Столкнуть газовиков с шахтерами? Мы – против!

2009--198x300Глава Total Патрик Пуяннэ, которого не заподозришь в негативном отношении к любому виду углеводородного сырья, выступил на газовой конференции Gastech 2017 с неожиданных позиций. Нет, ничего сенсационного он вроде бы не высказал — напомнил лишь, «что газ на сегодня — самое дорогое ископаемое топливо. Это реальность. Потому что его сложно перевозить; логистика более дорогая, чем для угля и нефти».

Конкуренцию маскируют экологией

Общеизвестная — вы скажете — истина? Да, но меньше всего ждешь ее озвучивания из уст дипломатичного французского топ-менеджера. Да еще происходит это в разгар глобальной кампании, запущенной в русле начавшейся имплементации Парижского природоохранного протокола.

Одна из целей этого широкого движения экологистов и тех, кто за ними стоит, — беспрецедентная реклама преимуществ газа. Реклама не сама по себе, а в ущерб другим энергоисточникам в недрах Земли. В подобной обстановке газовой эйфории нелегко говорить с трибуны правду. Правду о не такой уж доступности и практичности этого сырья как это превозносится в виде якобы точной данности. Уже само переосмысление этого постулата, с точки зрения политкорректности, — ересь. Но она говорит о самостоятельности мышления докладчика и зрелости его суждений.

Continue reading

Хождение за три моря

Павел Богомолов
Павел Богомолов

Печально, но факт: поколение россиян, заставшее в детстве потрясающий успех премьеры советско-индийского фильма «Хождение за три моря», выходит на пенсию. Но мы помним о популярности тогдашней когорты кинематографистов пост-колониального Дели во главе с Раджем Капуром и, с другой стороны, о харизме Олега Стриженова, блестяще сыгравшего роль средневекового купца из Твери — Афанасия Никитина. Это  он проложил нам первый путь к берегам далекого Индостана.

Дела у нефтяников БРИКС не так уж плохи

Автору этих строк почему-то думается, что, будь Афанасий Никитин нашим современником, он почти наверняка оказался бы первопроходцем-нефтяником. И, быть может, встал бы у руля тех впечатляющих совместных проектов в углеводородном секторе, которые были обнародованы на днях в Гоа – самом маленьком, но и едва ли на самом колоритном штате  южноазиатского субконтинента.

shutterstock_386469277Заметим в скобках: великие португальские мореплаватели эпохи Васко да Гамы основали одну из первых своих колоний именно в Гоа. С тех пор причудливая по своим историческим корням община с католическими соборами, языковой спецификой, культурным многообразием и, наконец, совершенно неповторимыми молодежными традициями времен хиппи, не просто существует, но и развивается, делая честь всей индийской демократии. Плюрализм наций и народностей, религий и культур в этой великой стране — вне всяких сомнений.

В первый же день саммита БРИКС в Гоа, в котором, среди глав пяти государств или правительств, принял участие Владимир Путин, состоялось заключение меморандума между «Газпромом» и компанией Engineers India. Очевидно  обоюдное понимание целей, ради которых будет выполняться совместное исследование маршрута поставок трубопроводного газа в Индию. Имеется в виду прямая артерия, нацеленная на южноазиатский субконтинент. Казалось бы, само подписание — дело мимолетное: всего несколько протокольных секунд и моментальные росчерки двух перьев… Но даже на этом разово-позитивном фоне заявленный в декабре 2015-го ашхабадский план всячески поддерживаемого Вашингтоном трубопровода ТАПИ для транспортировки туркменского газа в Индию через «диверсионно-опасный» Афганистан кажется экспертам еще более странным и проблематичным. В Гоа было объявлено и о приобретении «Роснефтью» 49% Essar Oil Ltd (EOL). Тоже добрая весть!

Continue reading

Газовый профиль Австралии

Австралия В ПЕЧАТЬ
Примечание: цифры относятся к австралийскому финансовому году, который начинается в июле указанного года, и заканчивается в июне следующего года.

Австралия – крупнейший экспортер СПГ и планируется, что в этом десятилетии страна опередит Катар как крупнейший в мире экспортер этого вида топлива. Большая часть мощностей на новых австралийских работающих (или близких к запуску) заводах уже загружена заказами азиатских покупателей по долгосрочным контрактам — на условиях поставки с судна. Прогнозируется, что в ближайшие годы австралийский газ вытеснит на этом рынке значительную часть незаконтрактованных объемов, поставляемых с Ближнего Востока или из зоны атлантического бассейна.

Однако снижение спроса в Азии привело к тому, что австралийские установки СПГ испытывают трудности с размещением своих первых отгрузок, и есть предположение, что проекты могут снизить объем производства до уровня ниже установленных мощностей.  С другой стороны, операторы проектов могут принять обратное решение и, напротив, повысить объемы производства для того, что бы максимизировать выручку и компенсировать низкую по сравнению с ожиданиями доходность.

Установка «Квинсленд Кертис» (QCLNG) начала производство СПГ в самом конце 2014 года и осуществила первую отгрузку в январе 2015. Это первый в мире проект по экспорту СПГ, который использует метан угольных пластов в качестве источника. Два проекта по соседству от QCLNG, «Гладстон» (GLNG) и «Австралия Пасифик LNG» (APLNG), также были введены в действие в 2015 году. GLNG произвела первую отгрузку в сентябре 2015 года, APLNG начала отгружать газ в начале 2016 года.

Кроме того, в период между 2016 и 2018 годами планируются запуски заводов «Горгон» и «Уитстон» в штате Западная Австралия, «Ихтюс» на Северной территории и проекта плавучей установки СПГ (FLNG) «Prelude» под управлением Shell у северо-западного побережья страны.

Австралия обладает гигантскими запасами газа, и есть планы реализации новых проектов экспорта СПГ для «монетизации» вновь открытых месторождений Брауз и Бонапарт у побережья Западной Австралии.

Но будущее этих проектов далеко не гарантировано — нынешний этап разработки вышел за рамки бюджета и некоторые проекты реализуются со значительным отставанием во времени. Это привело к трудностям в привлечении инвесторов, особенно учитывая низкие мировые цены на нефть.

Австралийские проекты также наталкиваются на конкуренцию за покупателей и инвесторов от будущих заводов в Соединенных Штатах, Мозамбике и Папуа-Новой Гвинее, которые планируется запустить после 2020 года. Ожидаются, что эти проекты будут более экономичны, чем австралийские объекты.

Это приводит некоторые компании к мысли использовать более экономичные плавучие установки СПГ для производства на морских месторождениях.

Ожидается, что производство газа в Австралии будет быстро расти — в эксплуатацию вводятся новые заводы по экспорту СПГ, в частности, использующие газ из крупных разведанных запасов около северо-западного побережья.

На месторождение Карнарвон (в Западной Австралии) приходится большая часть производства в стране, и газ оттуда продается на западные рынки. Спрос на более крупном азиатском рынке насыщается производством на месторождениях Гиппсланд-Бейзин на юго-востоке страны и Купер-Бейзин в центральной Австралии.

Добыча на традиционных материковых месторождениях в Купер-Бейзин падает и замещается растущим производством из метана угольных пластов на месторождениях Бауэн и Сюрат на юго-востоке штата Квинсленд. Эти месторождения также будут снабжать три завода СПГ, строящихся в настоящее время на острове Кертис.

Северная территория обладает маленьким рынком, но имеет очень большие перспективы с гигантским месторождением Байю-Ундан, расположенным примерно в 500 км к северо-западу от города Дарвина в Совместной зоне разработки нефти в Тиморском море. Эта зона находится в совместном пользовании Австралией и Восточным Тимором, и включает в себя также газовое месторождение Блектип, где добыча началась в 2009 году. Из совместной с Тимором зоны газ по трубопроводу транспортируется на материк, где рассматривается как импорт и дополняет производство истощающегося сухопутного месторождения Амадеус-Бейзин, находящегося на юге Северной территории.

Interfax Global EnergyEnergy Hub

interfax-2

Тиморское море в центре внимания на слушаниях в ООН

Протестующий против договора CMATS напротив австралийского посольства в Джакарте. AP Photo/Dita Alangkara

Восточный Тимор надеется, что слушания в Согласительной комиссии ООН, начавшиеся в прошлый понедельник в Гааге, помогут разрешить спор с соседней Австралией о морских границах в Тиморском море.

В апреле этого года Восточный Тимор начал обязательный процесс примирения, ведущийся согласно Конвенции ООН по морскому праву. Группа из пяти независимых советников будет пытаться помочь двум государствам достигнуть дружественного соглашения о морских границах, хотя эта задача и представляется нелегкой из-за самой сути разногласий.

В центре спора находится газовое месторождение Грейтер Санрайз, замороженное до той поры, пока правительства Австралии и Восточного Тимора не урегулируют разногласия о морских границах и соглашениях, которые ранее были заключены с целью освоения углеводородного потенциала этого региона.

Тиморцы настаивают на том, чтобы Соглашение об определенных морских договоренностях в Тиморском море (Treaty of Certain Maritime Arrangements in the Timor Sea, CMATS) было признано недействительным из-за того, что Австралия якобы проводила шпионскую деятельность в Восточном Тиморе во время переговоров в 2004 году и не вела переговоры добросовестно.

Месторождение Грейтер Санрайз содержит 151 миллиардов кубометров газа, что достаточно для того, чтобы содержать по крайней мере один завод по сжижению природного газа. Но если Восточному Тимору удастся признать CMATS недействительным, (а также два других соглашения о добыче углеводородов в Тиморском море, являющихся предметом спора), страна получит право только на долю 20,1% в Грейтер Санрайз — если основывать расчеты на геометрических принципах медианной линии, согласно hydrographer.org. Это оставит Восточному Тимору только 28,32 миллиардов кубометров газа, что вряд ли окупит содержание завода СПГ. У Австралии же останется доля в 79,9% в месторождении, что соответствует 113,3 млрд кубометров, вполне достаточная для запуска завода сжижения.

CMATS же предполагает равный раздел выручки от Грейтер Санрайз между двумя странами, несмотря на то, что 80% месторождения находится в зоне исключительной австралийской юрисдикции. Немаловажно, что соглашение также устанавливает мораторий на 50 лет на переговоры об окончательных морских границах. Ссылаясь это положение, Австралия заявила на слушаниях, что будет оспаривать подсудность спора комиссии.

Тем не менее, Восточный Тимор надеется, что отмена CMATS и последующие новые переговоры приведут к тому, что новые морские границы будут определены в соответствии с принципом принципе «скорректированной равноудаленности». Таким образом, заявляет это государство, основная часть Грейтер Санрайз должна принадлежать ему. Однако, независимый геометрический анализ предполагает иное.

Хотя решения Согласительной комиссии ООН юридически не обязательны и не будут приняты в течение ближайшего года или около того, сомнительно, что Восточный Тимор сможет оживить угасающую добычу углеводородов в ближайшее время без форсирования разработки месторождения Грейтер Санрайз, которое сейчас на неопределенный срок заморожено. Независимый анализ слушаний в комиссии показывает, что наиболее вероятным их результатом будет то, что доля Восточного Тимора в Грейтер Санрайз останется такой же или будет уменьшена.

Около 95% доходов Восточного Тимора приходятся на нефть и газ, что помогло стране с 2005 года накопить 16 миллиардов долларов в своем нефтяном суверенном фонде. Но, так как добыча снижается, денежные потоки тоже уменьшаются — в марте 2016 года фонд пополнился только на 34 миллиона долларов, наименьшая сумма с 2007 года. Месторождение Байу-Ундан под управлением ConocoPhilips остается последним работающим проектом в стране, но оно уже почти исчерпано и окончание производства ожидается там уже в 2022 году.

Инвестиции в Байу-Ундан не были бы вообще произведены нефтяными фирмами без стабильности, гарантированной соглашениями, написала в The Australian Джули Бишоп, министр иностранных дел Австралии.

Нефтяной фонд обнулится к 2025 году, учитывая динамику государственных расходов, заявила негосударственная организация Лао Хамутук сотрудникам Interfax Natural Gas Daily. Но, вместо того, чтобы направить свои усилия на диверсификацию экономики, нынешнее правительство концентрирует свои усилия на отмене CMATS, то есть именного того соглашения, которое гарантирует стабильность, необходимую для нефтяных компаний для инвестирования в Грейтер Санрайз под управлением австралийской нефтяной компании Woodside.

Другие нефть и газ?

Геологи с опытом работы в Восточном Тиморе сказали Interfax Natural Gas Daily, что оценка запасов страны в 12–17 миллиардов эквивалентов баррелей нефти, заявленная национальной нефтяной компанией Timor GAP, слишком оптимистична.  17 миллиардов баррелей — это эквивалент 2,58 триллионов кубометров газа, а Грейтер Санрайз, самое крупное известное месторождение в регионе, содержит только 141,6 миллиардов кубометров неразработанных запасов.

Геологи говорят, что точно оценить нефтегазовый потенциал Восточного Тимора без дальнейшей разведки невозможно. Но нефтяные компании не стоят в очереди потратить свои доллары в стране на разведку. Многих отпугнуло непоследовательное поведение правительства, особенно непредсказуемость в операционной и финансовой сфере.

Один из экспертов сказал Interfax Natural Gas Daily, что не ожидает обнаружения новых крупных месторождений, сходных с Байу-Ундан и Грейтер Санрайз. «Я думаю, их бы уже нашли к настоящему времени», заявил он.

Дамон Эванс

interfax-2