Кому война

Белочка 3-01

Мы гораздо более эффективная компания, чем ЛУКОЙЛ
© Михаил Леонтьев

То, что прозвучало на пресс-конференции пресс-секретаря «Роснефти» Михаила Леонтьева 25 августа 2015 года, теоретически посвященной спору вокруг конкурса по лицензии на Восточно-Таймырский участок, к собственно спору имеет отношение весьма опосредованное и больше похоже на объявление войны. Налицо все признаки: и casus belli (размещение заказных материалов в прессе и «переход на личности»), и ультимативные требования («сомнительный билет на выход на шельф на откидное место, который представляется как результат выигрыша этого конкурса, того не стоит»), и угроза серьезных последствий (судьба Ходорковского, о чем ниже) и даже условия капитуляции («вы можете продать государству контрольный пакет и у вас автоматически возникнет право работать на шельфе»).

Зачем это надо уважаемой компании? почему публично? Почему по такому незначительному поводу как Восточно-Таймырский участок? Почему сейчас? В курсе ли начальство? У «Нефтянки» нет ответов на эти вопросы. Поэтому предлагаем вашему вниманию фактуру и некоторые интерпретации, а уж глобальные выводы делайте сами.

Начнем с того, что спикер опоздал на пресс-конференцию на час. Конечно извинился. Со ссылками на пробки и сетования на отсутствие мигалки. Однако пробки пробками, а от Софийской набережной до Зубовского бульвара пешком тридцать минут. Да и никто из журналистов не позволил себе опоздать, хотя тоже «пробки». Может быть, значительную часть негатива, который так обижает «Роснефть» стоит списать не на происки врагов, а вот на элементарное неуважение к прессе? Захотите вы писать хорошо, если прождали «их сиятельство» целый час? Впрочем, будем снисходительны. «Нефтянка» хорошо знает, как иной раз сложно встать с утра, особенно, если предыдущий вечер удался.

Собственно, сама пресс-конференция началась с сенсационного разоблачения вражеских происков. Михаила Леонтьева тревожит «заказная кампания, которая развертывается сейчас в печати совершенно очевидна. Начинается она, как это принято, с интернетных помоек, и, поскольку мы ожидаем увидеть «небо в алмазах», мы хотели бы просто дать объективную информацию». То есть, де-факто, «Роснефть» устами своего пресс-секретаря заявила, что против нее ведется информационная война, что войну эту развязал «ЛУКОЙЛ, распространяющий про нас инсинуации», А они просто зайчики и вынуждены, хотя и не хотят, «разбираться с очередной вонючей кампанией, заказчика, адрес и смысл которой мы знаем».

Ну, во-первых, еще большой вопрос, кто первый начал. Взять, например, видеоролик «Закулисье империи «ЛУКОЙЛ», появившееся на портале Нейромир-ТВ за сутки до пресс-конференции, который слово-в-слово дублирует инвективы Леонтьева в адрес ЛУКОЙЛа. Если уж каждый негативный материал, появляющийся в сети интернет считать частью информационной войны, то вот она, информационная война со стороны «Роснефти». Или это случайное совпадение? Бог весть. В отличие от Михаила Леонтьева мы не склонны считать всякую ругань в обязательном порядке заказной, тем более, что сам он обещает «не тратить деньги на черный пиар, на покупку каких-то анонимных писателей».

Но вернемся к пресс-конференции. «Мы можем все открыто разъяснить и открыто представить наши аргументы, а самое главное — развеять те бредни, дезинформацию и те инсинуации, которые позволяют себе наши соперники по данному конкретному спору в адрес компании которые на наш взгляд подрывают имидж компании и наносят вред нашей деловой репутации и вообще даже в страновом плане являются совершенно неприемлемыми», — сказал Леонтьев. Что ж, посмотрим, как ему это удалось.

Честно говоря, ему это совсем не удалось. Ничего нового ни по существу спора вокруг Восточно-Таймырского месторождения на пресс-конференции не прозвучало. Все те же отдельные цифры ТЭП месторождения, которые уже давно появились в печати. Даже точную сумму предложения «Роснефти» Михаил Леонтьев озвучить не смог. Все те же отдельные цифры ТЭП, все те же дифирамбы роснефтевскому шельфу. Зато наговорил 40 бочек арестантов про «ЛУКОЙЛ», тем самым полностью сравняв счет в вопросе «перехода на юридические и не очень юридические лица», а ведь именно в этом обвиняется ЛУКОЙЛ.

В рамках этой статьи нет возможности рассмотреть всю феерическую аргументацию Михаила Леонтьева, поэтому остановимся только на наиболее ярких моментах. Ведь, как нам подсказывает сам спикер, «если часы пробили 13 раз, это вызывает сомнения не только в 13-м ударе, но и в предыдущих 12».

И первый тезис Михаила Леонтьева «Компания «ЛУКОЙЛ» вышла в суд на стороне регулятора, что само по себе довольно-таки странно — такая сцепка регулятора с участником конкурса. И регулятор не может, наверное, без замечательной компании защитить свои аргументы и свои решения в суде. Это странно». Тезис о том, что «это странно» неоднократно мелькал в разного рода изданиях на прошлой неделе. Теперь понятно, откуда ветер дует. Но о ветрах позже, сначала о тезисах. Нет, это вовсе не странно. Это нормально, защищать свои интересы. А интересы «ЛУКОЙЛа» налицо. «Роснефть» ставит под вопрос не только саму процедуру проведения конкурса (на чем дальше будет настаивать господин Леонтьев), но и, естественно, его результаты. То есть победу «ЛУКОЙЛа». Было бы странно, если бы компания спокойно наблюдала со стороны, как кто-то пытается лишить её законной добычи. Ну и, плюс к этому, участие в процессе дает возможность ЛУКОЙЛу ознакомиться с технико-экономическими показателями (ТЭП) предложения «Роснефти». Так что этот, видимо главный посыл, мол, раз пошли в суд, значит, дело не чисто, совершенно не обоснован.

Больше всего Михаила раздражает обвинение в том, что «Роснефть» ничего не делает на шельфе. «Никто никогда в России не вел работы на шельфе в таких масштабах как «Роснефть». За последние годы мы сделали больше, чем было сделано за всю историю России и Советского Союза. За три года у нас 2-D сейсмика 74 000 погонных километров, при обязательствах в 21. 3-D — 23 500 при обязательствах 4 600. Я не говорю о том, что совершено открытие. Я не помню, чтобы кто-нибудь за последние 40-50 лет совершал такого масштаба открытия. открыта новая нефтегазоносная провинция с колоссальными оценочными ресурсами». Это все так, за исключением пустяка. Не скажу за Советский Союз, у которого в экономике было больше идеологии, чем здравого смысла, что и привело к закономерному результату, но, что касается России то, все не так радужно, как рисует пресс-секретарь «Роснефти». Во-первых, легко быть первым в отсутствие конкурентов. Во-вторых, даже среди государственных компаний на шельфе «Роснефть» не первая. «Газпром нефть» на Приразломной уже вовсю добывает нефть, пока «Роснефть» кормит завтраками. В-третьих, еще большой вопрос кто реально «вел работы на шельфе в таких масштабах». Ту же «Победу», скважину «Университетская-1» пробурил ExxonMobil с норвежской платформы «West Alpha». При чем тут «Роснефть»? При лицензии. Мы вместе затравили вепря, сказала болонка волкодаву. Собственно, неспособность «Роснефти» вести самостоятельную разработку на Арктическом шельфе косвенно подтверждается самой «Роснефтью»: Михаил Леонтьев отказался отвечать на вопрос когда на месторождении «Победа» появится вторая скважина, отговорившись отсутствием полномочий. Сослался на какой-то график, которого никто не видел. А разгадка проста — ExxonMobil ушел и бурить некому.

Следующий тезис, который пытается опровергнуть Леонтьев — это чрезмерная долговая нагрузка «Роснефти». «Компания генерирует такой денежный поток, который с легкостью позволяет обслуживать долги. Нет ни одного аналитика, который бы сомневался, особенно после конца прошлого начала нынешнего года, в способности компании обслуживать свои обязательства. Тем более показатели денежного потока, который увеличивается, сама политика компании которая адаптируется к действующей коньюнктуре, она доказывает, что у компании таких проблем нет. Главное что мы снизили с момента покупки ТНК-BP долг на 17 миллиардов долларов. Почти на четверть».

Разумеется, ни один аналитик, особенно после «конца прошлого, начала нынешнего года» не сомневается в способности компании обслуживать свои обязательства. Вопрос только за чей счет. Похоже, что за наш с вами. Не смотря на свободный денежный поток в размере 600 миллиардов рублей, для обслуживания своих обязательств в конце прошлого года «Роснефти» пришлось «одолжить» под облигации еще столько же — 625 миллиардов рублей. И доллар тут же скаканул вверх в два раза. Не надо быть аналитиком, чтобы сложить два и два и сделать вывод, что по долгам «Роснефти» расплатилась вся страна. Мы с вами. Тем более, что с этим согласны даже в Центробанке: размещение облигаций «Роснефти» на 625 млрд рублей, которое провела «Роснефть» в начале декабря 2014 года, было «непрозрачным» и стало одним из факторов давления на курс рубля, заявила глава Центрального банка РФ Эльвира Набиуллина.

В этом году «Роснефть» демонстрирует (что бы вы думали?) устойчивое падение всех показателей. Добыча падает. Прибыль падает. Налоговые отчисления, соответственно, тоже падают. По прогнозам самой «Роснефти» выплаты в бюджет сократятся по сравнению с прошлым годом на 27% или 806 миллиардов рублей. А рубль, надо сказать, совсем не прошлогодний у нас. Если перевести рубли в доллары по среднегодовому курсу, то падение будет уже на на проценты а в разы (79 миллиардов в 2014 против 38 миллиардов в 2015). То же самое касается и свободного денежного потока. В 2015 году «Роснефти» предстоит погасить 15,5 миллиардов зарубежных кредитов. Где взять деньги на эту нужду, если учесть, что свободный денежный поток компании прогнозируется на уровне 4 миллиардов долларов? Известно где. Или с китайских предоплат, или у нас с вами, посредством очередного непрозрачного займа с последующим обесцениванием рубля.

Вот всего лишь три примера того, как Михаил Леонтьев пытается разоблачить гнусные наветы клеветников. Удалось ли ему это? На наш взгляд нет.

Однако тезисы, которые так или иначе встречались в прессе — не единственная проблема пресс-секретаря «Роснефти». Поскольку в его голове прочно засел призрак информационной войны с «ЛУКОЙЛом», господин Леонтьев сам выдумывает и «громит» врага. «Смотрите — вот плохой «ЛУКОЙЛ», вот — хорошие мы», — как бы хочет сказать нам Михаил.

Например, «в отличие от некоторых, компания никогда ничего не приватизировала. Компания все покупала с рынка по рыночной цене. На самом деле стоит заметить товарищам, которые сами затеяли это разбирательство (никто их за язык не тянул), что вообще покупать с рынка гораздо дороже чем красть. Ну, не красть, а «приватизировать» с помощью специфических оригинальных схем». Иногда, все-таки, лучше жевать, чем говорить. Не заяви Леонтьев на голубом глазу про «специфические оригинальные схемы», никто не вспомнил бы о покупке «Юганскнефтегаза» в 2004 году небезизвестной компанией «Байкалфинансгрупп». Покупка осуществлялась с существенным дисконтом к рынку (9,3 миллиарда долларов при рыночной оценке, с учетом налоговых претензий, в 15-20 миллиардов долларов). Деньги для покупки «Юганскнефтегаза» «Байкалфинансгруп» взял в долг у «Роснефти». 22 декабря 2004 года «Роснефть» купила 100 % акций «Байкалфинансгруп» за 10 000 рублей. Куда уж «специфичнее» и «оригинальнее». И цена рыночная — рыночнее некуда. При желании даже признаки скупки краденого можно усмотреть. Никто господина Леонтьева «за язык не тянул», а он возьми, да и вытащи эту историю на свет божий. Не все гладко прошло и с покупкой ТНК-BP — миноритарные акционеры обижены и судятся с компанией до сих пор. И только чудо, оно же кризис, спасло от поглощения «Башнефть».

Вообще тема ЮКОСА не дает покоя Михаилу Леонтьеву. Именно в ней он видит свою сильную сторону и именно ей угрожает. Тут и намеки на «здоровье» («странно, когда нам в качестве крайнего аргумента говорят что разрешил президент. Ну вообще мне кажется, что это не очень прилично использовать президента в качестве прикрытия нарушения конкурсных процедур, и мне не кажется, что это к тому же полезно для здоровья») и совсем откровенные параллели с Ходорковским: «у меня такое ощущение, что у некоторых товарищей сформировался синдром Ходорковского. Это такая форма амнезии когда человек вдруг за прошедшее время может быть в обстановке крайне комплементарной, которую создают поклонники, он себя воображает матерью Терезой. Ну вот, надо все-таки вспомнить и не бросаться камнями». В связке с Алекперовым («…поэтому мы вынуждены напомнить, ввиду наличия признаков амнезии, о том что был некий исполняющий обязанности министра, который плавно перетек в кресло хозяина крупнейшей нефтяной компании и потом поучаствовал во всех прелестях приватизации») это предложение «вспомнить» и «не кидаться камнями» удивительно напоминает угрозу (хотя сам Леонтьев это отрицает; мол, имел ввиду исключительно амнезию). Собственно все «обвинения» в адрес «ЛУКОЙЛа» строятся на недостаточной лояльности компании государству и недостаточной озабоченности судьбами России. Тут и вывод активов за рубеж, и процент американских депозитарных расписок, и превалирование частных интересов над государственными. В результате Леонтьев договорился до того, что «непонятно насколько «ЛУКОЙЛ» вообще российская компания. Я бы сказал, что это условно российская компания. Во-первых, она просто зарегистрирована на Кипре (имеется ввиду собственно основной холдинг), а как вообще зарегистрированы активы ЛУКОЙЛа — это отдельный вопрос». Любопытно, знают ли в «ЛУКОЙЛе», что ПАО «ЛУКОЙЛ» зарегистрировано на Кипре? Вероятно нет.

Все это в совокупности позволяет считать пресс-конференцию пресс-секретаря «Роснефти» Михаила Леонтьева классическим объявлением войны. Кто начал информационную войну вокруг Восточно-Таймырского участка (если вообще имеет место информационная война), сказать сложно. В СМИ встречаются материалы как против «Роснефти», так и против ЛУКОЙЛа. Материалы против ЛУКОЙЛа появляются хронологически раньше. По крайней мере насколько мы можем судить «по яндексу».

Ясно одно — война объявлена. «ЛУКОЙЛ», впрочем, оставляет «Роснефти» лазейку для того, чтобы остановиться и не допускать эскалации конфликта. «Мы сожалеем, что прозвучавшие 25 августа заявления пресс-секретаря «Роснефти» могут быть восприняты как официальная позиция крупнейшей российской нефтяной компании. Распространенные сообщения носят оскорбительный по форме и беспредметный по содержанию характер. ЛУКОЙЛ выражает надежду, что этот набор противоречивых тезисов, озвученных должностным лицом «Роснефти», не является официальной точкой зрения нашего партнера, с которым мы зачастую успешно решаем комплексные задачи, стоящие сегодня перед отечественным ТЭК», — сказано в пресс-релизе «ЛУКОЙЛа» от 26 августа. В переводе с дипломатического на русский это означает, что инцидент будет исчерпан закланием жертвенного барана — известного «должностного лица «Роснефти».

Антон Пантелеев