Позитив есть, но его не так много

Павел Богомолов
Павел Богомолов

Рекордные высоты деловой активности отразил на этой неделе MSCI World Index, отражающий ситуацию на мировом фондовом рынке. Цены на сырье пошли вверх, что может отражать оживление экономики КНР. А ведь 12 месяцев назад замедление пекинского локомотива было главным источником тревоги в глобальном бизнес-сообществе. Возрождается после застоя азиатская торговля. Экспорт из Южной Кореи, столь важный индикатор в этом смысле, растет три месяца подряд. 

Отошли от кризисной черты. Однако…

Министр нефти Катара Мохаммед бин Салех аль-Сада прав в своей оценке самого факта отхода углеводородного ТЭК от пропасти ценового обвала. «Год назад, — заявил он в Лондоне, — цена на сырую нефть упала до 13-летнего минимума ниже 27 долл за баррель. Ныне цены стали выше вдвое, они продолжают держаться в диапазоне от 50 до 60 долл. Ожидается, что венские (ноябрь–декабрь 2016 года – Авт.) соглашения снизят высокий уровень резервов добытой нефти и вернут рынку баланс уже к концу этого года».

ОПЕК, кстати, полностью подтверждает это резюме. Как члены картеля, так и аутсайдеры оценили январские темпы реализации договоренностей, достигнутых в австрийской столице, в пределах 86% от плана, что неплохо. Если зафиксировавшая это техническая встреча на уровне экспертов уже состоялась там же — на Дунае, то министерское мероприятие по мониторингу выполнения тех же соглашений должна состояться 25-26 марта в Кувейте. И, думается, она вновь отметит устойчивый ценовой позитив.

Другое дело, что Россия, как заявил министр энергетики РФ Александр Новак в интервью для Reuters, не планирует дополнительных сокращений нефтедобычи в том случае, если другие страны, не входящие в ОПЕК, не выполнят согласованных в Вене параметров и условий. Глава профильного ведомства отметил, что для Москвы является ориентиром итоговый объем сокращения для картеля в размере 1,2 млн баррелей и около 500 тыс. баррелей для стран вне картеля. Так что наша задача, судя по всему, — отчитаться за снижение среднесуточного производства нефти в РФ в феврале текущего года  более чем на 117 тыс. баррелей.

Есть, однако, страна, которая вряд ли скажет вам спасибо за все эти сокращения. Это — Соединенные Штаты. Там, наоборот, наращивают добычу изо всех сил. Среднесуточный объем нефтедобычи в США превысил отметку 9 млн баррелей — это максимум с апреля прошлого года. Более того, количество работающих буровых установок снова выросло и достигло  отметки 602 единиц — рекорд за весь период с октября 2015-го. А поскольку величина парка буровых является опережающим индикатором, то можно сделать вывод, что и добыча в Штатах тоже продолжает расти.

Побуждающие к этому стимулы подразделяются на две категории. Первая из них — то, что капитаны отрасли, спокойно выдержав полосу истерических нападок демократов на Дональда Трампа, оказывают президенту ощутимую политическую поддержку. «Во-первых, я очень доволен повесткой дня администрации Трампа, — говорит генеральный директор Chevron Corporation Джон Уотсон. — У нас была лавина новых нормативов за последнее десятилетие. И теперь необходимо более сбалансированная система…».

Вторая группа стимулов для заокеанского углеводородного ТЭК — то, что Трамп, не ограничиваясь самыми первыми своими указами, идет в самую глубь тематики наболевших проблем нефтегазового сектора. «Мы отменим ограничения в энергетике, — отметил президент, выступая на конференции своих сторонников по консервативной политической деятельности. При этом сказано, что Белый дом – «не против регулятивных норм в принципе», однако «большинство таких ограничений мешает работе компаний».

По данным The Washington Post, хозяин Белого дома не останавливается. Он еще и готовит указы по отмене тех мер в сферах климата и экологии, которые были приняты в годы правления предыдущего президента США. Между прочим, эти вести с Потомака станут подарком не только нефтяникам и газовикам, но и шахтерам. Они стали преданнейшей частью электората, проголосовавшего в ноябре за миллиардера-республиканца. И вот уже на следующей неделе, отмечено 1 марта в электронном бюллетене Commodities, Трамп готовится атаковать целую серию актов «зеленого регулирования» эпохи Обамы, включая федеральный запрет на лицензирование участков для угледобычи, а также инициативу по принуждению тех или иных штатов к индивидуальным сокращениям выбросов парникового газа.

Ну а дальше — больше! Анонимный источник в сегодняшнем Белом доме сообщил агентству Reuters, что отмена антиугольных законов станет лишь частью указа нового главы кабинета по сворачиванию целого ряда принятых демократами биллей, включая всеобъемлющий Green Power Plan. Другим актом ушедшей администрации, который вполне может быть перечеркнут в ближайшие дни, станет, пожалуй, Stream Protection Rule, ограничивающий объемы отходов угольной промышленности. Зашатался и Waters of the US Rule, отдавший водные пути США под очень строгую федеральную защиту.

shutterstock_136953332Надеяться на лучшее, но ждать худшего

Не в каждой отрасли «Ее Величество деталь» играет такую же роль, как в нефтянке. Казалось бы, вторичные подробности какого-либо текста говорят нам больше, чем иные трактаты. Так, «Роснефть», объявив о намерении участвовать в майском лицензионном раунде на блоках в мексиканской акватории одноименного залива, кратко оговорилась: речь пойдет лишь о мелководье. Почему? Западные технологии для глубоководного бурения дна (как правило, свыше 150 метров) входят, начиная с 2014 года, в сферу антироссийских секторальных санкций.

Независимые эксперты, с которыми мне довелось в эти дни побеседовать на мексиканскую тему, часто отмечали якобы мстительно-контратакующий (по отношению к американцам!) стиль российской госмонополии. Еще бы! Три лет назад в Вашингтоне ее несправедливо лишили шанса поработать, совместно с гигантской ExxonMobil, к северу от «родины колючих кактусов, пахучей текилы и широкополых сомбреро» — близ берегов США.

И действительно, та прорывная, но нереализованная сделка, призванная, одновременно с субтропическим дебютом «Роснефти», привлечь ведущих в мире транснационалов из США в Карское море, могла бы стать самым выгодным в истории трансконтинентальным «разменом углеводородных активов». Но осуществиться тем полузабытым планам не было суждено. И вот теперь мегакомпания Игоря Сечина смело избирает, вместо манящей синевы где-нибудь на траверзе Нового Орлеана, мексиканский тендер. Идет, иными словами, в Мехико, пользуясь «окном» тамошней энергореформы, распахнувшимся для зарубежных инвесторов впервые за три четверти века.

Повторяю: многие новостные ленты отметили именно эту историческую и географическую фабулу происходящего, и правильно сделали!

Однако автору этих строк представляется более симптоматичным нечто иное. До сих пор некоторые отечественные холдинги, вопреки, казалось бы, безжалостному катку санкций со стороны США, ЕС, Норвегии, Канады, Австралии и Японии, все-таки получали частичный доступ к оффшорным технологиям. Это допускалось в тех случаях, когда такое оборудование и «ноу-хау» запрашивались для геологоразведки, освоения и разработки не российских, а зарубежных месторождений с участием  наших «игроков».

Правда, даже при удовлетворении таких запросов требовались прочные юридические обязательства от россиян: ни при каких обстоятельствах не увозить иностранные технологии к себе домой. «Попользовались новинками где-нибудь в «третьем мире» и распрощались — по истечении контрактного срока — с арендованной ранее буровой платформой? А теперь будьте добры позаботиться о том, чтобы ни один узел, ни одно долото и ни единый чертеж не попали куда-нибудь в омывающие Россию воды Каспия, Черного моря или Северного Ледовитого океана»!

Вы наверняка спросите: какое отношение все эти чисто домашние аспекты имеют к возможному появлению «Роснефти» у берегов экзотического полуострова Юкатан? Ведь это как раз и стало бы зарубежным проектом, в рамках которого можно бурить — под вышеназванные обязательства — и на глубокой воде. Но вот незадача: как раз этого в Москве хотят избежать.  

Быть может, там, в головном офисе на Софийской набережной, знают больше нашего о завтрашнем дне российско-американских отношений? Быть может, в «Роснефти» уже предвидят будущее усиление санкций и даже, паче чаяния, их трансформацию в некую общеэкономическую блокаду РФ, над чем уже витийствуют вашингтонские «ястребы» в конгрессе? И не из той же ли опасности, кстати, исходят еще и в небоскребе «Газпрома» на столичном юго-западе? На днях заместители Алексея Миллера пояснили, что модная за океаном сланцевая тема нас вообще не интересует, причем везде, а не только в контексте давнего отказа от покупки долей на газоносных блоках в США.

Все это — не просто пронизанная глубочайшим недоверием к Белому дому риторика. Об антироссийском лобби в Капитолии, говорил, выступая на днях в Госдуме, заместитель министра иностранных дел Сергей Рябков. «Сигналы, идущие из Вашингтона, свидетельствуют, что США не готовы отменить антироссийские санкции, — считает и постпред РФ при ЕС Владимир Чижов. По его словам, «недавно еврокомиссар по внешней политике и политике безопасности Федерика Могерини посещала США и, возможно, пыталась донести до Вашингтона сигнал о недопустимости пересмотра санкционного курса в отношении России. «Вернулась вроде бы удовлетворенной. Значит, какие-то заверения получила», — подчеркнул наш многоопытный дипломат.

Между тем глава правительства РФ Дмитрий Медведев тоже отметил на Сочинском инвестиционном форуме, что нынешнему поколению россиян, возможно, придется свыкнуться с мыслью о неопределенно-длительном периоде жизни под санкциями. Столь трезвый взгляд на вещи контрастирует с недавним высказыванием первого вице-премьера Игоря Шувалова, посоветовавшего, наоборот, готовиться к отмене санкций. Во всяком случае, некоторые СМИ пишут именно так. И после этого российские чиновники все еще сердятся, когда мы предполагаем вероятность сосуществования в аппарате исполнительной власти разных взглядов на отношения с Западом или, по крайней мере, очень противоречивых нюансов в таких взглядах.

Другое дело, что некоторые отрасли экономики РФ — такие, как АПК, даже воодушевлены перспективой продления антироссийских рестрикций. Такой сценарий открывает дополнительные шансы для более прибыльного фермерства и развития пищевой индустрии на просторах Евразии. Но для нефтяников и газовиков любая мысль о продлении и даже усилении санкций крайне неприятна. Ведь такое развитие событий тормозит научно-технический прогресс российского углеводородного ТЭК.

Впрочем, иные ораторы считают, что сами же гиганты отечественного энергосектора должны разделить вину за имиджевый урон международному престижу Москвы в мире. Из этого исходит экс-министр финансов, а ныне глава Центра стратегических разработок Алексей Кудрин. Это он не признал, выступая в Сочи, прозрачность сделки по продаже приватизируемой 19,5-процентной доли акций «Роснефти», допустив заодно возможность вреда, нанесенного деловой репутации РФ из-за этой транзакции. А вот в указе Владимира Путина о награждении орденами и медалями двух банкиров и двенадцати менеджеров «Роснефти» за вклад в позитивное решение столь сложного инвестиционного вопроса содержатся, естественно, иные оценки.

shutterstock_521155342Под прицелом — и танкеры, и подводные трубы

Тем временем Трамп, выступивший с первым обращением к конгрессу, дал на днях понять, что в рамках ставящейся Белым домом триединой задачи по усилению обороноспособности единственной в мире сверхдержавы, особенно важным станет расширенное присутствие модернизируемых американских ВМС в Ормузском проливе и Южно-Китайском море. На это пойдет немалая часть 54-миллиардной прибавки к военному бюджету США. Контроль над танкерными маршрутами — превыше всего. 

Что ж, «Нефтянка» давно это предсказывала. Предсказывала уже тогда, когда другие СМИ утверждали, что целями морской экспансии Вашингтона в ближайшие годы станут-де базы под Андреевским флагом в Североморске, Севастополе и на Камчатке, как и отведенные им зоны ответственности и потенциальные (не дай-то Бог!) театры боевых действий. Но нет: главное для Белого дома на просторах Мирового океана именно сейчас — указать Ирану на подверженность его нефтеэкспорта блокированию в ответ на «слишком самостоятельный курс». Не является ли поэтому симптоматичной поддержка, оказанная Москвой дружественному Тегерану именно в вопросе о гарантиях закупок «персидского черного золота»? Александр Новак заявил в Сочи, что правительство РФ изучает вопрос покупки Россией 100 тыс. баррелей нефти в сутки у Исламской Республики. Нефть может купить «Промсырьеимпорт».

Ну а Пекину те же Штаты, высылая новые эскадры Южно-Китайское море и Ормузский пролив, намекают на уязвимость поставок энергоносителей из Персидского залива и Африки в Китай. «Авианосный топор» США сразу в двух точках может побудить китайцев к важным решениям. Среди таковых – ускорение реализации наземно-трубопроводных планов, нацеленных на рост импорта газа и нефти в КНР из Средней Азии и, главным образом, России.

Выступая в Гонконге на Инвестиционном дне «Газпрома», заместитель председателя российской госмонополии Александр Медведев подтвердил непреходящую ценность стратегического партнерства с Китаем в области энергетики. «…Повода для пересмотра цен (на поставки «голубого топлива» в Китай по трубам строящейся «Силы Сибири» — Авт.), — заявил Медведев, — мы не видим. И думаю, что наши китайские коллеги тоже». Как добавил член правления «Газпрома» Олег Аксютин, поставки газа по «Силе Сибири» начнутся с 5 млрд кубометров в год, а затем они увеличатся за несколько лет до 38 млрд кубометров в год».  Для «Газпрома», «Роснефти», да и ЛУКОЙЛа с его центральноазиатскими проектами, энергетические запросы КНР сулят прибыльный фронт работ. Не должен остаться в обиде и «Новатэк» с планом танкерных поставок ямальского СПГ на Дальний Восток. Но надо помнить, что на их пути — Берингов пролив, который, при обострении стратегической ситуации на Тихом океане, опять-таки может быть закупорен.

Так или иначе, пока еще позитивные для энергоэкспортеров РФ тенденции радуют в мире не всех. Они раздражают, к примеру, лидеров ЕС. Похоже, планы выхода баснословных потоков углеводородов из Сибири на азиатский рынок волнуют Брюссель больше, чем собственный энергобаланс! Во всяком случае, обещанное на днях «Газпромом» подорожание «голубого топлива» для 34-процентной российской ниши на рынке ЕС до 180-190 долл за тысячу кубометров уже в 2017 году не стало для «старушки Европы» сенсацией. И комментируется оно там никак не больше, чем появление нового, притом крупного, экспортного направления для Кремля совсем в другой части света.

Чтобы замедлить осуществление конструктивных программ на маршрутах воссоздаваемого нынче Великого шелкового пути, руководителям Евросоюза очень хочется просветить «темных азиатов». Просветить в том смысле, что якобы более умудренный историческим опытом Старый Свет не очень-то любит российских поставщиков – и ждет такого же прохладного подхода к Москве со стороны китайцев, корейцев и их соседей в ЮВА.

И ведь просвещают! Речь еврокомиссара по энергетике и климату Мигеля Ариаса Каньете в канун Инвестиционного дня «Газпрома» в Сингапуре как раз и была посвящена осуждению европейцами плана прокладки газопровода «Северный поток-2» по дну Балтики(!). Сеньору Ариасу Каньете кажется, что намеченные объемы дополнительных поставок газа из РФ (до 55 млрд кубометров) Евросоюзу не нужны. Повторен и тезис канцлера ФРГ Ангелы Меркель о том, что стройки – стройками, а выгодный для Киева транзит по земле Украины следует, мол, сохранить любой ценой. «Как говорил глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер, мы отдаем предпочтение трубопроводам, которые объединяют, нежели тем, что разъединяют, — вроде бы благородно, а на деле с немалой долей коварства заявил Ариас Каньете. — Мы не видим необходимости в инфраструктуре такого масштаба, как «Северный поток-2».

Но вот сколь убедительно парировал обвинения в «кремлевской подножке для либерализации» в обеспечения ЕС «голубым топливом» уже упомянутый нами А. Медведев: «Мы заслуживаем… звания если не героя либерализации рынка газа, то по крайней мере пионера либерализации этого рынка, потому что именно мы на монополизированном рынке создали наше совместное предприятие Wingas (СП «Газпрома» и Wintershall), которому долю рынка никто не дарил, никто нашу деятельность не субсидировал, год за годом мы завоевывали свои рыночные позиции. В период реакции и инквизиции, я бы сказал, газовый рынок в Европе потерял более 50 млрд кубометров».

Так что же, спрашивается, важнее для Брюсселя — правда о «газовом плюрализме», достигнутом благодаря поддержке со стороны россиян, или ультимативные требования увековечить невыгодный для Москвы транзит сибирского газа через Украину? Если второе считается предпочтительным, то складывается впечатление, будто G8 вовсе не подписывала на Санкт-Петербургском саммите 2006 года документ о мировой энергетике. Ведь из него следует, что даже капризные государства-транзитеры должны иметь как в ходе транспортировки, так и в международных спорах отнюдь не больше прав, чем исходные страны-экспортеры или потребители углеводородов.

Кстати говоря, по-прежнему ли влияет «украинский фактор» на динамику мирового энергорынка и на преломление этой динамики в геополитике?

shutterstock_109755791Взгляд из Вашингтона и топливный коллапс на Днепре

Вопреки иным предсказаниям, Трамп отказался от критики в адрес Кремля в своей речи для американских законодателей. О Москве и о «ее руке» не было упомянуто ни слова. Более того, президент заявил, что «Америка намерена найти новых друзей и создать новые партнерства там, где интересы совпадают». 

Хотя сказано это было, казалось бы, в довольно узком контексте борьбы с террористической группировкой ИГИЛ (запрещенной в РФ), но аудитория отлично поняла нечто более существенное. Новый хозяин Белого дома все еще не исключает, вопреки постоянно отбиваемым им же атакам и обвинениям в пресловутом «пропутинском курсе», возможностей по общему налаживанию диалога с Москвой.

«Некоторые из наших ближайших союзников десятилетия назад воевали на противоположной стороне в мировых войнах», — добавил президент США.

Сказать такое с самой высокой трибуны в сегодняшней Америке значит, без преувеличений, очень много. Ультраконсерваторы и иные реакционеры на Капитолийском холме не любят напоминаний о том, что после Второй мировой Соединенные Штаты сделали своими лучшими друзьями тех, кто убил на фронте сотни тысяч американских парней, а именно — бывших солдат «третьего рейха» и милитаристской Японии. И, если кто-то наивно ждал  буквально пару месяцев назад, что облеченный высшей властью Трамп забудет об этом, то такой «предсказатель» заведомо ошибался.

С другой стороны, хотя и проводя курс на сближение с Израилем, Трамп не сможет, да и не пожелает отказаться от альянса с Берлином. Да и с Токио — тоже. Но он ни за что не полюбит последышей таких коллаборационистов, как Петэн во Франции, Квислинг в Норвегии и Бандера на Днепре. Поставки летального оружия Киеву Белый дом хотел бы сократить как минимум вдвое.

На Украине, можно сказать, судорожно осознают это уже сегодня. Словно не слыша Трампа, экс-премьер Арсений Яценюк заверяет лондонцев в том, что Россия лишь тогда найдет соприкосновение с Западом, когда «уберется вон с Украины» и осуществит «мирный план полностью». А чтобы ни у кого не было иллюзий компромисса, Яценюк заклинает: «Точки соприкосновения с Россией никто не собирается искать за счет Украины. Это мой главный вывод сегодня в Великобритании». Уж не напуган ли страстный трибун принятой на днях резолюцией комитета по международным делам в палате лордов о том, что восстановление диалога с Россией все равно необходимо?

Думается, в событиях вокруг Украины и ее ТЭК мы увидим, причем уже в ближайшие недели, следующий перечень новостей и этапы нарастания реакции на происходящее – увидим по обе стороны Атлантики.

Начнем с нежелания кабинета Порошенко-Гройсмана употребить власть против распоясавшихся ультрарадикалов, которые блокируют поставки угля из ДНР и ЛНР. Это нежелание почти наверняка вынудит Донецк и Луганск повернуть составы в Россию. В ответ не исключено обострение вооруженной конфронтации под привычной вывеской АТО у ворот самопровозглашенных республик. В свою очередь, вслед за усилением украинских атак на свои рубежи мятежный Донбасс расширит список предприятий горнодобычи, металлургии и машиностроения, переходящих под внешнее управление силами местных органов, подчиненных Плотницкому и Захарченко.

К тому времени дефицит газа в подземных хранилищах Киева сплетется с «минусами» отрыва страны от поставок донецкого антрацита в нынешнем отопительном сезоне. Минэнерго РФ оценивает объем газа в хранилищах (ПХГ) Украины в 8,4 млрд кубометров и опасается, что этого объема может не хватить для прохождения зимы, — заявил на днях Александр Новак. Итак, украинский энергетический кризис обретет двойное — крайне болезненное измерение: и уголь, и газ. Более того, казна «Незалежной» лишится налогов и прочих поступлений с заводов Донбасса, над которыми поменялся контроль. В таком случае отчаяние закоперщиков блокады выродится в еще более жестокие обстрелы мирных кварталов. Ну а разгневанные Донецк и Луганск объявят тогда о чем угодно вплоть до полной национализации предприятий.

А вот то, что Киев, быть может, прогнется перед требованием русофобов национализировать на Украине объекты российской собственности, то есть имущества суверенного государства, даже не участвующего в конфликте на юго-востоке, — стало бы сенсацией поистине мирового накала. При всей своей привязанности к майданной власти Запад запросил бы в таком случае какие-либо дополнительные доводы от Порошенко — некие свидетельства того, что Москва в чем-то виновата теперь уже перед всей «цивилизованной Европой».

Итак, наступит день «икс», когда Порошенко придется прибегнуть — в свое оправдание — к самой громкой и резонансной провокации. Нацелена она будет, видимо, на доказательство некоего срыва транзитной прокачки газа в Европу по вине Москвы(!). Собственно, подготовка к такому демаршу уже началась. «Нафтогаз Украины» заявил 28 февраля о якобы рекордном спаде давления в российской газотранспортной системе (ГТС) на стыке с такой же системой соседнего государства. Госмонополию РФ обвиняют еще и в нарушении условий транзитного контракта по максимальному уровню суточных колебаний заявок на отбор газа в пунктах выхода из ГТС Украины.

Тучи, иными словами, сгущаются. Температура всего, что происходит вокруг ТЭК в Незалежной, повышается не по дням, а по часам. За один лишь четверг хроника событий пополнилась деталями 120-миллионной налоговой аферы вокруг газа и, соответственно, вестью об инфаркте шефа Фискальной службы Украины. Наблюдать за всем этим, согласитесь, прискорбно.

Павел Богомолов