Северный поток, можем повторить

w750_2m0r5437_resize«Газпром» подписал с европейскими партнерами соглашение акционеров по строительству «Северного потока-2». Компания заявила, что в проект пойдут только дополнительные, пока не законтрактованные объемы газа. Правда, не понятно, откуда они возьмутся, даже Кремль не ждет серьезного роста экспорта российского газа в Европу к 2035 году. Ну и трудно предсказать, как на эту инициативу отреагирует Европейская комиссия.

Восточный экономический форум запомнился слабой организацией и кучей подписанных бумажек. «У нас не было отдельного субботника, чтобы все вместе соглашения «подогнать»: мы просто готовили форум, занимались работой по развитию Дальнего Востока. Но когда мы здесь собрались, то соглашений было около 80, а сумма получилась 1,3 триллиона рублей», — жизнерадостно рассказывал ПРАЙМу полпред президента РФ в Дальневосточном федеральном округе Юрий Трутнев. Правда, он почему-то забыл сказать, что 800 млрд рублей приходятся на Амурский газоперерабатывающий завод, о строительстве которого говорят не первый год. Это ни разу не новый проект, да и Соглашение о сотрудничестве между «Газпромом» и Министерством по развитию Дальнего Востока не содержит конкретики.

Абсолютно абсурдно выглядит в рамках форума подписанное соглашение акционеров о строительстве «Северного потока 2». Какое отношение к Востоку имеет этот сугубо европейский проект с компаниями BASF, E.ON, ENGIE, OMV и Shell в качестве участников? Впрочем, не будем придираться к протокольным мелочам. Гораздо интереснее практический аспект строительства очередного газопровода в Европу. Технические данные: 55 млрд куб. м газа в год по двум ниткам, стоимость проекта — €9,9 млрд, реализация — на условиях проектного финансирования, ввод в строй — до конца 2019 года. То есть аккурат к завершению контракта на транзит газа через Украину.

Но «Газпром» не позиционирует проект как замену украинской трубе. «Важно, что это в основном новые объемы газа, которые будут востребованы Европой в условиях падающей собственной добычи», — приводятся в пресс-релизе слова главы компании Алексея Миллера. То есть «Северный поток-2» — это самостоятельный, коммерчески ориентированный проект, цель которого — исключительно максимизация прибыли за счет увеличения поставок в Европу.

Этот проект «Газпрома» выглядит куда более реалистичным, чем Южный и Турецкий потоки. Есть финансовые результаты работы первого «Северного потока». Так, за 2014 год он получил чистую прибыль в размере около €350 млн, за первое полугодие 2015 года — около €200 млн. Можно ожидать, что до конца года она составит до €400 млн. Газопровод через Балтику часто называют одним из наиболее экономически эффективных и экологически безопасных. Аж гордость берет!

Но мы забыли о самом интересном вопросе — о тратах.  Две нитки действующего «Северного потока» оставались бы пустыми, если бы «Газпром» не построил газопровод «Грязовец — Выборг», чья годовая мощность — сюрприз! — составляет 55 млрд куб. м газа. Вместе с компрессорной станцией «Портовая» его строительство обошлось российской компании примерно в $5 млрд. Такое легкое добавление к потраченным €8,5 млрд на две нитки «Северного потока», которое легло непосредственно на «Газпром».

Ждем как минимум аналогичного «довеска» и к «Северному потоку—2», так как мощности трубы «Грязовец — Выборг» выбраны. При этом открытым остается вопрос с подписанием новых контрактов на поставку газа именно под новый газопровод: и Европа в целом, и крупнейший потребитель российского «голубого топлива» — Германия — постепенно сокращают потребление газа. Атомную и угольную генерацию постепенно заменяют на возобновляемые источники энергии, ею же закрывают растущую потребность в тепле и энергии. Это понимают в Кремле: новый проект Энергетической стратегии России до 2035 года предполагает рост экспорта российского газа с 160 млрд куб. м (в 2014 году) до 175 млрд куб м. к 2035 году — всего на 15 млрд куб. м.

И, конечно, не стоит забывать о позиции Европейской комиссии, которая заинтересована в сохранении Украиной статуса транзитера российского газа. Это политически и экономически оправданное решение, ведь для поставок газа через украинскую систему не нужно прокладывать новых газопроводов. Да и риски крайне слабого спроса на газ в Европе останутся на Украине — именно она будет недополучать прибыль от падения транзита. Но «Газпром» делает все, чтобы помочь дружественному соседу в сложной финансовой ситуации, поэтому все риски берет на себя.

Михаил Воронов