Вести с полей 

Рамиль Ситдиков, Ханты-Мансийский АО
Рамиль Ситдиков, Ханты-Мансийский АО

«Нефтянка» продолжает следить за разливом нефти в Нефтеюганске. Рапортуем.

Последствия аварии обещали ликвидировать ко второму июля. Потом к седьмому. Потом к пятнадцатому. Потом… Посмотрим, что будет потом, но удивительно течение бюрократической мысли — отчего бы сразу не написать, что раньше августа не справятся? Глядишь, и пресса оставила бы в покое.

Площадь загрязнения уже составила 23,7 гектара. 6 июля она была всего 4 гектара. То есть пятно расползается, невзирая на боновые заграждения и прочие очистные мероприятия. В шесть раз за четыре дня. And counting, как говорится.

Ситуация осложняется тем, что, по словам руководителя программы исследований «Гринпис России» Василия Яблокова, часть нефти при разливе попала в Югорскую Обь — приток Оби и, соответственно, в Обь, а затем — в Северный Ледовитый океан (цит. по Росбалт). Гринпис, конечно, организация алармистская, но и отвергать с порога их информацию не стоит. По данным Яблокова в Югре около 19 тысяч неубранных загрязнений, шесть тысяч из которых возникли за последние пять лет.

Меж тем служба по контролю и надзору в сфере охраны окружающей среды, объектов животного мира и лесных отношений ХМАО подала иск к «РН-Юганскнефтегаз» на 320 тысяч рублей. Сумма чуть менее смешная, чем положенный за разлив штраф, но тоже не серьезная.

А что же «Роснефть»? А «Роснефть», как сообщает ИТАР ТАСС, выделяет 3 миллиона рублей на новый вольер для старейшей белой медведицы по кличке Гули в зоопарке ПГТ Большеречье, что под Омском. Дело благое, но, может, все-таки, лучше трубы поменять? А то такими темпами старейшая медведица станет последней.

Антон Пантелеев