Михаил Крутихин: «Страны ОПЕК борятся не за цены, а за рынок»

© Егор Алеев/ТАСС
© Егор Алеев/ТАСС

После прошлогоднего обвала цен на нефть многие ждали, что помощь придет от ОПЕК — организация сократит добычу и все снова станет хорошо. Этого не произошло, что дало повод говорить о полной потере влияния картеля на рынок. Так это или нет «Нефтянка» спросила у партнера консалтинговой компании RusEnergy Михаила Крутихина.

— Насколько сильна сейчас ОПЕК и способна ли она регулировать цены в ситуации, когда все бóльшая часть мировой добычи обеспечивается не входящими в организацию странами?

— Сейчас ОПЕК практически не имеет влияния на рынок. Есть несколько причин: во-первых, внутри организации нет единства взглядов, во-вторых нет квот, которые приходились бы на добычу и экспорт отдельных членов организации. Есть общая квота, но она абсолютно ничего не значит, поскольку все равно нарушается. Сегодня ОПЕК в принципе нельзя рассматривать как картель, который способен манипулировать ценами, это своего рода клуб, в котором есть четыре главных игрока, обеспечивающих 50% добычи — Саудовская Аравия, Кувейт, ОАЭ и Катар. Четыре монархии Персидского залива, которые, по крайней мере, способны друг с другом договариваться.

— Договариваться в том числе о сокращении добычи?

—Сокращать добычу они не будут. Предложение на мировом нефтяном рынке на три миллиона баррелей в сутки превышает спрос. Страны ОПЕК очень боятся понизить уровень добычи, поскольку в ситуации перепроизводства нефти опасно уходить с рынка — твое место может занять кто-то другой. Основной производитель нефти Саудовская Аравия намерена не сокращать, а увеличивать добычу, в ближайшее время она доведет свой добычной потенциал до с 9,5 до 12 миллионов баррелей в сутки. Сейчас борьба идет не за цену, а за сохранение рыночной ниши. ОПЕК по-прежнему влиятельный игрок на рынке, но не как организация, способная манипулировать ценами, а как клуб крупных производителей нефти. Если посмотреть прогноз BP до 2035 года, то мы увидим, что доля ОПЕК на мировом рынке будет увеличиваться.

— Много говорили о том, что Саудовская Аравия наращивала добычу еще и для того, чтобы ударить по американскому сланцу. Удалось ли потеснить соперника?

—Нет, эти расчеты были неоправданными, сланцевая революция будет продолжаться. Технологии развиваются, каждый год себестоимость добычи понижается на 5–10 долларов за баррель. Коэффициент извлечения сланцевой нефти сейчас около 7–9%, но если удастся повысить его хотя бы до 10–12% — а все к тому идет — это очень серьезно изменит расстановку сил на мировом рынке.

— То есть низкие цены — это надолго?

— На мой взгляд, года на два, но от знакомых экономистов я слышу менее оптимистичные прогнозы — возможно, низкие цены продержатся лет десять.

Анна Викторова