Shell объявила о выходе из проекта «Балтийский СПГ»

Фото: Андрей Рудаков/Bloomberg

Royal Dutch Shell решила выйти из проекта «Балтийский СПГ» — завода по производству сжиженного природного газа (СПГ) в Ленинградской области, который собиралась строить вместе с «Газпромом», сообщает РБК со ссылкой на заявление председателя концерна в России Седерика Кремерса. 

«После объявления 29 марта «Газпромом» о выборе окончательной концепции реализации проекта «Балтийский СПГ» мы приняли решение прекратить участие в этом проекте», — цитирует Кремерса агентство Regnum.

В Shell «Ведомостям» сообщили, что это не окажет влияния на другие совместные проекты с «Газпромом», реализуемые в рамках стратегического партнерства, созданного двумя компаниями в 2015 году. Однако компания не намерена предоставлять «Газпрому» свою технологию сжижения газа для лицензирования в проекте «Балтийский СПГ». На каких условиях компании договорились о прекращении сотрудничества в балтийском проекте, не уточняется. 

Как наминает РБК, ранее «Газпром» сообщил, что договорился с «РусГазДобычей» о «финальной конфигурации»: она предполагает создание комплекса по переработке этансодержащего газа и по производству 13 млн тонн СПГ в год в Усть-Луге. Общая мощность комплекса по сырью составить 45 млрд кубометров газа с месторождений Надым-Пур-Таза. Кроме СПГ планируется выпускать 4 млн тонн этана и 2,2 млн тонн пропан-бутана (СУГ) в год.  Lenta.ru отмечает, что первую очередь объединенного проекта предполагается запустить в 2023 году, а вторую — в 2024м. Совокупная стоимость проекта, по оценке «Газпрома», составляет 700 млрд руб. 

Как пишет «Ъ», в рамках новой концепции фактически все капвложения перекладываются на сегмент СПГ, тогда как строительство мощностей по выпуску этана и СУГ получается очень дешевым. Shell, по данным издания, не устроил такой подход, хотя партнеры изучали четыре варианта использования жирного газа Надым-Пур-Таза. Более того, по информации «Ъ», детали новой концепции проекта Shell вообще не получала — это стало одной из причин, почему компания решила выйти. В целом собеседники «Ъ» сходятся во мнении, что «Газпром» и не стремился сохранить Shell в проекте. 

Аналитики ВТБ Капитал отмечают, что «Газпром» и Shell подписали только необязывающее соглашение (Меморандум о намерениях в июне 2016г и Базовые условия соглашения в июне 2017г), так что юридических проблем в связи с выходом концерна из проекта не должно возникнуть. «Таким образом, на данном этапе мы считаем новость нейтральной для котировок эмитента», — приводит мнение аналитиков ВТБ Капитал агентство ПРАЙМ. 

Тем не менее, по мнению аналитиков, выход Shell из проекта может усложнить процесс привлечения финансирования и увеличить финансовую нагрузку на «Газпром», растянув инвестиционный цикл компании за пределы 2020 года, что, в свою очередь, еще задержит повышение дивидендных выплат (ранее «Газпром» указывал пик инвестиционного цикла в качестве одной из причин, по которым компания не повышает дивиденды — прим.). «Такое развитие событий может быть негативным для компании и в долгосрочной перспективе едва ли окажет поддержку котировкам ее акций», — заключают аналитики. 

Директор отдела корпораций Fitch Дмитрий Маринченко считает, что выход Shell повышает риски, связанные с реализацией проекта. «Ни у «Газпрома», ни у «РусГазДобычи» нет соответствующего опыта. Это может сказаться и на качестве строительства, и на сроках. Привлечение западного партнера с опытом в СПГ-индустрии помогло бы снизить эти риски — но не совсем ясно, находится ли поиск потенциальных партнеров на повестке дня», — отмечает Маринченко в беседе с «Ведомостями». 

«Вряд ли для «Газпрома» станет проблемой привлечение финансирования, гораздо более серьезный риск — санкционный», — подчеркивает эксперт. «Россия пока зависит от западных технологий в вопросе строительство СПГ-заводов, и риск санкций будет дамокловым мечом висеть над всеми потенциальными проектами», — считает Маринченко. 

«Смена базовой технологии приводит к необходимости разработки новой концепции проекта, а следовательно, к пересмотру сроков его реализации», — говорит «Ведомостям» директор по исследованиям Vygon Consulting Мария Белова. «В частности, когда компания Conoco Phillips в середине 2014 года покинула проект Brass LNG в Нигерии, забрав с собой свою технологи, оставшиеся участники проекта только спустя 2,5 года сделали выбор в пользу технологии Air Products», — приводит пример Белова. «А в 2015 году на фоне вводимых против России санкций, участники проекта «Ямал СПГ», оценивая риск введения санкций в отношении СПГ-технологий, признавали, что пересмотр технологической концепции приведет к задержке реализации проекта минимум на полтора года», — говорит эксперт.

«В мировой практике был случай, когда Shell оставила свою технологию сжижения, полностью выйдя из проекта по строительству СПГ-завода. Но, во-первых, речь шла о малотоннажной технологии Modular Liquefaction System (MMLS). Во-вторых, еще в 2015 году продав свою 49%-ную долю в проекте (модульный завод Elba Island в США), Shell сохранила долгосрочный договор на аренду его мощностей по сжижению», — заключает Белова. 

Кристина Кузнецова