Особое мнение

4114032
Игорь Сечин © ИТАР-ТАСС/пресс-служба «НК «Роснефть»

«Роснефть» считает, что цена на нефть пойдет вверх уже в будущем году, а даже если нет, то компания все равно сможет без проблем продолжить погашать свой огромный долг. К тому же Азия нам поможет, а Европа ломанется локализовывать высокотехнологичное производство. Прекрасная картина, которая, к сожалению, слабо соотносится с реальностью.

Топ-менеджмент российских государственных нефтегазовых компаний никак не привыкнет к текущей реальности. Режим санкций и последовавший за этим уход значимых партнеров, многочисленные неудобства на внешних финансовых рынках, цена на нефть ниже $50 за баррель — это условия, в которых и «Газпрому», и «Роснефти» придется существовать как минимум год. Тем не менее, руководители компаний продолжают уверять и себя, и окружающих в том, что все хорошо, а нынешние трудности — не стоящая серьезного внимания ерунда.

Доклад главы «Роснефти» Игоря Сечина, с которым он на днях выступил в Италии, преисполнен бодрости и оптимизма. Игорь Иванович заверил слушателей в финансовом благополучии его детища: «Компания последовательно сокращает размер долговой нагрузки: обязательства по синдицированным кредитам снизились более чем в 2 раза, с $56,7 млрд в конце 2013 года до $27,2 млрд на конец сентября 2015 года». Господин Сечин, правда, скромно не упомянул, что общая финансовая задолженность «Роснефти» недавно составляла 3,4 трл рублей, а в текущем и будущем годах она должна выплатить порядка $11 млрд и $15 млрд соответственно. Разумеется, свободного денежного потока может хватить на эти выплаты. А если нет? Тогда «Роснефть» пойдет на поклон к государству, так как больше денег ей взять неоткуда — западный рынок для нее закрыт, а восточный поосторжничает сотрудничать с нерукопожатной в Европе и США компанией. Игорь Иванович не верит в такую подлость со стороны братских азиатских банков? Пусть спросит у «Газпрома», как ему работается с зарубежными финансовыми институтами. «Многие банки ведут себя неадекватно. Несмотря на то, что «Газпром» — не санкционная компания, платежи могут зависать на 10-15 и больше дней», — говорил начальник департамента 816 компании Александр Иванников. Еще раз: «Газпром» не под санкциями, но работать на Западе ему стало значительно труднее. Аналогичная ситуация на Востоке — на затягивание сроков жаловался Василий Титов из ВТБ.

Сам Игорь Иванович намекает, что деньги будут — от возросших цен на нефть. «По ряду оценок, в 2016 году можно ожидать абсолютного сокращения добычи нефти, что может способствовать балансировке рынка», — говорится в его докладе. Причиной роста станет снижение эффекта от технологий, позволивших резко увеличить добычу нефти, а также серьезное сокращение капитальных затрат, что приведет к падению бурения, разведке и, соответственно, к падению добычи. И росту цен, так как спрос замирать не собирается. При этом глава «Роснефти» уверен, что и организация стран-экспортеров нефти в целом, и Саудовская Аравия в частности более не смогут играть регулирующую роль на рынке. Более того, стратегия Королевства по переделу нефтяного пирога оказалась проигрышной для страны, считает Сечин. «Низкие цены вынуждают ее расходовать десятки миллиардов средств суверенных фондов, прибегать к зарубежным заимствованиям», — сказано в докладе.

На первый взгляд, Саудовская Аравия действительно не выглядит победителем. Нефти много, цены низкие, а дефицит бюджета вырос настолько, что пришлось залезть в отложенную на черный день заначку в сотни миллиардов долларов. Если ситуация останется неименной, страна исчерпает свои финансовые резервы за пять лет, предупреждают и аналитики, и глава «Роснефти».

Но если оценивать долгосрочные последствия, то окажется, что стратегия начинает приносить свои плоды. Главный противник Саудовской Аравии — сланцевая нефть США — сдает позиции. У ряда компаний-сланцедобытчиков накоплен огромный долг — 25 из них должны порядка $150 млрд, говорится в докладе Сечина. Нельзя постоянно сокращать издержки — и вот добыча сланцевой нефти в Штатах вернулась на уровень ноября 2014 года, а OPEC восстановил свою долю на рынке. «Их стратегия работает. Сегодня она приносит ущерб, но в среднесрочной перспективе OPEC получит сбалансированный рынок, регулируемые поставки сланцевой нефти, растущий спрос — и серьезно выросшую цену», — считает аналитик Barclays Plc Мисвайн Махеш (Miswin Mahesh). Боль от финансовых потерь горька, но плоды ее будут сладки, и Саудовская Аравия продолжит работать по намеченному плану.

Ладно, с финансами и рыночными прогнозами разобрались, что еще осталось на повестке дня? Расширение сотрудничества с европейскими компаниями? «Организация работ по локализации европейскими компаниями производства на территории России помогла бы эффективно конкурировать с поставками из АТР, завоевать значительную долю рынка в России», — заманивает Европу «Роснефть». Забавно, но многие западные компании выпускают уникальную технику, программное обеспечение, используют собственные сверхсложные разработки. И многим таким продуктам нет аналогов в Азии или где-нибудь еще. К примеру, подводные добычные комплексы — это США и Европа, технологии бурения — Shlumberger или Нalliburton, мощные компрессорные станции — двигатели Rolls Royce, General Electric. А есть и азиатские примеры — верфи Samsung и Daewoo, с которыми будет пытаться конкурировать судостроительный завод «Звезда». И тот же «Газпром», к примеру, предпочитает приобретать танкеры за рубежом, так как российские верфи могут легко отодвинуть проект гражданского судна ради военного заказа. К тому же санкции с «Роснефти» никто не снимал. И обещание проектов на сумму в $100 млрд разбивается о запрет работать с госкомпанией.

Это прекрасно понимают в российской компании, поэтому всеми способами дают понять, как невыгодны препоны для бизнеса. «Энергетика, также как и производство продовольствия, в силу их стратегической важности для любой экономики, для качества жизни человечества в принципе не должны подвергаться искусственному вмешательству, давлению и манипулированию любого типа. Вместе мы должны стремиться к тому, чтобы потоки энергоресурсов и соответствующие им потоки капитала и технологий не стали предметом торга», — пафосно завершает свою речь Игорь Иванович. Довольно странно слышать такие слова от компании, регулируемой государством. Государством, которое неоднократно использовало энергоресурсы в качестве политического оружия и по своей прихоти меняло правило игры. Как следствие, ему уже не верят и стараются не вести с ним дел.

Михаил Воронов