Закат миллиардов

shutterstock_132181055Нефтегазовые компании продолжают терять миллиарды долларов из-за низких цен на нефть. В борьбе с издержками под нож идут затратные проекты и персонал. Однако будущее остается безрадостным: нефти не становится меньше, и уровень в $60 за баррель — это максимум, который прогнозируют в будущем году. 

Потери впечатляют: в отчете за третий квартал текущего года Shell указала чистый убыток в размере $7,42 млрд против прибыли в $4,46 млрд за аналогичный период прошлого года. Если исключить единовременные списания, включая проекты в Канаде и Арктике, то прибыль компании составила бы $1,77 млрд, что все равно куда меньше результата 2014 года. Shell не одинока в своих потерях: чистая прибыль Chevron упала до $2,04 млрд (-63,5%) плюс компания объявила о сокращении 10% персонала — это примерно 6-7 тыс. человек. Чистая прибыль ExxonMobil по итогам третьего квартала составила $4,24 млрд (-47,5%), чистая прибыль Total упала до $1,08 млрд (-69%) прибыль BP составила $1,82 (-40%), ConocoPhillips потеряла $978 млн против прошлогодней прибыли в $6,9 млрд. О падении прибыли отчитались итальянская Eni и норвежская Statoil.

Понятно, что компании объявили о сокращении инвестиционных программ. По сравнению с 2014 годом BP урезала планы по капитальным затратам на $4 млрд, аналогичное сокращение планируют Statoil и Total. При этом компании планируют сохранить затраты на таком уровне (порядка $17-19 млрд) и в последующие годы, вплоть до 2018. «Мы считаем, что сегодняшний уровень цен на нефть слишком низок. Некоторые перестают искать нефть. С ценами в $50 за баррель появляется стимул для роста спроса. Это сожмет рынок», — считает вице-президент Statoil ASA Эрик Ваернес. Он считает, что к 2018 году нефть вырастет до $80 за баррель после того, как текущие запасы будут израсходованы.

Правда, многие не разделяют его оптимизм. По результатам опроса 13 инвестиционных банков, который проводил The Wall Street Journal, средняя цена барреля Brent и WTI в 2016 году составит $58 и $54 соответственно. Издание отмечает, что те же банки всего несколько месяцев назад давали совсем другой прогноз — $70 за баррель. Избыток нефти на рынке никуда не денется. По данным Bloomberg, организация стран-экспортеров нефти (OPEC) в октябре вновь нарастила добычу нефти до 32,211 млн баррелей в сутки против 32,137 млн в сентябре. Свою лепту внесли Ливан и Саудовская Аравия. Рекордная добыча ведется в России — порядка 10,77 млн баррелей в сутки. Более того, крупные нефтяные компании также наращивают добычу. Те же BP и Shell сегодня добывают нефти больше, чем в прошлом году. «Себестоимость добычи на скважине 18 месяцев назад была $60, а сегодня — $40. Если бурение новой скважины генерирует денег больше, чем составляют затраты на ее строительство, то компании продолжат бурить. Это рациональный подход», — говорит Гарольд Йорк из Wood Mackenzie. Кроме того, они наращивают добычу на территории Соединенных Штатов, отказываясь от долгосрочных и дорогостоящих проектов в Арктике или на шельфе. «В нынешней ситуации что имеет больше смысла: пробурить за $100 млн скважину в заливе, которая может оказаться сухой, или понастроить их же в Техасе по цене в несколько миллионов долларов за штуку, зная, что там есть нефть?», — задает риторический вопрос Майкл Веббер из Texas Energy Institute.

Так что пока есть возможность извлекать прибыль, компании будут бурить и добывать нефть. Конечно, постепенно цена на нефть восстановится, но не исключено, что к тому моменту уровень себестоимости добывающих проектов окажется ниже, чем сейчас. К примеру, сегодня BP считает для себя нормальной цену в $60 за баррель, Total — $55 за баррель. А это значит, что и цен в $100 за баррель мы так и не дождемся.

Михаил Воронов