Санкциям на зло: Scarabeo 9 идет в Черное море

В Сочи тем временем начались протесты. Компания реагирует, объясняя возмущенной общественности, что пока будет вести разведочное бурение, а не добывать нефть. Экологи обвиняют компанию в незаконном получении разрешения на ведение бурения. По информации сочинских экологических организаций, ВИНК получила согласования без проведения всех необходимых общественных слушаний. Они не проводились в Сочи и Новороссийске. Как утверждают представители «Роснефти», бурение было одобрено на встрече с общественностью в Геленджике.

Как сообщил журналистам замминистра энергетики РФ Кирилл Молодцов, ВИНК собирается выполнить свои лицензионные обязательства по бурению на шельфе. Полупогружная плавучая буровая установка (ППБУ) Scarabeo 9 итальянского подрядчика Saipem уже выдвинулась из атлантического порта на Канарах в сторону Черного моря. В конце сентября она пребудет в румынский порт Констанца, а затем выдвинется на точку бурения.

Экологический аспект важен для нашей властной вертикали после международного шума вокруг задержания активистов Гринпис, атаковавших в 2013 г. арктическую платформу «Приразломная». После аварии в 2010 г. в Мексиканском заливе на буровой платформе Deepwater Horizon компании BP (один из главных акционеров «Роснефти»), также проводившей глубоководное разведочное бурение и залившей нефтью побережье США, ни одно мировое СМИ никогда не обойдет своим вниманием бурение на шельфе.

Поэтому неудивительно, что «Роснефть», которую журналисты и эксперты уже устали упрекать в информационной непрозрачности, в ответ на акцию экологов в Сочи, начала давать комментарии. От компании на мгновенно организованной встрече с сочинскими экологическими организациями выступил замначальника промышленной безопасности ВИНК Кирилл Ковальский, рассказавший о планах начать в конце года разведочное бурение на черноморском шельфе.

Scarabeo 9 будет бурить на лицензионном участке Вал Шатского Западно-Черноморской площади. В качестве успокаивающего общественность аргумента, был выдвинут обычный для встреч с экологами тезис, что речь о добыче нефти пока не идет, так как неизвестно, есть ли на шельфе нефтяные месторождения. «Пока речь о добыче нефти не идет. Мы ведем геологоразведочные работы. Есть здесь нефтяные месторождения или нет, мы не можем определенно ответить. Для этого мы должны пробурить поисково-оценочные скважины. Работы будут вестись при участии международных экспертов в этой области», — Кирилл Ковальский.

У компании еще два участка, расположенных недалеко от российских черноморских курортов — Туапсинский прогиб (рядом с Туапсе) и Южно-Черноморский лицензионный участок (рядом с Сочи). По словам Ковальского, эти два участка исследованы хуже, чем Западно-Черноморская площадь. Процесс от начала разведочного бурения до добычи, по информации представителя «Роснефти», займет длительное время и потребует дополнительных согласований, а вред особо охраняемым территориям не будет нанесен, так как они находятся далеко от точки бурения. Вал Шатского расположен на расстоянии 47–119 км от берега в районе Геленджика и Новороссийска.

Министерство энергетики России рассказало, что «Роснефть» выполнит все свои планы на всех трех участках. «Компания идет в графике, заявленном в своей программе. Надеюсь, что все состоится успешно… По моей информации, буровая вышла… из порта и идет в сторону Черного моря», — заявил замминистра Молодцов журналистам. У экологов черноморских курортов впереди долгая и «веселая» жизнь в противостоянии с крупнейшей и влиятельнейшей нефтяной компанией России, сажающей министров и использующей в своих интересах всю мощь силовых органов страны. В мае этого года Росприроднадзор выдал компании «Шатскморнефтегаз» (совместное дочернее предприятие «Роснефти» и Eni) положительное заключение госэкоэкспертизы сроком до конца 2020 г. СП зарегистрировано в Люксембурге.

Сдержать этот черноморский прорыв «Роснефти» могут только санкции. Глубоководное бурение является подсанкционным как со стороны США, так и Евросоюза. Видимо, компания Eni, хранящая пока молчание, получила специальные разрешения от ЕС и итальянских властей на продолжение сотрудничества с российской ВИНК в этом направлении. Согласно подписанному с «Роснефтью» соглашению в 2012 г., Eni финансирует проведение геологоразведочных работ. Итальянцам в проекте принадлежит 33%. Ресурсный потенциал участка оценивается «Роснефтью» в 1,36 млрд т у. т. Бурение будет вестись на глубине воды 2,2 км.

По контракту, подписанному с Eni в мае этого года, Saipem будет оплачено бурение одной скважины в Черном море. Средняя цена аренды Scarabeo 9 оценивается в 272 тыс. долларов в сутки. Согласно предварительным оценкам, все работы по строительству скважины на Вале Шатском обойдутся итальянской Eni в сумму порядка 100 млн долларов.

Как мы видим, дело снова в деньгах. ExxonMobil, заключившая аналогичное соглашение по Туапсинскому прогибу, оценивала свои потери в случае отказа от бурения в ближайшее время в 1 млрд долларов. Обе компании уже оплатили значительные объемы геологоразведки на обоих лицензионных участках. Но власти США отказали ExxonMobil в разрешении на бурение в черноморском проекте с «Роснефтью». Но то, что для крупнейшей в мире по капитализации американской компании является мизерными издержками, для Eni — существенные потери. Кроме того, у компании еще два подсанкционных участка с «Роснефтью» в Арктике: на своде Федынского и Центрально-Баренцевском участке с огромным ресурсным потенциалом.

Глава «Роснефти» Игорь Сечин обещал провести бурение на них в ближайшее время. Не так давно Сечин подписал с главой итальянской компании Клаудио Дескальци соглашение о расширении сотрудничества, закрепивший, по информации «Роснефти», достигнутые ранее договоренности по бурению поисковых скважин в рамках совместных проектов на шельфе Черного и Баренцева моря. Eni заявляет, что после введения первых санкций получила от европейских властей разрешение на разведку, поскольку соглашения были заключены еще до введения санкций.

У Вала Шатского непростая история. Когда-то «Роснефть» собиралась осваивать его совместно с американской Chevron, но та вышла из проекта из-за несогласия с российской ВИНК в оценке потенциальных запасов участка. Еще раньше право на разработку участка принадлежало опальной компании ЮКОС, но в 2007 г. лицензия перешла «Роснефти».

Нина Маркова