право слово, и смех, и грех! Дело не только в том, что 8 экономик получили из-за океана добро на продление нефтяных сделок с Исламской Республикой. «Подаренные» им на оттяжку «предосудительного импорта» 180 дней, или полгода, — при нынешней турбулентности если не вечность, то весьма длительный срок. И никто не знает, сколько всего может произойти за это время на Ближнем и Среднем Востоке. Представьте, что на саммите ОПЕК в Абу-Даби члены экспортного картеля решат сократить в 2019-м объемы добычи и заодно обратиться с таким же призывом к России и ее партнерам по формату 24 государств — ОПЕК+. Что же, в таком случае, будет? На мировом рынке может возникнуть авральная ситуация, когда и далее глушить иранское сырье блокадно-имперскими методами будет не с руки самим же Соединенным Штатам, а не то что европейцам или азиатам. 

Второй «облом» усиленных (вопреки мольбам ЕС, увещеваниям Дальнего Востока и возражениям России) антииранских мер сведен к следующему. Американцам пришлось расписаться в том, что к ядерной проблематике, под покровом которой США вышли из сделки 2015 года, новые репрессии не имеют никакого отношения! Ибо никаких предусмотренных тем документом ограничений на свою атомную программу Иран не нарушал. Госсекретарь США Майк Помпео так и вынужден был заявить на днях: АЭС в Бушере и еще два объекта исключаются из списка применяемых санкций. Вообще-то говоря, это объяснимо: глядишь, такой преданный и не в меру активный союзник Вашингтона, как Израиль, ударит своей авиацией и ракетами по иранской энергетике мирного атома (а ведь такие удары израильские ВВС уже наносили в свое время по саддамовскому Ираку), — и кто будет отвечать?

Однако сама по себе вашингтонская псевдологика, согласитесь, выявилась красноречиво. Как Нонна Мордюкова из «Бриллиантовой руки», грозившая жильцам многоквартирного дома отключением газа за нежелание покупать лотерейные билеты, — команда Трампа торпедировала ядерную сделку, а результатом почему-то стал… запрет на нефтеэкспорт, причем атомные объекты как раз и не тронут(!). В общем, в огороде бузина, а в Киеве дядька. 

Неграмотность или нечто худшее?

Третий изъян — все шире распространяющаяся в высших сферах США неграмотность. Дело отнюдь не в многострадально-мемориальной серебряной монете, только что отчеканенной в Вашингтоне с тремя(!) орфографическими ошибками в честь июльского саммита двух президентов в Хельсинки. Дело теперь уже не в грамматике, а в географии. 

Гоняясь за неуловимо-обезличенными иранскими танкерами, в США «случайно» забыли, что речь идет не столько о морской, сколько — в первую очередь — о континентально-евразийской державе на южном обводе целого материка. Это ведь только Соединенные Штаты граничат с двумя странами (Канадой и Мексикой); а вот Иран соседствует с Азербайджаном, Арменией, Ираком, Турцией, Туркменистаном, Афганистаном, Пакистаном… И многие из этих государств не хотят отказываться от закупок сырья откуда-нибудь с Южного Парса и его, главным образом, сухопутной доставки на свои рынки. 

Но главное, как справедливо пишет «Коммерсантъ», на фоне санкций новую жизнь может получить реанимация риально-рублевого «соглашения России и Ирана о торговле нефтью, заключенного еще в 2014 году». Если еще вчера иные двуличные СМИ за рубежом тревожились разве что так и не выполненными (ввиду снятия эмбарго в 2015 г.) бартерными поставками 5 млн (так намечалось) тонн жидких углеводородов из Ирана в РФ в обмен на нужные республике запчасти, машины и другие товары, то ныне тематика сенсационных статей — шире. Цитируя утечку из секретного израильского доклада, западная пресса все больше запугивает инициаторов санкций новой затеей Москвы и Тегерана. Это — программа транскаспийской перевозки согласованных с Россией грузов нефти на север — на НПЗ Волгограда и иных городов с целью последующего экспорта готовых нефтепродуктов на Запад под видом российских. Ревность у «доброжелателей» вызывает и соглашение стран ЕАЭС о создании зоны свободной торговли с тем же Ираном. 

Итак, даже досадное для Тегерана промедление Евросоюза с обещанным запуском нового и неподвластного гегемонии доллара механизма ЕС для расчетов с блокированной страной, не будет для иранцев роковым. Глава Минфина США Стивен Мнучин может сколько угодно угрожать европейцам «агрессивными мерами», не поясняя их сути, а Брюссель может бесконечно откладывать под прессом американских возражений введение коллективного торгово-валютного механизма в силу, но Иран от этого не умрет. Вспомним о Гаване, находящейся под эмбарго с 1961 года и получившей на днях почти единодушную (за исключением голосов США и Израиля) поддержку в ходе голосования резолюции на сессии Генеральной Ассамблеи ООН. В 1991-м, когда Куба была брошена союзниками на произвол судьбы, даже российские знатоки обещали, ссылаясь на Варшавский Договор и СЭВ, «крах кубинской модели». Но с тех пор она держится вот уже около трех десятилетий! 

В общем, людям аналитически мыслящим не пристало забывать о том, что углеводородный ТЭК — это всего лишь треть иранского ВВП, и отдельные трудности в этой сфере, даже падение нефтеэкспорта втрое, не обрекут дееспособную страну с 82-миллионным населением на массовый голод и вымирание. Что, например, станут делать ненавистники «режима мулл» с иранским текстилем в торговых центрах Азии? С уникальными персидскими коврами в магазинах Европы? С прекрасным изюмом и орехами на рынках Ближнего Востока? С разнообразной продукцией тропического АПК? С великолепной черной икрой Каспия почти во всех аэропортах мира?.. Игра с подлинно крупными ставками вокруг Ирана и его выживания, имеющего серьезнейшие шансы на успех только начинается.  

Макрон расставляет акценты

До недавнего времени российские СМИ верно отмечали, что прославление Бандеры на Днепре равноценно тому, что, например, норвежцы стали бы позитивно пересматривать оценку такого нацистского прихвостня времен Второй Мировой войны, как правивший в Осло Квислинг; словаки превознесли бы роль диктатора Тисо, венгры подняли бы на щит Салаши, а французы — маршала Петена с его марионеточным правительством в Виши. Все это еще вчера казалось нам почти невозможным. И, как выясняется, напрасно.

Анри-Филиппа Петена, которого проклял, поставив вне закона, давший отпор нацистам комитет «Сражающаяся Франция» во главе с Шарлем де Голлем, назвали «великим солдатом»(!). Кто назвал? Президент Эммануэль Макрон, который, в ожидании прибытия глав 50 государств и правительств на торжества в честь столетия окончания Первой Мировой войны, приступил к предварительным коммеморативным церемониям в канун годовщины. Правда, Петена он охарактеризовал как выдающегося воина и защитника галльской республики не в контексте его предательства в 1940 году, а в русле нынешних воспоминаний о капитуляции кайзеровской Германии в 1918-м. Но факт остается фактом: лидер коллаборационистского режима, наказанный французским судом, — теперь уже чуть ли не в ранге национального героя!

На минувшей неделе подготовка к торжественному саммиту 50 мировых лидеров на берегах Сены и впрямь обретала порой черты специфические. Сначала французам, видите ли, не захотелось, чтобы на полях этого и впрямь знаменательного мероприятия состоялся очередной, пусть даже краткий, двусторонний саммит Владимира Путина и Дональда Трампа. Цель просьбы Елисейского дворца: избежать затушевывания важности официальных акций — не дать российско-американской встрече возможность затенить собою череду речей и рукопожатий. Или, быть может, это все же не Парижу, а невидимо-закулисной вашингтонской инстанции не захотелось допускать нового прямого контакта двух лидеров, да еще с учетом противоречивого и непредсказуемого американского контекста после выборов? В любых, даже всемирных торжествах есть, как говорят, передний план, но есть и закулисье.

Верно ли это? Не знаю! Зато знаю, что сам Париж был спасен от первого «блицкрига» летом 1914 года благодаря самопожертвованию русских армий Самсонова и Ренненкампфа, погибших в болотах Восточной Пруссии. Речь — о дальних подступах к тому самому Кенигсбергу (сегодня — Калининграду), где НАТО проводит большинство антироссийских демаршей с оспариванием выстраданных и юридически закрепленных позиций Москвы на Балтике… Честнее других написал о давних битвах в романе «Август четырнадцатого» Александр Солженицын, которому тоже исполнилось бы в эти дни сто лет.

Без вины виноватые перед Давосом

Британская The Financial Times сообщила, что совладелец «Русала» Олег Дерипаска, владелец «Реновы» Виктор Вексельберг и глава ВТБ Андрей Костин получили неприятное извещение от организаторов предстоящего в январе 2019 года Всемирного Экономического Форума (ВЭФ) в Давосе. 

Названных лидеров российского бизнеса (тесно связанных, кстати, с топливно-энергетическим комплексом) проинформировали о том, что их присутствие на ежегодном событии в Швейцарии нежелательно. По данным трибуны лондонского Сити, такое решение координаторы форума приняли под прессом США, наложивших санкции на перечисленных россиян. Кому же стало хорошо от воздвигнутого против названной троицы барьера? Увы, только не самим организаторам Давоса, ибо, по информации The Financial Times, им теперь уже точно не удастся убедить Владимира Путина посетить «каминные посиделки» в Альпах впервые за долгое время — с 2009 года!

Год назад, делясь впечатлениями от предыдущего Давоса, Костин говорил о том, что в отношениях с Западом речь, увы, идет не об эпизодических нападках на Россию на отдельных направлениях, а о полномасштабной психологической войне. Вот и сегодня следует готовиться не просто к необоснованному отсутствию капитанов экономики РФ в списках ведущих спикеров и панелистов, а, главным образом, к превращению альпийского ВЭФ в подчеркнуто-пропагандистское мероприятие по настоянию все того же Вашингтона. Причем тематическим стержнем громогласной переклички инициаторов «заталкивания путинской Московии назад в ее леса и болота» станет именно ТЭК. Недаром, выступая в Польше, министр энергетики США Рик Перри назвал подписание контракта на заокеанский СПГ «великим днем для Европы», хотя сей великий день не мешает польской PGNiG биться с «Газпромом» из-за ретроспективно-ценового спора в арбитраже Стокгольма. И недаром в эти же дни более 90 депутатов Европарламента и бундестага обратились к Ангеле Меркель с призывом пересмотреть свое решение о поддержке «Северного потока-2». «Ваше правительство, г-жа канцлер, вбивает клин между членами ЕС, в то время как Евросоюзу как никогда нужна сплоченность», — это звучит как обвинение в измене, не так ли? 

Манипулируя цифрами, противники газопровода доказывают, что, если сегодня российское «голубое топливо» составляет 8% использования газа в ФРГ, то завтра эта планка достигнет половины тамошнего потребительского рынка. А экс-канцлер и «друг Путина» Герхард Шредер, зарабатывавший прежде (т.е. сразу после ухода на пенсию) 250 тыс. евро в год, ныне получает уже 300 тыс. евро. Какой ужас! И вот в таком ключе, поверьте, рискует пройти в январе весь Давосский форум. Форум, призванный канонизировать, одобрить и даже освятить дичайшие нарушения, казалось бы, общепринятых мировых норм цивилизованного делового общения между государствами. Уж если Банк Англии, эта многовековая твердыня «глобального бизнеса по правилам», отказался 8 ноября возвратить Венесуэле золотые слитки на сумму 420 млн фунтов стерлингов под предлогом опасений «отмывания денег Каракасом», то все мы — на белом свете — слишком далеко зашли.

По словам The Times, на Темзе озабочены: президент андской страны Николас Мадуро «может захватить золото, принадлежащее государству», и использовать его в личных целях. Послушайте: разве не Европа и Америка целый век выдавали из банковских сейфов и ячеек вклады диктатурам стран Азии, Африки и Латинской Америки? Или, быть может, чтобы пользоваться счетами и депозитами в драгметаллах, нужно быть врагом социалистической модели развития? У Венесуэлы много минусов. Да и коррупции тоже хватает. Но мы четко видим предназначение основных ассигнований Каракаса — они вполне прозрачны. Вот, например, главный платеж этой осени: перед «Роснефтью» погашена часть средств за предоплаты, выданные венесуэльцам в 2014 году. Тогда было предоставлено в пользу госмонополии PDVSA 6,5 млрд долл. В середине 2018-го оставалось вернуть Москве 3,6 млрд долл, а теперь сумма долга — 3,1 млрд долл. Итак, «все деньги возвращаются в соответствии с контрактными обязательствами», — говорит вице-президент PDVSA Дидье Касимиро. Вот и автор этих строк не видит здесь ничего подозрительного с точки зрения «отмывания средств»…      

…Между тем пресс-секретарь президента Дмитрий Песков прав: не Костин, Дерипаска и Вексельберг стали теми, кто они есть, благодаря Давосу, а Давос обрел свою известность и авторитет благодаря таким капитанам мировой экономики, как Дерипаска, Вексельберг и Костин. Тот же Песков привлек внимание аудитории к растущей важности международных форумов, проводимых у нас в России. Порою здесь бывает холоднее и даже морознее, чем в швейцарских Альпах, о чем воочию напоминает и нынешний ноябрь – пролог к долгой континентальной зиме. Но ТЭК, которому мы посвятили свои биографии, потому и считается, причем заслуженно, локомотивом всего света, что он все же дарит нам движение, свет и тепло, — не правда ли?

Павел Богомолов