На те же трубы

shutterstock_393324130«Газпром» реанимирует «Южный поток». Формально он называется иначе, у него другие партнеры и даже другие цели, но вот стратегия остается той же: купить трубы, не дожидаясь разрешений Европы на строительство. При этом компания не только продолжает рубить сук, на котором сидит, но и отталкивает Европу.

«Газпром», как это ни удивительно… а, нет, не удивительно: «Газпром» обыденно отрапортовал о продолжении проекта «Южный поток». Разумеется, заявление ни в коем разе не говорит об этом прямо. Более того, компания пытается убедить всех, что это вообще старый проект, который планировали сами европейцы — Interconnector Turkey — Greece — Italy (ITGI). Логично, что партнерами по проекту выступают греческая DEPA SA и итальянская Edison SpA. «Возрождение проекта ITGI Poseidon усиливает энергетическую безопасность Европы благодаря появлению дополнительного канала поставок и повышает роль Греции как крупного коридора для поставок газа из различных источников и маршрутов», — приводит пресс-служба «Газпрома» слова представителя DEPA.

Интересно, что ранее глава «Газпрома» Алексей Миллер заявлял, что компания ни при каких обстоятельствах не будет участвовать в строительстве наземных газопроводов в Европе. «Если говорить о нашей позиции по «Турецкому потоку», то она сводится к тому, что мы построим газотранспортные мощности до границы Турции и Греции. А дальше все зависит от активности позиции стран, которые заинтересованы в том, чтобы транзитный газопровод прошел через их территорию», — это говорилось главным газовым менеджером — очень убедительно и веско — меньше года назад. И внезапно позиция чуть поменялась. «Развитие внутриевропейских газотранспортных мощностей — важная составляющая повышения надежности снабжения газом, в том числе российским, потребителей по всей Европе», — это цитата Алексея Миллера из релиза его же компании. Понятно, что пространство для маневра он себе оставил — мол, мы просто заинтересованы в этой трубе, ничего строить не будем, нет-нет, да и вообще это все лишь слова. «Никто, естественно, такие проекты навязывать не может. Если заинтересованность будет обозначена, то взаимное намерение с российской стороны имеется», — аккуратно поддержал топ-менеджера пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков. Он же, чтобы не было никаких спекуляций, вновь подтвердил, что «Южный поток» мертв.

Мертв, но дело его живет. Равно как и тело — «Газпром» до сих пор пытается понять, что же ему делать с кучей труб, внезапно оказавшихся свободными после отмены «Южного потока». Про потери в деньгах скромно умолчим, равно как и об иске со стороны подрядчика по укладке морской части — итальянской же Saipem, которая принадлежит давнему партнеру «Газпрома», компании ENI. А вот компания Nord Stream 2, оператор нового газопроводного проекта «Северный поток — 2», ничуть не переживает из-за таких пустяков, как выброшенные деньги и ненужные трубы. Она не так давно объявила победителей тендера на поставку 2,5 тыс. км труб большого диаметра, первые поставки — уже в сентябре текущего года. Разумеется, тот факт, что половина оператора принадлежит «Газпрому», всего лишь совпадение. Так получилось.

Собственно, «Газпром» действует решительно и твердо, четко проводит свои идеи в жизнь, даже если они мертворожденные. При этом умудряясь себе же вставлять палки в колеса. Зачем, скажите на милость, сокращать поставки газа своему второму ключевому потребителю — Турции — под предлогом несогласованных цен? Да еще и подтверждать это снова и снова? В результате частные турецкие компании собирают консорциум, чтобы впервые перейти к покупке дешевеющего СПГ. А они покупают порядка 10 млрд куб. м российского газа, на минуточку. И «Газпром» может потерять $300-400 млн. Не говоря о том, что судьба «Турецкого потока» до сих пор неясна, а без него «развитие внутриевропейских газотранспортных мощностей» российской компании вряд ли будет интересна.

Саму Европу никто не спрашивает, понятное дело. Она, впрочем, не сидит сложа руки. Часть стран пишет письма в Брюссель с требованием отменить «Северный поток — 2» как «геополитически дестабилизирующий». Другая часть тихо и спокойно работает над диверсификацией поставок газа — в Дюнкерке будет новый СПГ-терминал, способный принять 13 млрд куб. м газа ежегодно. Да и угрозы России, мол, Европа замерзнет без нашего газа, уже не состоятельны. Год назад ученые Кельнского университета спрогнозировали, что будет, если европейские страны останутся без газа, идущего через Украину, на срок от двух месяцев до навсегда. Лишь одна страна — Болгария — будет испытывать острую нехватку природного газа, да и то при остановке поставок на полгода минимум и сильных холодах. Новая инфраструктура — интерконнекторы, хранилища — позволяют гибко управлять потоками газа внутри Европы. И если «Газпром» не сменит риторику, то европейцы постепенно сменят поставщика.

Михаил Воронов