Крах сланцевой индустрии в США

RenewEconomyС тех пор, как в середине прошлого года началось стремительное падение цен на нефть, было все более интересно наблюдать за тем, как на такие изменения реагирует отрасль. По последним оценкам в мире были прекращены или заморожены проекты на общую сумму $200 млрд. Причина понятна – невозможность конкурировать по издержкам.

Американская сланцевая промышленность не стала исключением. График, предложенный экспертами Baker Hughes и приведенный ниже, показывает существенное сокращение буровых установок в США.

shale-rigs1

Всего за три месяца этот показатель упал на 24%. Другими словами, если на пике в середине октября 2014 в США работало 1609 буровых установок на нефть, то к концу января 2015 это число сократилось до 1220. Как отмечает Марк Льюис из парижского офиса Kepler Chevreux, «за время ведения подобной статистики от Baker Hughes, а она публикуется с июля 1987 года, подобного провала, как по скорости, так и в абсолютном выражении не наблюдалось».

Что же это означает?

Льюис отмечает, что количество буровых в США – это основной индикатор уровня добычи в стране. Именно поэтому за этим показателем так пристально следят на рынке, ведь по сути это самый простой инструмент описания и прогнозирования уровня добычи сланцевой нефти в США.

Тут важно помнить о том, что сланцевый бум в США в последние 5 лет был основным драйвером мировой добычи. Если вынести за скобки небывалый рост сланцевой добычи в США, то уровень мировой добычи в настоящее время не превышал бы показатели 2005 года. Этим и объясняется такое пристальное внимание к подобной статистике со стороны Саудовской Аравии и других членов ОПЕК.

Льюис полагает, что заметное сокращение добычи сланцевой нефти означает пересмотр всей модели сланцевой добычи, которую некоторые сравнивают с гигантской пирамидой Понци из-за огромной зависимости от рециркуляции капитала и постоянной необходимости бурить новые скважины.

Теперь прогнозы о том, что сланцевый мыльный пузырь может скоро лопнуть, уже не выглядят маргинально. В своей книге «Качай, детка, качай» (“Drill, Baby, Drill”) Дэвид Хьюз из калифорнийского института PCI (the Post Carbon Institute) писал о том, что состоятельность и перспективы сланцевой революции для него всегда были туманны.

«Во-первых, сланцевые скважины, как нефтяные, так и газовые, очень быстро истощаются. Лучшие месторождения уже разрабатываются, а новые серьезные открытия маловероятны», — писал он в 2013 году. «Таким образом, в то время как в среднем продуктивность скважин падает, и для того, чтобы просто поддерживать добычу на прежнем уровне, нужно вводить в эксплуатацию все больше и больше месторождений. Проводить геологоразведку такими темпами просто нереально, да и их число не бесконечно, что ставит под сомнение сланцевую модель».

Хьюз отмечал, что к концу 2011 лучшие газовые месторождения уже находились на спаде. К 2012 необходимо было инвестировать $42 млрд для того, чтобы пробурить еще более 7000 скважин и таким образом поддержать уровень добычи. Это при том, что уровень газовой добычи в 2012 году в США был порядка $32,5 млрд.

Кажется, падение цен на нефть положило пусть и преждевременный, но вполне логичный конец сланцевому буму.

По мнению Хьюза, «в лучшем случае сланцевый газ, тяжелая нефть, нефтеносный песок и другие нетрадиционные ресурсы являются лишь отсрочкой решения ключевой проблемы: все горючие ископаемые конечны, и с каждым разом их добыча становится все дороже и опасней для окружающей среды.

Горючие ископаемые являются основой современной глобальной экономики, но чем больше мы на них уповаем, тем больше рисков для общества. Лучшим решением этого ребуса может стать осознание того, что следует менять существующую траекторию развития энергетики».

Источник: Graph of the Day: Collapse of US shale oil industry // RenewEconomy