«Святая простота», которой не терпит ТЭК

До 11 апреля нынешнего года студенты российских вузов (о чем автор этих строк знает не понаслышке) отвечали на вопрос об отечественных идеологах «слезания с нефтяной иглы», как правило, одинаково. Почти всегда звучали имена двух авторитетных оппонентов углеводородного приоритета в топливной политике Москвы. Говорилось, что самыми решительными проводниками линии на сворачивание роли нефти и газа в ВВП, экспорте и формировании госбюджета являются, пожалуй, Герман Греф и Алексей Кудрин. С этим, как говорится, мы и жили. Но вот в канун Дня космонавтики послышался «гул космодромной риторики». То был размашисто-стратосферный взлет на невиданную орбиту огульного отрицания «голубого топлива» и «черного золота». Отрицания не то что на завтра, а уже на нынешнем этапе развития. Презрев «нефтяную иглу» в радиопередаче «Россия будущего», оппозиционер и блогер Алексей Навальный сказал так: «Нужно просто захотеть быть независимым от нефти. Более 80% экономики контролирует государство. А государство, в свою очередь, не хочет ничем заниматься кроме добычи природных ресурсов. Нефть — это до безобразия легкие деньги. Не нужно много ума, чтобы выкачивать нефть и ее продавать… Поэтому правительство и друзья Путина так присосались к этой нефтяной трубе»… Что ж, не станем — в ответ — ни восхищаться «святой простотой от незнания», ни опровергать крайне обидную для нефтяников суть слов Навального. Не будем и пояснять, что углеводородный ТЭК — это интеллектуально наполненный, высокотехнологичный и наукоемкий сектор экономики РФ. Происшедшие в нем за четверть века перемены вывели нефтянку России на позиции наибольшего восприятия и внедрения делового, корпоративно-рыночного опыта из-за рубежа. Иными словами, вместо «увязания в подробностях», которые в данном случае делу не помогут, «Нефтянка» хотела бы от души пожелать Алексею Анатольевичу, заболевшему в Сибири, полного и скорейшего выздоровления. Так что в данный момент Бог с ним — с этим «черным золотом», уважаемый наш соотечественник! Главное для вас — вновь обрести силы и последовать своему призванию. А уж об «игле» мы как-нибудь позаботимся. 

Наедине с рабочим классом

Это стало довольно неожиданным. Едва ли не самой дельной оценкой допущенных «минусов» в политике Александра Лукашенко поделился со СМИ в эти августовские дни первый и единственный президент СССР Михаил Горбачев. В беседе с «Комсомольской правдой» он сетует на то, что глава Белоруссии слишком поздно обратился к рабочим предприятий республики.

…За 29 лет все мы как-то привыкли к тому, что в дни очередных годовщин августовских событий в Москве тот же Горбачев всегда становится одним из востребованных собеседников для прессы. Но на этот раз Михаил Сергеевич самокритичнее, чем обычно, спроецировал свои ошибки рубежа 1980-х и 1990-х годов на нынешние реалии ближнего зарубежья. На фоне минских потрясений экс-генсеку пришлось отметить, что и сам-то он чересчур поздно обратился — под занавес приснопамятной перестройки — к рабочему классу страны. Однако, признал он, в тот момент добиться эффекта, увы, не удалось. «Нужной поддержки не получилось», — сказал Горбачев. Но свалить неудачу тогдашней попытки диалога «на рабочих — к этому я не склонен». Что ж, спасибо «отцу нового политического мышления» и на этом: что правда, то правда. Но в чем же должна состоять для заводчан Белоруссии выстраданная правота откровений «кремлевского ветерана» о не достигнутом в свое время согласии с рабочим классом? То есть с внуками тех пролетариев, которые совершили в революционном Петрограде Октябрьский переворот 1917-го?.. 

Если не сам Горбачев, то многие другие, гадая о судьбах индустриальных коллективов Белоруссии, с тревогой размышляют при виде бурлящих цехов Минска, Жодино, Гомеля, Могилева и т.д., о замысле западных конкурентов республики. Одна из затей — осуществить ее деиндустриализацию, оставив опустевшие корпуса комбинатов на «будущем картофельном поле Европы». Словом, опять «святая простота» — и они в НАТО еще думают, что мы этого не понимаем! Сильная, передовая и конкурентоспособная промышленность в Белоруссии? Это флагманам ЕС не нужно ни на Свислочи, ни в Полесье, ни над Днепром. Еще лет двадцать — и рабочий класс, как и «синие воротнички» инженерного сословия республики, рискуют исчезнуть, хотя сами они пока еще не видят угрозу вплотную. Т.е. не могут провести параллель с жуткой деиндустриализацией соседней Украины. Большой страны, где безнадежно замерли заводы и верфи, — и лишь путающаяся в собственной имущественной принадлежности запорожская «Мотор-Сичь» (со своими некогда лучшими в мире двигателями) агонизирует из-за неведения даже ближайшего будущего.

Любопытно, что замаскированную деиндустриализацию Белоруссии хотят начать именно с ее топливно-энергетического комплекса, который минские власти почему-то столь отчаянно защищали в последние годы от… России! А что выходит на поверку? С Запада, а не с Востока, звучит призыв остановить прокачку «черного золота» по нефтепроводу, пересекающему славянское государство. Кого собираются «убить» таким способом? Неужто казну РФ, достигшую завидно-рекордного объема золотовалютных запасов? Смешно! Подорвать хотят транзитные поступления в белорусский бюджет. Любители всяческих эмбарго мечтают остановить производство топлива, смазочных материалов, битума и сжиженных газов на Мозырском НПЗ. Не нужны им якобы и 70 типов нефтехимической продукции из Новополоцка. Но главное, и об этом позаботился комиссар Еврокомиссии по энергетике, — напринимать в Брюсселе серию клятвенных решений о недопущении ни одного мегаватта электроэнергии с Белорусской АЭС. На этом особенно настаивает Литва, столь полюбившаяся минским оппозиционерам, особенно г-же Тихановской.

Словом, напрасно Лукашенко дал понять на волне протестных акций, что Россия и Запад одинаково заинтересованы в промышленном хаосе попавшей в беду страны. Так, если остановить работающую и известную всему миру компанию «Беларуськалий», то это будет, мол, выгодно и восточному соседу по СНГ, и такому поставщику удобрений, как Страна кленового листа. «Если на «Беларуськалии» даже на два дня забастуют, — говорил он, -то конкуренты, россияне и канадцы, перекрестятся». На деле же, уважаемый Александр Григорьевич, конкуренты бывают разными. Даже крестимся мы и то по-разному. Видимо, не стоило вашим силовикам арестовывать и сажать в 2013-м гостя из Москвы — гендиректора «Уралкалия» и, по совместительству, главу наблюдательного совета «Белорусской калийной компании» (БКК), что вскоре потребовало подключения Кремля к вызволению этого россиянина. Не стал ли бедолага Владислав Баумгертнер невольным провозвестником недавнего ареста 33 наших «богатырей» в санатории «Белорусочка» накануне выборов? Если, мол, хитрый бизнесмен затевал экономическую диверсию, то безработные неудачники из России якобы готовили массовые беспорядки! 

В общем, пока высосанные из пальца обвинения сыплются на ни в чем не повинных россиян то в сфере нефти, то в области поставок природного газа, то (из-за западного бугра) на ниве атомной энергетики, а то на «калийной площадке», — недруги будут этим умело пользоваться. В действительности же пришла пора словом и делом крепить теснейшую союзническую интеграцию двух экономик. И даже сбитые с толку рабочие, недооцененные поначалу ни в перестроечной Москве 1980-х, ни в сегодняшнем Минске, будут понимать это все рельефнее день ото дня. Что — повторяю — непременно проявится в многострадальной сфере ТЭК. Итак, «пролетарии всех стран, соединяйтесь!». 

Ледяное зеркало двух энергетик

В один и тот же летний день Москва и Вашингтон стали свидетелями событий, связанных с нефтегазовыми ресурсами Арктики, как и с позициями Кремля и Белого дома по этому вопросу. Тем самым окончательно выявилось нечто важное. Выяснилось: вокруг какого именно сегмента углеводородного ТЭК будет вращаться в предстоящие четыре года главная смысловая интрига российско-американской «энергодуэли» в ее глобальном измерении.

Бутыль с «черным золотом» отменного качества, напомнившую по своему изяществу хрустальный праздничный штоф, подарил Владимиру Путину глава «Роснефти» Игорь Сечин; и этот приятный для обоих петербуржцев эпизод обошел экраны. «С большой радостью хотел бы передать вам первую нефть, добытую на 31-й скважине Западно-Иркинского месторождения с потрясающими характеристиками, — сказал топ-менеджер ведущей топливно-сырьевой госкорпорации РФ. — Содержание серы — 0,02%. Это премиальная нефть, одна из лучших в мире. Лучше ближневосточной даже». Видно было, что президент искренне порадовался сувениру. При этом он напомнил, что Кремль заинтересован не только в разработке кладовых Таймыра, но еще и в развитом даунстриме. Причем как можно ближе к столь же премиальным, как и наше сырье, экспортным рынкам на Тихом океане. Глава государства попросил Сечина представить предложения по созданию нефтехимического комплекса в Находке. Предпринимателям, однако, «палец в рот не клади» — они всегда готовы сопроводить даже «высочайшие» пожелания встречными ремарками, особенно госбюджетно-фискального свойства. Вот и на сей раз Сечин реагировал в том плане, что компании «нужен стабильный налоговый режим», чтобы планировать развитие такого предприятия на 30-летний срок.

В целом сюжет с подарочной бутылкой зримо напоминает: вопреки торможению последних лет, вызванному секторальными санкциями США и ЕС, Москва усилила свой арктический отраслевой акцент. И, соответственно, закрепила курс как на освоение новых сырьевых провинций Заполярья, так и на укрепление (не только чисто транспортной) роли Севморпути. Разработка углеводородных блоков на Северном Ледовитом океане поможет поднять со временем ВВП России на целых две процентных позиции! Хотя мы честно снижаем добычу по квотам ОПЕК+, а в иных отраслях допущен спад из-за мирового кризиса и COVID-19, но такого хозяйственного коллапса, как за рубежом, к счастью, не наблюдается. «Судя по всему, — сказал Путин в беседе с Сечиным, — у нас сокращение, падение будет меньше, чем во многих других странах, в том числе европейских странах… Рано или поздно это пройдет, и мировая экономика будет расти, и российская будет расти… И нужно будет отвевать на тот вызов, который будет связан с ростом мировой экономики». 

Итак, по большому счету отвечать на вызов (в смысле динамики ВВП), к чему бы ни призывали экологи, да и активисты общественных организаций, придется не просто «кому-то». Придется опять же нашему углеводородному ТЭК, причем в немалой мере (и вопреки нерешенной части технологического импортозамещения) — на полярных широтах. Но в том-то и дело, что туда же, ближе к полюсу, как выявилось на исходе лета, нацелены и главные планы американской нефтянки! Недаром сейчас, пусть запоздало, выясняется, что с 2018-го Дональд Трамп не просто, как мы думали, выторговывает у Дании суверенитет над богатой недрами Гренландией «в абстрактном ключе». Нет, датчанам предложена взамен юрисдикция над соблазнительной территорией в Карибском море, где в былые времена Копенгаген уже владел островными колониями. Речь идет о «государстве, ассоциированном с Соединенными Штатами», но пока еще не ставшем их субъектом, — о Пуэрто-Рико. Но сейчас речь идет не о тропическом рае, а о конкретно-вашингтонской подвижке этих дней. Назло оппозиционным демократам, идущим на бой с республиканцами Трампа под флагом экологизма и защиты Крайнего Севера, — Белый дом все-таки одобрил масштабную программу инвестиционно-буровой экспансии в Заполярье. Речь — о всемерно выдвижении нефтегазовых «мейджоров» США, можно сказать, навстречу и наперекор российским «раздражителям» — Ямалу, Гыдану, Таймыру и т.д. Официально принят, по сообщению Associated Press, «План добычи нефти и газа в Национальном Арктическом природном заповеднике в штате Аляска». Об этом, собственно, мы и поговорим далее. 

Полем боя Арктика будет и при Трампе, и при Байдене

20 августа «Нефтянка» уже рассказала в статье Кристины Кузнецовой о сути, как и о ресурсных, да и других слагаемых «Арктической программы» Трампа; и нет необходимости повторять их. В любом случае ясно: это — часть предвыборной программы президента. Налицо — рукопожатие нынешней администрации с тем звеном олигархии, т.е. боссов энергетики и тяжелой индустрии США, которое «подпирает» осажденную в Белом доме The Grand Old Party (GOP). 

Фотография: Zuma / TASS

Организаторы грядущего «Аляскинского ледового побоища» в сфере ТЭК — не геологи, не буровики и не разработчики блоков. Это, между прочим, — министерство внутренней безопасности страны! И. о. главы этого далеко не благотворительного ведомства Дэвид Бернхардт, которого цитирует ТАСС, выступил с заявлением: «Учреждение программы знаменует собой наступление нового этапа в истории энергонезависимости США. Годы бездействия остались позади, и теперь у нас есть решительный план по использованию энергопотенциала для будущих поколений американцев». Да, такой план теперь есть, он призван обеспечить прирост добычи в Штатах как минимум на полмиллиона баррелей в сутки. Причем если вслед за морем Бофорта (соседствующим с Чукотским морем) такие же планы выйдут для других национальных акваторий и экономических зон, то Америка не просто сравняется в нефтянке с РФ и Саудовской Аравией. Это ведь практически уже достигнуто. США вырвутся (особенно если преодолеть кризис) далеко вперед. Возможна опасная бизнес-дуэль между американской нефтегазовой «лихорадкой под северным сиянием» и новыми российскими сырьевыми проектами в Арктике — из-за денег, партнеров, юрисдикций, рынков и т.д.

Но вот отнюдь не риторический вопрос. Что, если 3 ноября победят не республиканцы, а демократы во главе с «антинефтяником» Джо Байденом? Приведет ли это к отмене выдвижения нефтегазовых корпораций, шахт и электрогенерирующих гигантов в Арктику, а также к закату эры сланцев и, следовательно, к прекращению жестокого соперничества с Россией в этих же областях? Не совсем так! Накал конфронтации с Москвой, в т.ч. в сфере ТЭК (особенно арктического) нисколько не спадет — она лишь изменится по стилю и содержанию. Вместо физического соперничества буровиков в полярных широтах усилятся внешнеполитические, пропагандистские и, быть может, даже милитаристские нападки на энергетику, экспортный потенциал России. Выкручивать руки из-за океана будут не только европейским, но и азиатским импортерам нашего сырья. Т.е. битва в любом случае продолжится и даже усилится, тем более что в «санкционном ремесле» демократы, как показал в 2014–2016 годах тандем Обамы-Байдена, преуспел не менее республиканцев. 

…На исходе лета раздражителем для оппонентов российского ТЭК как «бюджетообразующей» опоры Кремля стал неожиданный для Запада факт. Несмотря на квотные снижения нефтедобычи в формате ОПЕК+ (против чего Москва выступала до апреля), присоединение России и ее соседей к режиму лимитов на добычу жидких углеводородов не привело к подрыву доходных статей отечественной казны. «Нефтеэкспорт из РФ должен был оставаться под прессом с мая из-за ограничений в русле сделки ОПЕК+ (они полностью соблюдены), — говорят эксперты банка ING. — Однако предыдущие месячные данные свидетельствуют, что Москва получала 0,6 — 0,7 млн долл доходов от экспорта за каждый доллар изменения цены сорта Urals в мае — июне. А это выше, чем исторические средние поступления в 0,5 млн долл для названных месяцев». Но ликовать нам, особенно на мировом рынке, еще не время. «Мы видим, как трудно идет восстановление. Видим много неопределенностей, мешающих возвращению к докризисным показателям», — признал министр Александр Новак на сессии Объединенного министерского мониторингового комитета (JMMC) ОПЕК+. «Рынок еще сегодня достаточно хрупок, — добавил он. — Впереди много неопределенностей и, возможно, «черных лебедей». 

Что ж, хотя и зная иносказательный смысл этой метафоры, мы не можем не вспомнить об… Австралии. Ведь она-то как раз и доказала в XVIII веке европейским мореплавателям, что черные (а не только белые, как в Старом Свете) лебеди существуют! И вот «зеленый континент» охвачен ныне (ввиду мирового, особенно китайского, топливного спада) лихорадкой «урезаний» добычи низкокалорийных видов ископаемого топлива для коммунальных сетей Поднебесной. По созвучию с перешедшей на экологичные рельсы ВР, тон в австралийской природоохранной перестройке задает местная ВНР. Это — ведущий производитель угля на всей планете. Добыча отопительных углей для котельных (ввиду борьбы со смогом в мегаполисах КНР) снижается, хотя коксующихся углей для выплавки никеля и меди (столь нужных для новой — альтернативной энергетики) производится в той же Австралии все больше. Одновременно отменен инвестиционный план по геологоразведке на нефть — силами ВНР и американской Chevron — у юго-восточных берегов материка.

Ирак — вот кто путает все карты

Как сообщило Минэнерго США, топливные и энергомашиностроительные компании Chevron, Honeywell, General Electric и другие американские игроки заключили с властями Ирака соглашения на общую сумму 8 млрд долл. Все эти планы так или иначе связаны с электрификацией и добычей «черного золота» в бедствующей после четырех войн(!) ближневосточной стране.

Излагая подписанные документы, Lenta.Ru пишет: Chevron обрел право на эксклюзивную разведку, разработку и производство нефти в провинции Ди-Кар. Honeywell начнет добычу «голубого топлива» в Ар-Ратави, что позволит Ираку использовать «местные ресурсы газа для удовлетворения внутреннего спроса на энергию». Ну а «супермейджору» General Electric достались планы электрификации того же Ирака, что опять же отмечено в сопроводительной речи профильного министра США Дэна Бруйетта как ключ к будущему для наследников древней Месопотамии в междуречье Тигра и Евфрата. Казалось бы, речь идет о крайне нужных и выгодных для Багдада соглашениях. К тому же продажа сырой нефти составляет уже более 90% государственного дохода Ирака — еще одна причина пойти ему навстречу на ключевом направлении. Так в чем же, собственно, кроется неувязка, если таковая имеет место? 

Покойный лидер Ирака Саддам Хуссейн, свергнутый в 2003-м по итогам агрессии США, олицетворял своей властью диктат суннитского меньшинства над шиитским большинством населения. Когда интервенты расправились со злокозненным Саддамом (у которого даже не оказалось оружия массового уничтожения!), — многие иракцы увидели в этом шанс: развернуть кадрово-управленческий штурвал государства в пользу шиитов. Но ведь спонсором регионального «шиизма» является соседний (и столь ненавистный Тель-Авиву и Вашингтону) Иран. О том, что именно он усилит влияние среди единоверцев-иракцев, — вконец разошедшийся «гегемон» как-то не подумал. Опять, можно сказать, «святая простота заокеанского шерифа»!

В Вашингтоне вообще редко гадают о долгосрочных последствиях самых рискованных инициатив — уж поверьте мне, освещавшему эту тему с 1970-х годов! И что в итоге? Иран выдвинул через границу религиозные общины, информцентры, разведсети, плацдармы для ударов по базам Пентагона вплотную к рубежам союзника США в регионе — Эр-Рияда. Вот уж триумф вашингтонской «мудрости» — не так ли? И все это — не на фоне возрождения Ирака, а при обвале уровня жизни в стране с рухнувшей инфраструктурой, где в 2020-м экономика упадет на 10%. Сейчас бы самое время снять эмбарго против «режима мулл» и в целом смягчить антииранские меры. Глядишь, — при таком раскладе Тегеран сбавил бы обороты своей экспансии в Ираке. Но не хотят Соединенные Штаты проявить трезвость. Отклонено требование РФ о созыве заседания Совбеза ООН по поводу антииракских санкций, которые США возрождают полностью. Восстанавливают их, между прочим, вопреки не только просьбам Москвы, но и мольбам из Лондона, Парижа и Берлина! 

Да уж, если не вашингтонским «ястребам», то хотя бы большому бизнесу США приходится выручать севший на мель Багдад своими инвестициями, хотя по-настоящему заработают они не скоро. Но вот беда: тот же Ирак, как и далекая Нигерия, — это «проштрафившиеся» члены экспортного картеля и большого формата ОПЕК+. Слабые звенья альянса, которые срывают режим ограничений, согласованных во избежание коллапса цен. Атмосфера в Ираке такова, что капиталы из США восприняты там как… стимулы к дальнейшим нарушениям! Ведь без них станет меньше доходов от нефти, и даже хрупкий социальный мир в «углу залива» треснет под спудом краха экономики. Но и на Потомаке бытуют разные подходы к Ираку. Немалые силы в Вашингтоне, опасаясь провала — у себя дома — сланцевой революции с ее издержками, не желают Багдаду «и иже с ним» полномасштабного нефтяного ренессанса. Эр-Рияд и столицы других богатых монархий региона тоже не хотят слышать из Багдада ничего подобного. Подавай им возрождение в Ираке не желанных для него мега-объемов добычи, а скромно-отраслевой дисциплины. Иначе…

…Иначе выяснится, что у Америки, в силу ее сверхдержавного, но путаного эгоизма (при всех приманках трамповского плана по Ближнему Востоку), нет и не может быть действенной программы регионального урегулирования, да еще при выравнивании регионального энергобаланса. Нет их — повторяю — даже в «отдельно взятой» нефтегазовой сфере. А «момент истины» близится. Ведь при любом исходе выборов 3 ноября мешанина взглядов на Восточное Средиземноморье и Персидский залив (от судеб Иерусалима и палестинских земель к западу от Иордана до вытягивания Ирака из болота национального распада и нищеты) забрезжит над новой администрацией США во весь рост. 

Павел Богомолов