Пчелы против нефти

neftНа прошлой неделе нефть после продолжительного обвала начала восстанавливать позиции (Brent и WTI набрали по $7, перевалив за $50 и $45 за баррель соответственно), однако сегодня цены снова пошли вниз. Приходится признать, что сейчас любое повышение будет лишь временным явлением и не принесет облегчения странам, серьезно страдающим от низких цен. OPEC, несмотря на внутренние разногласия, продолжает передел рынка.

Инвесторы и производители наслаждаются захватывающей поездкой на нефтяных американских горках. Если на позапрошлой неделе Brent и WTI уверенно шли вниз, то на прошлой ситуация резко изменилась. Североморская нефть за пять дней набрала более $7, взлетев до отметки $50,05 за баррель, легкая американская поправилась почти на ту же величину, до $45,22 за баррель.

Нефть выросла на фоне частичной стабилизации азиатских финансовых рынков, хороших экономических показателях США, а также на продолжающемся снижении запасов и добычи нефти в Штатах. По данным Управления энергетической информации, средняя добыча в очередной раз упала, до 9,337 млн баррелей в сутки, а коммерческие запасы сократились почти на 6 млн баррелей, до 450,8 млн. Тем не менее, фундаментальных причин для роста цен нет: переизбыток предложения на рынке никуда не делся, а ключевые страны-члены организации экспортеров нефти (OPEC) не намерены сокращать добычу. Россия так же продолжает качать по максимуму.

Однако не все в OPEC готовы мириться с низкими ценами на нефть. Серьезно пострадала экономика Венесуэлы. Глава государства Николас Мадуро хочет созвать внеочередное заседание организации, чтобы отреагировать на сложившуюся на нефтяном рынке ситуацию. Его идею поддерживает Эквадор: президент Рафаэль Корреа заявил, что страна получает $30 за баррель при себестоимости в $39. Серьезные трудности испытывают Алжир, Ливия, Нигерия — их бюджеты сверстаны исходя из $100-$120 за баррель.

«Ваши трудности шерифа не волнуют», — примерно так могли бы ответить представители Саудовской Аравии на панические заявления коллег. Передел нефтяного рынка требует не только готовности серьезно сократить свои доходы, но и большого терпения. «Я не думаю, что надо оценивать стратегию Саудовской Аравии и OPEC, исходя из временных периодов в 6 месяцев или год. В долгосрочной перспективе можно ожидать падение добычи нефти в странах, не входящих в OPEC, рост спроса и увеличение доли рынка для членов организации», — цитирует Bloomberg Грега Шэрноу из Pacific Investment Management Co. К тому же Саудовская Аравия обладает существенными финансовыми резервами, у нее есть возможность привлекать кредиты на хороших условиях для пополнения бюджета. Позицию королевства поддерживают Ирак, Катар, Кувейт, Объединенные Арабские Эмираты. Иран готов максимально наращивать добычу, чтобы восстановить свое положение на рынке.

А вот американские компании, ведущие добычу сланцевой нефти, могут столкнуться с нехваткой денег. Одним из ключевых факторов успешной работы компаний в разгар обвала нефти стало хеджирование цен. К примеру, часть из них могла получать средства, исходя из $90 за баррель, несмотря на то, что нефть стоила порядка $40. Но на будущий год таких цен никто не ждет, и компаниям придется исходить из совсем другой реальности. Кроме того, совокупный долг сланцедобытчиков превосходит $200 млрд, из которых значительная часть приходится на высокорисковые, «мусорные» бумаги. В таких условиях необходимо найти средства, чтобы не только продолжать выплаты по кредитам, но и бурить новые добывающие скважины. А есть еще и инвесторы, желающие получать какую-то отдачу от своих вложений. Да, оптимизация затрат на бурение позволила выиграть 20%-30%, но оптимизация не может быть вечной. Для некоторых компаний война может закончиться уже очень скоро.

Михаил Воронов