Новая энергия для Евразии

 В ИМЭМО РАН в рамках форума «Нефтегазовый диалог» прошел семинар «Евразийская энергетическая цивилизация: потенциал и перспективы развития», посвященный выходу книги коллектива авторов В. Бушуева, А. Мастепанова, В. Первухина, Ю. Шафраника. Совместный труд под заглавием «Евразийская энергетическая цивилизация “К вопросу об энергии будущего”» посвящен быстрым изменениям, происходящим на мировых рынках энергоносителей.

Так, по словам выступившего на семинаре Алексея Мастепанова, руководителя Аналитического центра энергетической политики и безопасности Института проблем нефти и газа РАН, заместителя гендиректора Института энергетической стратегии, за последние 5–7 лет в мире сложилась принципиально иная картина развития энергетики. Происходящие изменения в геополитическом плане приводят к усложнению отношений между всеми основными «акторами»: Соединенными Штатами, Китаем, Евросоюзом и Россией, многими другими странами. Среди факторов, определяющих принципиально новую энергетическую картину мира: превращение США из лидера потребления углеводородов в их крупнейшего производителя и, в перспективе, значимого экспортера; становление Китая в качестве главного потребителя нефти на планете; коренные изменения в энергетической сфере за счет внедрения новых технологий, радикального технологического совершенствования на всех направлениях.<!—more—>

«В настоящее время формируется архитектура новой экономики, появляется иная карта международного энергетического пространства. Все это приводит к иному прочтению проблемы энергобезопасности. Изменения затронули Евразию. Европа является мощным сосредоточением интересов различных политических и экономических сил. Восточная часть — Азия — стала важнейшим центром растущего влияния. Здесь сосредоточена большая часть населения планеты. Азия вступила в период нового бума потребления энергетических ресурсов, что связано с реализацией целого ряда энергетических и инфраструктурных проектов», — рассказал Мастепанов. Одно из прозвучавших в выступлении предложений — идея создания Евразийского энергетического агентства.

В течение последних 20 лет основными направлениями стратегии энергобезопасности европейских стран были развитие внутреннего энергетического рынка и рост эффективности использования энергоресурсов, увеличение национального производства возобновляемых видов энергии и диверсификация поставок энергоносителей. Позиция ЕС: энергобезопасность — это, прежде всего, бесперебойные и устойчивые поставки энергоресурсов для европейской экономики. Основную угрозу европейцы видят в зависимости от поставок российских энергоресурсов, особенно природного газа. Основное направление обеспечения энергобезопасности — диверсификация импорта энергоносителей, в частности, маршрутов поставок природного газа; а также источников энергоресурсов как таковых.

По мнению ученого, долгосрочная цель энергетической политики России состоит в соблюдении баланса со всеми главными геополитическими центрами силы: Европой, Китаем и США, через развитие сотрудничества с ними. «Различия между странами, культурами, мировоззренческими позициями были и остаются. Но задача не в том, чтобы их педалировать, доводя ситуацию до абсурда», — отмечает в своей презентации автор. В Евразии существует необходимость комплексного решения проблем энергобезопасности, с учетом интересов и производителей, и потребителей энергоресурсов, а также стран, по территории которых проходит транспортировка углеводородных ресурсов. «Новая система поставок энергоносителей должна быть прозрачна и базироваться на международном праве и ответственной политике в отношении спроса и предложения энергоресурсов», — считает Мастепанов.

Как утверждают авторы представленной книги, если XX век можно было охарактеризовать как битву за энергетические ресурсы, вызванную дефицитом доступных источников нефти и газа, то XXI век — это переход от экспортно-сырьевого к ресурсно-инновационному развитию, предполагающий «многоукладную» энергетическую систему, в которой наряду с традиционными углеводородами и атомной энергетикой, широко используются возобновляемые источники энергии (гидроэнергетика, геотермальная, солнечная и ветроэнергетика), а также газогидраты, сланцевые нефть и газ.

В книге выделены три основные цивилизационные системы:

– Североатлантическая предполагающая высокий материальный уровень жизни в основном за счет личного предпринимательства, индустриального развития и колониально-рыночных отношений при относительном дефиците природных ресурсов с основной доминантой на интересах личности;

– Исламская, которая связана, по утверждению авторского коллектива, с высокой культурой в прошлом и наличием огромной бедной массой населения в настоящем. В качестве основной доминанты выступает религиозная общность, доводимая зачастую до фанатизма;

– Восточно-евразийская отличается большой территорией, богатыми природными ресурсами и мощным демографическим потенциалом. Основная доминанта, по мнению авторов, коллективистские формы общежития.

Оценка потенциала основных типов цивилизаций привела авторский коллектив к выводу, что Евразийская «перекрывает» все остальные по возможностям производства энергетических ресурсов. Численность населения в Евразии к 2050 г. достигнет 5,96 млрд человек или 62,6% от мирового, а ВВП достигнет 192,824 трлн долларов или 71,2% от мирового. На огромных евразийских пространствах до середины текущего столетия будет сосредоточено и производство, и потребление большей части мировых нефти, природного газа, угля и электроэнергии.

Авторы трактуют Евразийскую энергетическую цивилизацию как систему жизнедеятельности и развития общества на основе: эффективного использования ресурсного, технологического и социокультурного потенциала; его трансформации в энергетические продукты и услуги; преумножения национального (общественного) богатства, который является инновационным ресурсом устойчивого энерго-, эколого- и экономического развития как отдельной страны, так и всего человечества.

Как утверждает Виталий Бушуев, директор Института энергетической стратегии, для регионов Центральной Азии, Восточной Сибири и Дальнего Востока, необходимо найти способы взаимной интеграции энергетических потоков. Нужно создать систему, в которой будут существовать различные виды энергии. «Происходит комплексная интеграция различных энергетических продуктов и товаров. Сейчас мы становимся свидетелями перехода от энергоинтеграции к энергоинформационному объединению. Новые технологии являются эквивалентом энергетических товаров: можно поставлять энергоресурсы, а можно передавать технологические решения, с помощью которых на местах будут разрабатываться новые энергетические ресурсы: ВИЭ, газогидраты и сланцевые запасы углеводородов. Многосторонние энергетические потоки, реализуемые за счет проведения финансовых операций, возможно, станут основой будущей энергосистемы. Так, уже сегодня у «Роснефти» есть газовые контракты по поставке СПГ из Катара в Индию. Такие комплексные финансово-транспортные потоки послужат в будущем энергетической интеграции Евразии», — считает Бушуев.

По словам Алексея Громова, представляющего Институт энергетики и финансов, мы сейчас находимся на изломе цивилизационного развития. Энергетика, как система, обеспечивающая жизнедеятельность цивилизации, находится в центре этих изменений. «На просторах Евразии будет сформирован новый энергетический уклад, который сыграет ключевую роль в развитии всей планеты. Новые проекты, которые реализуются на евразийских просторах, обладают потенциалом превращения Евразии из разрозненного энергетического пазла (европейских, ближневосточных, восточно-евразийских стран) в единый цивилизационный механизм, «скрепами» которого должны стать энергетические и инфраструктурные связи. Возобновляемые источники энергии становятся все более конкурентоспособными, появляются технологии производства так называемых зеленых топлив. Меняется модель производства и потребления энергии. В информационно-технологическом характере происходящих изменений заложена главная неопределенность будущего развития. Изменения происходят значительно быстрее, чем ранее ожидалось. Я бы поостерегся давать прогнозы об углеводородной доминанте в развитии евразийской энергетической цивилизации на 20-40 лет вперед. Формирующаяся сейчас на пространствах Евразии энергетика будет носить диверсифицированный характер. В будущем топливно-энергетическом балансе найдется место всем источникам энергии. Однако до сих пор нет ответов на вопросы: каким образом можно решить проблему энергетической бедности без использования традиционных энергоносителей, за счет каких прорывных технологических решений это может быть сделано?», — отмечает Громов.

Нина Маркова

BP: впереди у энергетики рост

В начале февраля главный экономист ВР Спенсер Дэйл представил в Москве новый прогноз BP Energy Outlook 2035, посвященный развитию глобальной энергетики.

«Мы предполагаем, что глобальный ВВП вырастет на 3,4% в этот период. Росту экономики будет способствовать увеличение численности населения, а также среднего класса в азиатских странах. Вырастет продуктивность производства, что станет главным драйвером потребления энергии», – отметил Спенсер Дэйл.

BP предполагает, что мировой спрос на энергоресурсы до 2035 года увеличится примерно на 30%. Согласно оценкам компании, движущей силой роста спроса на нефть в 2030-е годы станет не топливо для автомобилей, грузовиков и самолетов, а использование сырья в производстве нефтехимических продуктов.

«Наш диапазон прогнозирования примерно 20 лет. Однако мы понимаем, что любые наши попытки найти точный прогноз того, как будет выглядеть мировая энергосистема по прошествии двух десятков лет, обречены. У нас нет хрустального шара, чтобы заглянуть в будущее. Но прогнозирование помогает нам исследовать неопределенность, с которой мы можем столкнуться, понять сущность происходящих изменений», – говорит Спенсер Дэйл. Согласно прогнозу, Россия в ближайшие десятилетия останется крупнейшим экспортером энергоресурсов в мире. В частности, у нашей страны есть возможность нарастить добычу газа на 28% к 2035 году.