Гражданская война за нефть и алмазы

ger-ang-1989Если проанализировать войны за последние 100 лет, то, наверное, большинство из них окажется связанным с энергоносителями. Причем речь будет идти не только о войнах между государствами, но и войнах гражданских.

Типичный пример — Ангола, нефтяной фактор которой был связан и с фактором алмазным. Но нас в данном случае интересует именно нефть. Continue reading

Человек с обычной фамилией

Если у современного нефтехимика или специалиста в области нефтепереработки спросить, знает ли он о Григории Семеновиче Петрове, то ответ, скорее всего, будет отрицательным. Между тем, история жизни этого человека вполне достойна того, чтобы описать ее на страницах хорошего исторического романа.

Родился он 14 октября 1886 года в Костроме в семье рабочего местного лесопильного завода. В 1899 году поступил в Костромское химико-техническое училище в приготовительный класс. Училище относилось к категории низших технических и готовило технический персонал для отечественных промышленных предприятий.

В 1904 году Петров получает диплом техника и поступает работать на знаменитый мыловаренный завод А. И. Жукова (современное ЗАО «Аист») в Санкт-Петербурге, в химическую лабораторию. На тот момент предприятие являлось поставщиком высочайшего двора. Впрочем, у всех производителей качество продукта было сходным, а конкуренция других предприятий – более чем ощутимой.

Лаборант Петров предложил превратить обычное мыло в мраморное. Имевшиеся нераспроданные запасы переварили с добавлением красителя, который не размешивали. Поскольку стоило новое «мраморное» мыло относительно недорого, первая же партия была быстро раскуплена. Кстати, та самая лаборатория, где Петров занимался своими опытами, сохранилась до наших дней.

С 1908 года Григорий Семенович – заведующий производством Кусковского нефтеперерабатывающего завода, располагавшегося на границе знаменитой усадьбы «Кусково» и более известного как Товарищество Русско-американского нефтяного производства. За годы работы на предприятии им было сделано несколько открытий, обогативших владельцев завода и принесших самому Петрову славу крупного изобретателя.

Так, нефтяные сульфокислоты позволили достичь так называемого «контакта Петрова». Речь шла о создании дешёвого средства расщепления жиров в мыловарении. Одновременно кислоты можно было использовать при белении и крашении суровых тканей – ранее с этой целью применялось все то же мыло.

Продолжая работу с продуктами перегонки нефти, Петров совместно с другими технологами завода смог синтезировать быстро твердеющую смолу – карболит, ставшую первой русской пластмассой. За рубежом этот материал известен как бакелит. Из этого прочного и недорого материала-диэлектрика делали корпуса настольных ламп, корпуса и детали электротехнических приборов, телефонные аппараты и так далее. Чаще всего изделия окрашивались в черный или коричневый цвет.

Открытие было запатентовано за рубежом – в Европе и в США, что создало инженеру и мировую известность. Кстати, после 1917 года изобретателю предлагали эмигрировать, но он ответил отказом. За карболитом последовала разработка метода сернокислой очистки нефти, что позволило увеличить выпуск бензинов.

Параллельно с работой в Кусково, Петров в 1915-1917 годах заведовал лабораторией бензольного и ректификационного заводов Артиллерийского ведомства в Кадиевке (Донбасс).

С началом Советской власти Григорий Семенович становится членом правления орехово-зуевского завода «Карболит», вошедшего в состав государственного объединения «Главхим». Параллельно с производством он занимается получением из нефтяного сырья карбоновых и оксикарбоновых кислот. А после того, как об изобретателе узнал председатель Совнаркома Владимир Ленин, Петров получил возможность ездить в деловые командировки за границу за государственный счет. В 1921-1928 году он побывал в Германии, Швеции, США, Чехословакии, Польше и Франции.

Главным делом жизни изобретателя стали пластмассы и искусственные смолы. А в конце 1940-х годов он создал известный всему СССР клей «БФ», название которого расшифровывается как «бакелито-фенольный». В отличие от других клеев он не был подвержен гниению и коррозионным воздействиям, а также был стоек к действию атмосферы, воды, масла и бензина. Одновременно велись исследования совмещения фенолоальдегидных полимеров с поливинилоцеталями.

В СССР существовала и научная школа Петрова, в 1932-1933 году участвовавшего в создании Кафедры пластических масс в Московском химико-технологическом институте, ныне – Российском химико-технологический университете им. Д.И. Менделеева. В 1934 году он стал профессором этой кафедры. Впрочем, на странице современной Кафедры химической технологии пластмасс РХТУ фамилия доктора технических наук Петрова в числе ее отцов-основателей не упоминается.

Увы, но на просторах интернета нет даже фотографии, на которой был бы гарантировано изображен именно он.

Григорий Семенович Петров умер в Москве 29 октября 1957 и был похоронен на 9-м участке Новодевичьего кладбища. Его «соседом» является легендарный певец Александр Вертинский…

В конце 2000 годов о Григории Семеновиче Петрове, крупном российском изобретателе и технологе, вспомнили в пиар-службе одной из российских нефтяных компаний, предложивших назвать бренд линейки моторных масел «Petroff» Но из этой затеи ничего не вышло – слишком мало было информации о человеке, без которого отечественная нефтехимическая промышленность была бы совсем другой.

Иранская нефть от Ройтера до Черчилля

OilDistribution
В ящиках вовсе не финики

Все страны делятся на две категории (вообще все всегда удачно делится на две категории): богатые на ресурсы и богатые на технологии. Так сложилось исторически, что Европа оказалась богата на технологии, а весь остальной мир — на ресурсы. Почему так — есть сотни версий, от Маркса до Тойнби и Даймонда, и ни одна из них не бесспорна. Зато бесспорна объективная реальность, данная нам в ощущениях: Технологически более продвинутая Европа вот уже пару тысяч лет доминирует над миром и останавливаться, кажется, не собирается. Само понятие «Европа» немного изменилось, сдвинувшись на запад через Атлантику, изменился и «мир», став и больше и меньше одновременно. Однако суть игры все та же: белые начинают и выигрывают.

Выигрывают, разумеется, за счет эксплуатации ресурсов технологически менее развитых стран. Менялась схема эксплуатации — от неприкрытой колонизации до политики канонерок, концессий и, наконец, к самой эффективной на сегодняшний день технологии — ставке на компрадорскую буржуазию в развивающихся странах. Менялись и сами ресурсы: зерно, пряности, лес, пенька, пушнина, нефть и… пока все еще нефть. Менялась колонизаторская риторика и идеологическое прикрытие. Не менялось только главное, суть процесса: взять у слабого, съесть, стать сильнее, снова взять у слабого, далее по тексту.

Собственно, лишь шесть сколько-нибудь заметных на карте стран смогли избежать европейской колонизации. Это Китай, Япония, Эфиопия, Иран, Сиам и Афганистан. В Эфиопии нечего брать. Сиам был нужен как буфер между колониальными державами. Афганистан беден, колюч и тоже играет роль буфера. Япония далеко, да и сама не без колонизаторских замашек. Китай траванули опиумом и запугали канонерками. Ирану, в отличие от сопредельной Индии удалось уклониться от прямой колонизации западом, но не удалось избежать ограбления. Противостояние России и Англии сохранило трон персидским шахам, зато уж и порезвились обе силушки на персидской земле от души. О том, как выкачивались ресурсы из Персии (в нашем случае нефть) и написана эта статья.

Первая концессия барона Ройтера

Барон Пол Джулиус Ройтер во всей красе своих бакенбард. 1869 год.
Барон Пол Джулиус Ройтер во всей красе своих бакенбард. 1869 год.

Промышленная революция XVIII-XIX  веков породила целую плеяду гениев от предпринимательства, сравнимых по масштабу и авантюризму с титанами Возрождения и героями эпохи Великих географических открытий. Одним из таких деятелей был барон Пол Джулиус (Пауль Юлиус) Ройтер, он же Изя Самуэльевич Йосафат из Касселя. Фигура гомерических масштабов. Начал банковским клерком, создал издательство, печатал памфлеты во время революции 1848 года. Мы знаем барона Ройтера, как основателя одного из крупнейших мировых информационных агентств — Reuters.

Вот этот-то барон Ройтер и стал первым европейским буржуазным конкистадором на земле Персии. В 1872 году барону удалось каким-то образом получить от шаха Насера ад-Дина, который слыл за реформатора, совершенно феноменальную концессию. Концессия давала Ройтеру исключительные права сроком на 70 лет на все персидские недра и всю инфраструктуру: дороги, телеграф, фабрики, мосты, дамбы, железные дороги. Рейтер получал на откуп персидские таможни (на 20 лет) и вишенкой на торте — преимущественное право на создание госбанка Персии в тот момент, когда он станет нужен правительству. За всю эту красоту Шахиншах просил фиксированную сумму в течение первых 5 лет и 60% от всех прибылей концессии в последующие 20 лет (по другим данным — 20% от железнодорожных предприятий и 15% от любых других). Концессия, напомним, давалась  сроком на 70 лет. Continue reading

Enfant terrible Персидского залива

Катар 1

Наверное, самым своеобразным из всех нефтедобывающих государств следует признать катарскую монархию. Это государство на протяжении длительного времени постоянно попадает в мировые новости — получение права на проведение чемпионата мира по футболу, деятельность новостного агентства «Аль-Джазира», масштабные сделки на финансовом рынке.

Аравия цветнаяПод впечатлением от такого вала новостей (большинство из которых почему-то имеют скандальный оттенок) трудно не удивиться тому, что речь идет о крошечном государстве. В этой стране живет всего 280,000 граждан, то есть примерно в два раза меньше, чем в Люксембурге. Впрочем, на каждого гражданина Катара приходится почти семь «гастарбайтеров», так что количество людей, проживающих на территории государства, несколько превышает два миллиона человек. Представьте себе, что в Россию полностью переселились миллиард китайцев — такое там отношение «местных» и «понаехавших»! Continue reading

Конференция «20 лет российской нефти»

18 ноября 2011 года состоялась конференция, посвященная двадцатилетию появления в России нефтяных компаний. Программа выступлений была весьма насыщенной. Много интересного рассказал Леонид Федун про нетрадиционные источники углеводородов, новые технологии, повышение КИН («Будущее отрасли — нетрадиционная нефть»). Президент РСПП Александр Шохин вспоминал, как 20 лет назад он работал в «правительстве реформ» и как много важных событий тогда произошло («Год богат на двадцатилетние юбилеи»). Вагит Алекперов рассказал, как создавался ЛУКОЙЛ («Тяжело вспоминать, в каком бедственном положении находились нефтеперерабатывающие заводы в начале 90-х годов»). Министр промышленности и энергетики Азербайджана Натик Алиев поздравил ЛУКОЙЛ с юбилеем и рассказал об успехах азербайджанских нефтяников («Добыча выросла с 15 до 50 млн тонн в год»). Президент Saudi Arabian Oil Company Халед аль-Фалех порассуждал на тему «пика нефти». Он высказал оптимизм относительно достаточности мировых запасов нефти, но отметил, что сейчас около 1 млрд жителей Земли не имеют доступа к электричеству. Их нужно обеспечить энергией, которой потребуется очень много с учётом роста населения («Все должны жить в хороших условиях»).

Четверо с похожими фамилиями

0_43021_84937d60_LЭто иллюстрация к статье в журнале «Нефть и Капитал», опубликованной в 1999 году. Статья рассказывала о союзе олигархов, созданном в период подготовки к выборам президента России.

«На сегодня каждый из его участников является абсолютным лидером в своей финансово-промышленной империи. У каждого (по крайней мере на раннем этапе развития бизнеса), возможно, были партнеры, однако сегодня таковые (если под партнерством понимать не некую долю от прибыли, а равный голос), безусловно, отсутствуют. Все, что про четырех джентльменов известно широкой публике, свидетельствует об авторитарных характерах и соответствующей системе управления.

Наконец, каждый из них давно уже прошел тот рубеж, за которым материальные проблемы лично-потребительского характера, будь то жилье любого вообразимого формата, покупка самолета или островка в океане, учеба детей или коллекционирование произведений искусства, попросту не существуют. Длинный этот пассаж предваряет один короткий вопрос: зачем?

Continue reading

Нефтяная политическая карикатура 1878 года

 by Grant HamiltonКарикатура изображает битву Tidewater Pipe-Line со Standard Oil. Вот как эта история описана в книге Дэниела Ергина «Добыча: всемирная история борьбы за нефть, деньги и власть» в главе «Новые угрозы»:
«В самом конце семидесятых годов (…) производители из Пенсильвании сделали последнюю попытку вырваться из удушающих объятий «Стандард» с помощью рискованного эксперимента — впервые в мире они опробовали трубопровод большой длины. У проекта, названного «Прибрежный трубопровод» не существовало прецедентов, и не было уверенности в том, что все это технически выполнимо. Нефть должна была перемещаться в восточном направлении на 110 миль от Нефтяного района до Пенсильвании и к Редингской железной дороге. Строительству трубопровода сопутствовали быстрота и секретность. Создавались даже фальшивые карты, неправильно указывающие направление трубопровода для того, чтобы избавиться от «Стандард». Многие до самого последнего момента сомневались в том, что трубопровод будет работать. Тем не менее к маю 1879 года по нему потекла нефть. Это стало весомым технологическим достижением, сопоставимым со строительством Бруклинского моста четырьмя годами ранее, и открыло новый этап в истории нефти. Трубопровод отныне станет основным конкурентом железной дороги в области транспортировки на дальние расстояния.»

«Здесь вам не рады»

0_45bf5_13da9c6f_XL

Де Голль в рамках официального визита в Алжир 8 декабря 1958 года осматривает буровую станцию. Уже четыре года в стране устраивает террористические акты Фронт Национального Освобождения. До получения независимости ещё четыре года.

Continue reading