Стабильное дно

Несмотря на резкий скачок нефтяных котировок в конце прошлой недели цена на нефть по-прежнему остается низкой и не превышает 55 долларов за баррель. Сильно просел рынок сжиженного природного газа. Кто из нефтегазовых компаний сможет извлечь выгоду в этой кризисной ситуации?

Стабильность — пожалуй, главный тренд этой недели. Цены на нефть по-прежнему стабильно низкие. Особых причин надеяться на ее рост нет: согласно расчетам Reuters, в январе текущего года страны ОПЕК производили в среднем 30,37 млн баррелей нефти в сутки против 30,24 млн в декабре. Члены организации стараются наращивать поставки, стремясь всеми силами получить дополнительную долю на нефтяном рынке. Не забываем, что министр нефти Саудовской Аравии Али аль-Нуэйми заявлял о готовности не сокращать поставки нефти даже при цене в 20 долларов за баррель. Так что вымывание «малоэффективных» производителей нефти будет продолжаться как минимум до 5 июня, когда должна пройти встреча представителей стран-членов ОПЕК.
Разумеется, «малоэффективные» производители не особо довольны таким развитием событий. Низкие цены на нефть давят на нефтегазовые компании, вынуждая идти на сокращение капитальных затрат. Так, Shell срежет их на 15%, до 34 млрд долларов США, Chevron — на 13%, до 35 млрд долларов, Total – на 10%, до 23,4 млрд долларов, ConocoPhillips — примерно на 15%, до 11,5 млрд долларов. Итог – снижение инвестиций в поиск новых запасов углеводородов, замораживание ставших нерентабельными проектов. Возможные последствия — сокращение добычи нефти при росте спроса из-за сохраняющихся низких цен, что приводит к росту стоимости нефти и ее возможному дефициту. В этом случае, по прогнозам генерального секретаря ОПЕК Абдаллы аль-Бадри, нефть может вырасти до 200 долларов за баррель. Не цена — сказка для стран, зависимых от добычи углеводородов, например, России и Венесуэлы. С другой стороны, этого может не произойти, если война между членами ОПЕК за доли на мировом нефтяном рынке продолжится.
Однако не о нефти единой скорбят мировые энергетические компании. Сильно лихорадит рынок сжиженного природного газа. Так, в азиатском регионе цены на СПГ упали до 8 долларов за млн британских тепловых единиц (мбте)  (около 390 долларов за тонну), а в отдельных случаях достигли 7,5 долларов за мбте (около 365 долл. за тонну).  Столь серьезное падение связано с тем, что в большинстве контрактов на поставку СПГ учитывается цена на нефть. Сюда добавим невысокий спрос со стороны Японии и грядущий ввод новых СПГ-мощностей — по данным аналитиков «Бернстайна», это дополнительные 60 млн тонн СПГ, которые попадут на рынок в 2015-2016 годах. Этих факторов с головой хватает для того, чтобы цены на СПГ находились на уровне меньше 10 долларов за мбте (менее 500 долларов за тонну).
Но праздник не будет длиться вечно — низкие цены на нефть и сжиженный природный газ заставляют компании пересмотреть свои проекты по строительству СПГ-заводов. Chevron, Total, Shell перенесли принятие окончательных инвестиционных решений по ряду таких проектов — при нынешней ценовой конъюнктуре они убыточны. По тем же причинам резко упала привлекательность поставок «ледяного» газа из США. В «Бернстайн» предупредили, что недофинансирование СПГ-проектов выльется в рост спроса при недостаточном предложении, что спровоцирует, в свою очередь, и рост цен на СПГ. По оценке аналитиков, помимо вводимых мощностей, к 2020 году рынок должен получить дополнительно еще одну прибавку в 90 млн тонн ежегодно. Не будет инвестиций — не будет новых заводов — не будет низких цен на СПГ.
Неопределенность заставляет международные компании метаться в поисках оптимальной стратегии выживания, делать прогнозы, мало отличающиеся от астрологических предсказаний. Им остается уповать на рост спроса и неспособность стран ОПЕК его удовлетворить. Но есть один участник рынка, который точно останется в выигрыше — это Китай. Сегодня его компании рыщут в поисках свободных объемов СПГ и стараются приобрести доли в действующих и планируемых СПГ-проектах. Благо цены на углеводороды низкие, что отражается на стоимость активов. Благодаря фактически бездонной мошне китайского правительства его эмиссары могут спокойно вести скупку интересующих государство активов, обеспечивая страну надежными и недорогими поставками СПГ, и, как следствие, дальнейший рост ее экономики.

Михаил Воронов