Не судите, да не судимы будете!

Павел Богомолов
Павел Богомолов

Помнится, одним из первых указаний Барака Хуссейна Обамы, занявшего Белый дом в 2009 году, сводилось к тому, чтобы вынести из Овального кабинета бюст Уинстона Черчилля. Англичане, конечно, расстроились: неужто речь идет о сворачивании согласованного правоконсервативного курса всего англосаксонского мира, который так ярко олицетворял собою «старый хитрый лис консервативной партии» на Темзе?

Превзошли не только Черчилля, но и сами себя

Помощники нового президента США пояснили, однако, что дед Обамы подорвал свое здоровье в одном из лагерей, построенных британскими колониальными властями в далекой Кении для безжалостной изоляции участников восстания африканцев против чужеземного ига.

Отсюда, мол, и неприязнь первого чернокожего главы Соединенных Штатов к покойному лидеру лондонских тори. Ведь именно тот пытался изо всех сил сохранить осколки «Британской империи, над которой никогда не заходило солнце». Да и дедушку, как говорится, жалко.

Поначалу англичане на Обаму и впрямь обиделись. А вот развивающиеся страны очень даже впечатлились его антиимпериалистическим жестом. Более того, они широко поддержали авансовое награждение титулованного американского демократа Нобелевской премией мира — за мнимую твердость и принципиальность. Но вот парадокс: даже реакционер Черчилль, этот первый обличитель «железного занавеса», никогда и ни за что не стал бы придавать своему антикремлевскому курсу столь одиозного и, более того, гротескного характера, как уходящая ныне администрация Обамы.

Сами посудите: если бы Сталин разрешил западным нефтяным гигантам покупать доли в российских топливно-энергетических трестах, то Черчилль мгновенно уловил бы в этой вести признак желанной приватизации в «стране большевиков». Он наверняка призвал бы Shell и BP воспользоваться этим шансом. Мало того, через океан полетела бы радостная депеша с Уайтхолла: поступил, мол, сигнал готовности Москвы хотя бы частично согласиться с пресловутым «Планом Маршалла» по содействию послевоенному восстановлению разрушенной европейской экономики в рыночном формате.

Иное дело – сегодня, когда сенатор-демократ Бен Кардин с гордостью рекламирует предложение по усилению прессинга на российский ТЭК, что фактически становится расширением секторальных санкций. Речь идет о том, чтобы запретить инвестиции в осуществление нефтяных и газовых проектов в РФ на сумму более 20 млн долл. Быть может, Кардин шутит, или ему неизвестно, что для стратегических программ «нефтянки» 20 млн долл – практически капля в море. Ей-Богу, хочется предложить, чтобы одна из российских компаний вложила в какую-нибудь структуру, аффилированную с мистером Кардином, все те же 20 млн долл – и дело с концом!

Закоперщиками жестко-антироссийских инициатив на Капитолийском холме, как и в готическом Вестминстере, становятся не сторонники объективного и по-философски широкого осмысления международных реалий, а люди позавчерашнего дня типа сенаторов Линдси Грэма или Джона Маккейна. Последний, как видно, ни на йоту не сдвинулся в своей трактовке глобальной политики после того, как, будучи сбитым в небе Вьетнама, угодил сначала в глубокую яму для военнопленных, а потом за решетку.

Какой кругозор был у Маккейна в тот момент, — такой, по всей видимости, и остался. Иначе он не призывал бы сегодня, в своем ударно-антипутинском законопроекте, не только не кредитовать нефтегазовые компании РФ и не предоставлять им новейших буровых технологий, в особенности для шельфа. Надо, оказывается, безжалостно хватать за руку еще и всех тех на Западе, кто захочет пополнить свой портфель пакетами приватизируемых акций российских топливно-энергетических гигантов.

Кроме того, предлагается запретить участие в строительстве российских трубопроводов. Но провалятся ли из-за этого экспортные планы нашего ТЭК? «Когда нефть в 2014 году резко подешевела, — комментирует член экспертного совета Союза нефтегазопромышленников РФ Эльдар Касаев, — все наперебой кричали, что российская «нефтянка» не выстоит. Но мы не только выстояли, но еще и установили постсоветский рекорд по добыче. Внешние санкции не критичны. Но, с другой стороны, все равно неприятно».

Слышен в Вашингтоне еще и призыв блокировать разработку не только сланцевых, арктических и иных труднодоступных кладовых углеводородного сырья где-нибудь в Сибири или Заполярье, но и ставить подножки на самых что ни на есть традиционных месторождениях России. А ведь они не были затронуты даже теми, казалось бы, радикальными санкциями, которые обрушились на нашу «нефтянку» на самом, пожалуй, эмоциональном гребне событий после Крымского референдума в 2014-м. Итак, разбушевавшиеся сенаторы призывают никого «не пущать» в Россию вообще!

shutterstock_35841916Вывод номер один      

На сегодняшний момент мы еще не знаем, в каком объеме все вышесказанное будет утверждено (да и то, быть может, ненадолго) Бараком Хуссейном  Обамой.

Нет и осмысления реакции победивших республиканцев на объявление пакета всеобъемлющих, то есть на сей раз «сокрушительных»(!) санкций против РФ. Не до конца понятно, как их оценивает новоизбранный президент США Дональд Трамп. Первые отклики на его пресс-конференцию 11 января отрывочны; но и они говорят о несогласии победившего республиканца с антикремлевским экстремизмом неолиберально-демократической элиты. Как, впрочем, в равной мере налицо и несогласие бывшего главы ExxonMobil, а ныне кандидата в госсекретари Рекса Тиллерсона с тем, что он — агент Москвы(!). Что же касается его видения санкций, то они, по Тиллерсону, принесут гораздо больше вреда самой же американской экономике.

В общем, независимо от нюансов, сам факт беспрецедентного нагнетания истерии не только против евразийской державы в целом, но и конкретно против ее ни в чем не повинного (даже в понимании американских «ястребов») нефтегазового сектора, весьма симптоматичен. Он со всей определенностью позволяет сделать как минимум два весомых вывода, которые еще сослужат нашим воинственным оппонентам недобрую службу.

Вывод номер один состоит в том, что теперь уже никто в Москве, даже диссидентски настроенные сторонники беспринципных уступок Вашингтону, как и весь лагерь неформальной оппозиции и осколки «правых сил», никогда больше не поверят вбрасываемым в отечественную повестку дня идеям и требованиям реформирования российского ТЭК. На глазах обесценены все те предпосылки, которые выдвигаются Западом в качестве непременных условий повышения доверия к руководству РФ и нашим компаниям.

Нам ведь годами внушали: обуздайте аппетиты коррумпированных губернаторов и, главное, выставьте на продажу солидные пакеты акций в госкомпаниях энергетического сектора — и увидите, с какой готовностью хлынут встречные зарубежные капиталы. И вот эти требования реализованы от Сахалина до Коми, а тем временем всяческих «заглушек» и прочих препятствий для притока инвестиций нагромождается все больше.

Как справляется с ними упрямая Москва, известно, к счастью, не одному Господу Богу, а еще и миллионам непредвзято настроенных читателей и телезрителей. Это, кстати, подлинное экономическое чудо (как отмечалось 11 января на заседании правительственной комиссии РФ по иностранным инвестициям под председательством Дмитрия Медведева), что в целом объемы иностранных капиталовложений в народнохозяйственный комплекс РФ в 2016 году не снизились, а возросли! Результаты «говорят сами за себя» повсюду — от банковских счетов «Роснефти» до разбуженного газовиками полуострова Ямал.

Ну а возвращаясь к ограничительным мерам, подметим главное — унылую повторяемость нагромождений лжи. Долгими десятилетиями нас упрекали ввиду несоответствия правилам, стандартам и нормам Всемирной Торговой Организации, в которую Москва так хотела вступить. И вот, наконец, она исправила свои недочеты — и вступила. И что же? Санкции, принятые против РФ, перечеркнули все «плюсы» от, казалось бы, желанного членства в ВТО.

Собственно, так же обстоят дела и с российской «нефтянкой», которая может быть тысячекратно рыночной и сориентированной на взаимовыгодное сотрудничество с Западом, но все равно должна якобы стать глобальным отраслевым изгоем. Во всяком случае, таковы недобрые замыслы Барака Хуссейна Обамы, Линдси Грэма, Джона Маккейна и иже с ними.

shutterstock_267039440Вывод номер два 

Второй вывод сводится к ответу на вопрос: для чего российские нефтяники по-прежнему ездят на зарубежные форумы по энергетике и выступают там с докладами? Уж не для того ли, чтобы невольно подсказывать улыбчивым консультантам некоторых западных правительств: где, в каких подотраслях нашего углеводородного ТЭК некоторые успехи все же достигаются вопреки всем санкциям?

Рассчитывая на внутриотраслевую коллегиальность, товарищество профессионалов и доброту дружеских рукопожатий, российские топ-менеджеры искренне и вместе с тем предметно информируют иностранных партнеров о многом. О том, например, что конструктивный потенциал диалога в углеводородном апстриме пока еще имеется, и что стремление возродить контракты хотя бы в незапрещенных сферах пока еще теплится. Со своим великодушием и добропорядочностью мы надеемся, что собеседники, знающие нас много лет, по-хорошему ухватятся за эти немногие ниши и шансы. А что происходит в действительности?

Делегаты иных конференций возвращаются к себе в Вашингтон и с упорством, достойным лучшего применения, начинают денно и нощно корпеть над формулированием дополнительных санкций(!). Делается это по принципу: давайте же сфокусируемся на тех направлениях, где мы пока еще «не дожали» строптивых россиян!

Этот подход десятилетиями был особенно характерен для тех форумов и семинаров, которые проводились Фондом Сороса. Вот уж действительно мозговой трест «бархатных революций», как и подчинения Западу ведущих экономических звеньев, в основном ТЭК, в посткоммунистических странах. Как известно, Джордж Сорос, или Дьердь Шорош, — родом из Венгрии. И легко догадаться, как много сделали тамошние филиалы его некоммерческих структур Open Society Institute и Open Society Institute Assistance Foundation для сворачивания равноправного диалога между Будапештом и Москвой.

Вплоть до прихода к власти Виктора Орбана, этого последовательного проводника самостоятельного курса Венгрии в защиту своих интересов, дела в нашем двустороннем сотрудничестве шли ни шатко, ни валко. Достаточно вспомнить неудачную попытку солидного вхождения «Сургутнефтегаза» на венгерский рынок. К счастью, сегодня на дворе — иные времена. На голубом Дунае и Тисе с благодарностью принимают российское содействие по широкому спектру энергетических вопросов от углеводородных до ядерных — например, в расширении мощностей атомной электростанции «Пакш».

Интересно, впрочем, еще и другое. В 2015 году,  когда Россия объявила присутствие Фонда Сороса на своей территории нежелательным и фактически указала «агентам влияния» на дверь, — многие СМИ в ареале бывшего СЭВ и Варшавского Договора реагировали на это с показным возмущением: дескать, в цивилизованной Восточной Европе подобное никогда не случится. Но вот прошло совсем немного времени, и подрывную империю Сороса просят убраться подобру-поздорову из самой же Венгрии!

Агентство Bloomberg со всей ответственностью сообщило: под сводами парламента в Будапеште уже обсуждается законопроект, призванный позволить проведение детальной проверки названных неправительственных организаций столь сомнительного профиля. Прологом к этим дебатам стало решительное заявление, с которым выступил заместитель председателя правящей в стране партии «Венгерский гражданский союз» Силард Немет.

По его словам, власти хотят добиться изгнания структур, финансируемых амбициозным миллиардером, причем «для достижения этой цели будут задействованы все силы». Звенья империи Сороса, добавил Немет, «служат интересам мирового капитализма и поддерживают приоритет принципов политкорректности перед интересами национальных правительств».

Однако еще символичнее следующая оценка из уст венгерского политика: таких, как Сорос, теперь уже не просто желательно, а еще и вполне можно на деле выставить. «Я убежден, что для этого созданы международные условия в результате победы в США Дональда Трампа». Какая же здесь кроется логическая взаимосвязь? Об этом — в следующей главе нашего обозрения.

shutterstock_376226131Не благодаря Обаме, а вопреки ему

Встревоженный поворотом Будапешта к сотрудничеству с Москвой, Обама еще в 2014 году назвал Венгрию «одной из стран, в которых действуют бесконечные ограничения в отношении гражданского общества. Активистов запугивают — и все это делается для того, чтобы подорвать саму идею демократии».

У Трампа же — противоположный взгляд на пресловутую «ценность» продвижения «гражданских обществ» за рубежом, да и в Соединенных Штатах. Ведь косвенным образом оно поощряет демократическое лобби в самой Америке к смещению центра усилий нации в сторону от построения процветающей экономики — к спекулятивным аферам и никому не нужным политическим спектаклям в голливудском стиле. А в этом как раз и сильны такие деятели, как Барак Хуссейн Обама, Хиллари Клинтон и их сторонники.

Вот что говорит сам же Дональд Трамп: «Сорос принадлежит к мировой силовой структуре, ответственной за экономические решения, которые приводят к ограблению нашего рабочего класса, лишают нашу страну ее достояния и перекладывают деньги в карманы кучки владельцев крупных корпораций и политических воротил».

Разворот от псевдодемократической демагогии и раскола Америки на враждующие лагеря в стиле Сороса к приоритету жизненных интересов рабочего класса и средних слоев уже стартовал. Трамп и его люди начинают с нефтегазовой отрасли, оздоровления царящей в ней атмосферы. Запоздало увидев это, Обама попытался в своей прощальной чикагской речи предстать перед нацией покровителем обоих сегментов ТЭК — и альтернативного (где выработка энергии увеличилась вдвое), и углеводородного. Мол, за период его правления добыча сырой нефти возросла в Соединенных Штатах с 1,83 млрд баррелей в 2009 году до 3,44 млрд баррелей в 2015 году.

В действительности же это повышение было достигнуто не благодаря, а вопреки зигзагообразному курсу Белого дома, который то вынужден был мириться с динамичными реалиями сланцевой революции, то прогибаться перед «гражданским обществом» — в данном случае бесчисленными экологическими организациями. А ведь некоторые из них, скрываясь под маской защитников природы, сами превратились в эпицентры «делания денег» и общественной дестабилизации в целом ряде штатов страны.

Глобальная конкуренция – лучше политических интриг 

Не благодаря, а вопреки Вашингтону, не раз срывавшему переговоры об ограничении глобальной нефтедобычи, в конце концов состоялось декабрьское решение ОПЕК, России и еще десяти государств о временном сокращении производства «черного золота». В самый последний момент к этому пришлось присоединиться и Соединенным Штатам.

Так или иначе, «ночной кошмар» Белого дома — тактический отраслевой альянс между Москвой и Эр-Риядом по вопросу о ценах на углеводороды стал явью. Это лишний раз доказывает, что «мировой гегемон» в попытках разобщить Россию и «третий мир» не всемогущ. Соглашение о лимитах на добычу инициировали боливарианская Венесуэла, революционный Эквадор и охваченный забастовками нефтяников Кувейт, хотя его результатами наслаждается теперь, в частности, и сама Америка! По сравнению с 2016 годом рост средней цены «нефтяной корзины» в составе трех сортов — Dubai, Brent и североамериканской WTI – прогнозируется в объеме 35,2%. Но пустивший под занавес скупую слезу Обама здесь совершенно ни при чем.   

Американская «нефтянка», освобожденная от бюрократических препон и ограничений уходящей администрации, ускорит теперь свое развитие. Об этом говорила на лондонской пресс-конференции Франциска Онсорг — автор нашумевшего доклада Всемирного банка о будущем мировой экономики. С одной стороны, она дала туманный ответ на вопрос корреспондента ТАСС: является ли нынешняя активность нефтедобывающих компаний в США, где в течение 10 недель подряд отмечен рост числа буровых установок, риском неисполнения обязательств страны по сокращению добычи нефти? Но, хотя и избегая определенности, г-жа Онсорг все же сказала: «…Производство сланцевой нефти станет вызовом для существующей структуры глобального энергетического рынка и вызовом по отношению к власти ОПЕК».

Что ж, пусть так. Однако здоровая рыночная конкуренция в любом случае лучше эклектичной идеологии пресловутого Сороса по инспирированию «вселенского хаоса». Да и перманентная, клокочущая ярость финансового спекулянта по отношению к верной своим ценностям России, тоже не всесильна. В окружении могущественного кукловода «ниспровергателей» и «подрывников» то и дело образуются глубокие трещины. Откалываются люди, годами считавшиеся ближайшими пособниками Сороса. Бывшие «экономические пессимисты», некогда высмеивавшие «путинскую Россию», начинают в последнее время скупать ценные бумаги наших нефтегазовых компаний. Скупать вопреки всем заклинаниям антикремлевского лобби.

Так, бывший партнер Сороса по имени Джим Роджерс, десятилетиями не доверявший российскому рынку, открыто советует приобретать рубли и акции, особенно в наших энергетических активах. Отметив при этом, что у Москвы – огромные природные ресурсы и низкий государственный долг, он заявил в интервью для CNBC: «Трамп собирается установить дружественные отношения с Россией. Это огромная перемена. Вы еще увидите, как остальной мир снимет санкции». Что ж, до этого еще надо дожить. Но вот — новость последних дней: гигантская американская нефтесервисная компания Halliburton , словно игнорируя антикремлевскую истерию, подала в Федеральную антимонопольную службу РФ ходатайство о покупке 100% российской нефтесервисной и машиностроительной группы «Новомет».

Павел Богомолов