Нефть под суд?

Окружной суд Осло рассматривает иск экологов к норвежскому правительству о запрете нефтедобычи в Арктике. Greenpeace и норвежская «зеленая» организация «Природа и молодежь» считают, что власти королевства нарушают 112 статью конституции страны, гарантирующей гражданам Норвегии право на здоровую окружающую среду, а также условия Парижского соглашения по климату, ратифицированного в этой скандинавской стране.

По мнению Greenpeace, поиск и разработка новых запасов нефти является нарушением этого договора и конституционных прав жителей королевства. «Зеленые» требуют отозвать 10 лицензий, выданных в мае 2016 г. на разведку и добычу в норвежской части Баренцева моря 13 нефтегазовым компаниям, в том числе российскому ЛУКОЙЛу в составе одного из консорциумов. Сейчас правительство Норвегии доказывает, что выдача лицензий не противоречит конституции, а истцы неправильно трактовали ее положения.

Один из вопросов, который обсуждается в суде, заключается в наличии или отсутствии ответственности норвежского королевства за экспорт и добычу нефти и газа, а также вред окружающей среде, который наносит их использование. В августе в Норвегии был представлен доклад аналитической компании Oil Change International под заглавием “The sky’s limit Norway”, в котором эксперты подсчитали ущерб, наносимый экспортируемыми нефтью и газом у каждой из стран-производителей нефти и газа. Норвегия в этом антиэкологичном рейтинге ответственных за выбросы парниковых газов экспортеров на седьмом месте. На первом — Россия, вслед за ней идут Саудовская Аравия и Австралия… По информации Greenpeace, аналогичные нормы есть в основных законах 90 стран мира. Подобные иски могут быть поданы против правительств других государств, утверждают экологи.

Отношение к нефтегазовой промышленности в Норвегии неоднозначно. По итогам опроса, проведенного в августе этого года порядка 44% норвежцев «благодарны» нефтяной отрасли, сделавшей эту страну одной из богатейших наций в мире. Но яркие акции экологов страны, имеющие просветительскую функцию, постепенно меняют ситуацию в обществе. Не так давно на Севере Норвегии был организован «народный суд» над нефтегазовым бурением в арктических водах: там представители правительства проиграли экологам в суде присяжных, которыми мог стать любой желающий. Сейчас в официальном суде рассматривается дело, которое в случае победы «зеленых» распространится не только на вновь выданные лицензии, но и на те, по которым уже идет добыча, о чем заявил прокурор, выступающий от государства.

«Выстрел в голову»…

Норвежский суверенный фонд, основанный на доходы от экспорта нефти и достигший в сентябре этого года 1 трлн долларов, предложил отказаться от акций нефтяных и газовых компаний из-за рисков, связанных с ценовыми колебаниями. Центральный банк королевства считает, что уход норвежских денег из активов в мировой нефтегазовой промышленности, поможет защитить накопленные средства. Правительство страны обещает принять решение по этому вопросу до осени 2018 г. Если оно будет положительным, это станет уже вторым очень важным шагом в отношении отказа от инвестиционной поддержки реализации проектов по добыче углеводородного сырья, вслед за распродажей всех активов в угольной промышленности, ранее осуществленной норвежским фондом.

Новость о выходе норвежцев из глобальных инвестиций в нефть и газ быстро стала сенсацией, затмившей известие прошлого года об аналогичном громком заявлении Rockefeller Family Fund: фонд семьи, сделавшей самое большое состояние в мире на нефти, решил предотвратить его утрату, выйдя из нефтегазовых активов.

Сейчас часть норвежского политического истеблишмента поддерживает меру национального фонда. Прозвучало мнение, что такое решение является «запоздалой победой здравого смысла над мощным нефтяным и газовым лобби в Норвегии», а также появились призывы наращивать «зеленые» инвестиции фонда как минимум в десять раз.

В настоящее время Норвежский суверенный фонд контролирует примерно 1,5% всех акций на всех мировых рынках: примерно на 667 млрд долларов в 9 тыс. компаниях в 77 странах. 6,4% всех активов фонда составляют вложения в нефтегаз. Более чем 40 млрд долларов приходится на акции таких крупнейших нефтегазовых игроков как ExxonMobil и Shell. Сейчас управляющие фондом предложили распродать активы компаний в нефтегазовой промышленности на сумму примерно в 37 млрд долларов, чтобы защитить накопленные сбережения страны.

Несмотря на то, что решение по этому вопросу будет принято лишь в следующем году, только высказанное норвежским фондом намерение обвалило акции нефтегазовых компаний по всему миру. Один из европейских инвесторов сравнил ситуацию с «выстрелом в голову». На картинке Bloomberg видно, какие компании пострадают от этого решения больше всего. Относительно «Газпрома», известно, что норвежский фонд активно инвестировал в нефтяную дочку компании — «Газпром нефть».

Возвращаясь к Норвегии, сегодня это восьмая страна по объемам экспорта нефти и третья — по газу. Пятая часть бюджетных доходов этого скандинавского государства сейчас зависит от экспорта нефти и газа. В норвежской нефтегазовой промышленности заняты десятки тысяч человек. В стране функционируют многочисленные компании-подрядчики и производители промышленного оборудования для нефтегаза. Однако уже с конца 1990-х годов — начала 2000-х в стране реализуются программы поддержки выхода национальных компаний Норвегии на мировой рынок, а в последние годы среди них начинают активно продвигаться оффшорная ветроэнергетика и другие проекты в «новой энергетике», где они могут быть задействованы. Норвежские верфи и конструкторские бюро судостроительных компаний активно разрабатывают и строят новые концепты экологически чистых судов, в том числе ходящих на электричестве и имеющих возможность автономного управления. Это совершенно новый сегмент рынка, что в перспективе может надолго загрузить созданные для нефтегазовой промышленности судостроительные мощности в Норвегии.

Тем не менее, национальная компания Statoil сообщила, что продолжит поиск нефтяных и газовых месторождений на норвежском континентальном шельфе в следующем году. Компания собирается пробурить 25–30 скважин в 2018 г., в том числе как минимум 5 в Баренцевом море. В 2017 г. Statoil вложила 1,3 млрд долларов в бурение 30 разведочных скважин по всему миру.

«Экозараза»

Норвежское общество, экологи, правительство и финансовые структуры королевства активно пересматривают роль нефтегазовой промышленности. Это одна из самых малочисленных по населению (примерно 5 млн человек) и богатейшая страна в мире: ВВП на душу населения, несмотря на низкие цены на нефть, составлял по итогам прошлого года 71,499 тыс. долларов США; в России, для сравнения — 8,748 тыс. долларов. Но путь Норвегии показателен как образец, которому в разных вариациях следуют и другие скандинавские страны — Швеция, Дания, а далее в том же фарватере идут Великобритания, Германия и Франция. Можно смело прогнозировать дальнейшее распространение этого «эковируса» на всю Европу…

Автор стал свидетелем появления одной из первых Tesla в Норвегии. На конференцию ONS (крупнейший нефтегазовый, а в последние годы и энергетический форум) в Ставангер — европейскую нефтяную столицу — президент норвежской экологической организации Bellona Фредерик Хауге привез в 2008 г. первый родстер Tesla. Уже через несколько лет главная национальная нефтяная компания Statoil с гордостью анонсировала проект по оборудованию зарядными устройствами своих АЗС по дороге из Осло в Ставангер. Через шесть лет, в 2014 г., сам Илон Маск выступал на ONS, говоря о Норвегии как ключевом рынке сбыта для его электрокаров. В 2017 г. 30% новых автомашин, продаваемых в стране, работают на электричестве или являются гибридами. Еще в прошлом году норвежское правительство поставило цель добиться роста этого показателя в 100% к 2025 г.

Сейчас эта «экозараза» добралась до российского Мурманска. Еще в 2014 г., преодолевая, по его словам, кризис среднего возраста, Хауге совершил на Tesla S путешествие из Норвегии в Россию: в начале весны пересек на электрокаре Кольский полуостров. В июне 2017 г. рядом с главным мурманским отелем в качестве подарка от Bellona появилась первая электрозаправка на две машины, на которой успел в этом году зарядить свою Tesla безвестный норвежец. В ноябре, как сообщает Bellona, мурманские власти поддержали проект по развитию сети зарядок в области. «Мурманская область должна быть в передовиках по зарядной инфраструктуре для электромобилей. Для этого не обязательно иметь много электрокаров непосредственно в самом Мурманске — мы можем ориентироваться на автомобилистов, которые будут к нам приезжать на электрокарах из других регионов и стран. Электромобили — это наступающая реальность. Кроме того, в нашем регионе много невостребованной энергии и экологически ответственное население», — цитирует Bellona слова заместителя губернатора Мурманской области Евгения Никора.

Мария Кутузова