Иранскую оттепель не заморозить.

unnamedЧерез два месяца после снятия санкций экспорт иранской нефти увеличился на 900 тыс. баррелей и достиг 2,2 млн баррелей. Иран отказался поддержать инициативу России и ОПЕК о заморозке январского уровня добычи. По итогам февраля производство нефти превысило 3,1 млн баррелей в сутки (2,8 млн баррелей в сутки по итогам 2015 г.).

Инвестиции и первые российские проекты

Прошедшие в конце февраля в Иране парламентские выборы закрепили власть реформистских сил в стране. Это первый электоральный цикл в Исламской республики Иран (ИРИ) после заключения ядерной сделки Тегерана с международным сообществом, в результате которой с Ирана были частично сняты санкции. Эксперты утверждают, что главным результатом парламентских выборов стало создание предпосылок к возможному объединению консерваторов с прагматиками и реформистами по целому ряду вопросов. Тогда как количество радикалов, выступавших против открытого для остального мира Ирана, в законодательном органе существенно снизилось. Сторонников усиления связей с Западом стало больше: они выступают за усиление экономического и торгового сотрудничества с международными компаниями, что отчасти гарантирует определенную безопасность привлечения инвестиций в иранскую экономику. Таким образом, результаты выборов продемонстрировали усиление влияния «прагматиков», что укрепляет позиции для развития возможностей для иностранного бизнеса в Иране. Следовательно, и для инвестиций зарубежных компаний в нефтегазовую промышленность Исламской республики Иран.

ИРИ надеется привлечь в страну значительные инвестиции и выйти на уровень в 40-45 млрд долларов инвестиций в год.  Что касается нефтяной промышленности, согласно заявлениям иранских властей, Иран рассчитывает, что к марту 2017 г. в страну придут 10-15 млрд долларов в рамках новой модели нефтяных контрактов, предполагающей массированное привлечение инвестиций в нефтяную промышленность страны даже в условиях низких цен на нефть. Со стороны местных экспертов уже озвучены цифры о необходимости привлечения в период до 2020 г. порядка 200 млрд долларов для финансирования новых проектов в области нефти и газа.

Начиная с мая 2016 г. в ИРИ стартуют аукционы по продаже прав на работу на целом ряде блоков и проектов, расположенных по всей стране. Речь идет о 18 блоках, на которых предстоит провести геологоразведочные работы. Предпринимаются попытки облегчить доступ иностранцев на внутренний рынок страны, посредством разрешения участвовать зарубежным компаниям в создании совместных предприятий с местными игроками. Но пока иностранным игрокам запрещено владеть долями в иранских компаниях.

Не так давно, Национальная иранская нефтяная компания (National Iranian Oil Company – NIOC) заявила о возможных 52 проектах по добыче углеводородного сырья с иностранным участием с использованием нового нефтяного контракта. Оценка ресурсного потенциала предлагаемых к разработке месторождений составляет почти 70% нефтяных запасов Ирана. Самые интересные проекты будут реализованы в юго-западной части страны вблизи с границей Ирака.

shutterstock_351217613До 1974 г. в стране преобладающей формой работы с международными компаниями были соглашения о разделе продукции, затем приоритет был отдан так называемым сервисным контрактам. В настоящее время иранские власти планируют ввести в действие новый нефтяной контракт – Iranian Petroleum Contract (IPC). Из того, что уже стало известно, операторы смогут получить право разрабатывать проекты в течение 20-25 лет. В дополнение к компенсации понесенных затрат компаниям будет установлена оплата каждого добытого на месторождении барреля, размер которой будет предметом переговоров в каждом конкретном проекте. В контракты с зарубежными инвесторами будут внесены различные дополнительные стимулы для компаний, которые берут на себя, например, риски разведки или берутся разрабатывать мелкие месторождения, или наиболее приоритетные для страны проекты.

В ходе последнего визита российского министра энергетики Александра Новака в Иран удалось договориться, что в ближайшие месяцы для российских компаний будет проведена специальная презентация новых условий контрактов по проектам в стране. Сейчас, по словам министра, в разработке иранских месторождений заинтересованы, прежде всего, «Зарубежнефть», «Газпром нефть», «Газпром». В одной из недавних статей мы уже рассказывали о последних достижениях российских компаний на иранском рынке в конце 2015 г.: http://neftianka.ru/vremya-novogo-irana-proekty-i-investicii/

После снятия санкций первая сделка была заключена «ЛУКОЙЛом»: российская компания, подписав контракт с Иранской нефтяной компанией, вошла в два проекта по разведке углеводородов в провинции Хузестан на юго-западе Ирана, вблизи от крупного нефтяного месторождения Даште-Абадан и северной части Персидского залива. Компания уже приступила к ГРР и пригласила к участию в своих геологоразведочных проектах подрядчиков из России. Так, по заказу дочерней «ЛУКОЙЛ-Инжиниринг» компания «Дальморнефтегеофизика», входящая в структуру «Росгеологии» приступила к обработке сейсмических материалов по Персидском заливу и Абаданскому плато в Иране. ДМНГ также проведет обработку результатов сейсморазведки 2D на Гирканской площади.

В декабре 2015 г. глава «ЛУКОЙЛа» Вагит Алекперов заявлял, что иранской стороне был направлен проект соглашения на изучение ряда крупных месторождений в Иране, и подтвердил заинтересованность в возврате в проект Анаран. До введения санкций в отношении ИРИ российская компания в консорциуме с норвежской Statoil, занимался геологоразведкой на Анаране, где были открыты месторождения Азар и Шангуле. ЛУКОЙЛ и Statoil ушли из страны, так и не заключив с иранской стороной контракта на разработку месторождений. Сейчас о своей заинтересованности в участии в разработке Анарана также заявила «Зарубежнефть».

Во время последнего визита в Тегеран глава «Газпром нефти» Александр Дюков предложил NIOC несколько конкретных проектов разработки месторождений, в которых заинтересована «Газпром нефть». «Газпром» заявлял о своих планах поучаствовать в сооружении газотранспортной системы, подземных газохранилищ, а также в проектах строительства заводов по сжижению природного газа в рамках освоения гигантского газового месторождения Южный Парс.

Ресурсный потенциал

Нефтяная промышленность страны насчитывает более 100 лет истории. Совокупная стоимость доказанных запасов Ирана, по официальным оценкам, может составлять до 37 трлн долларов. Более 50% запасов нефти в стране сконцентрированы на пяти гигантских месторождениях, которые расположены в юго-западной части страны, недалеко от ирано-иракской границы. Не так давно иранские власти сообщили об обнаружении новых крупных нефтегазовых месторождений на границах Исламской республики Иран с Туркменией и Ираком. Однако большая часть иранских запасов нефти была открыта несколько десятилетий назад: в соответствии с докладом Clyde & Company, около 80% запасов страны было обнаружено еще до 1965 г. Примерно 70% нефтяных запасов страны расположено на суше. Разрабатываемые морские активы в основном сосредоточены в Персидском заливе. Согласно Arab Oil and Gas Journal, около 85% запасов наземных месторождений страны находятся в нефтеносном бассейне Лурестан-Хузестан на юго-западе, недалеко от границы с Ираком. ИРИ располагает доказанными запасами нефти в 500 млн баррелей в Каспийском море, однако геологоразведка и разработка там не ведется в связи с территориальными спорами с соседними Азербайджаном и Туркменистаном. Иран также делит ряд как наземных, так и морских месторождений с Ираком, Катаром, Кувейтом и Саудовской Аравией.

По содержанию серы иранская нефть является среднесернистой, с плотностью от 28 до 36 градусов API. На два сорта нефти – Iran Heavy и Iran Light – приходится 80% от нефтедобычи страны. Сорт Iran Heavy (45% от всей добываемой в ИРИ нефти) в основном поступает с сухопутных месторождений на юге Ирана. Гашаран и Марун – два крупнейших месторождения, обеспечивающих поставки Iran Heavy. Кроме того, этот сорт извлекается на месторождениях Раг-и-Сафид, Ахваз, Банегстан, Мансури, и Биби-Хекиме.  Iran Light добывается на нескольких шельфовых месторождениях в регионе Хузестан. Две трети этого сорта поступает с трех месторождений: Ахваз-Асмари, Карани и Ага-Джари. Многие месторождения, на которых добывается Iran Light, являются зрелыми, разрабатываются уже десятки лет, и добыча на них быстро сокращается.

По данным Arab Oil and Gas Journal, у иранских месторождений относительно высокие темпы истощения – 8-11%, в сочетании с низким коэффициентом нефтеотдачи – в 20-25%. С 2007 г. по 2015 г. Иран не запустил в эксплуатацию ни одного нового нефтяного месторождения, и хотя страна объявляла о ряде новых разведочных блоков, но санкции серьезно сказались на реализации большинства новых проектов. Тем не менее, разработка нескольких месторождений продолжается, хотя и более медленными темпами, чем планировалось. Крупнейшие месторождения Ирана являются наземными: Ахмаз-Асавари, Марун и Гашаран. Все они расположены в провинции Хузестан. Крупнейшим шельфовым месторождением Ирана является Абузар в Персидском заливе, его мощность составляет 175 тыс. баррелей в сутки.

Иран надеется на совместную разработку каспийских месторождений с соседними Азербайджаном и Казахстаном. В сентябре прошлого года NIOC договорились с азербайджанской SOCAR о сотрудничестве в разведке и разработке нефтегазовых запасов Каспия. По словам руководства иранской ННК, новые технологии, применяемые в нефтегазовой промышленности Азербайджана, представляют для ИРИ огромный интерес. В конце августа 2015 г. Иран и Казахстан договорились о реализации масштабного проекта по созданию в Каспийском регионе совместной экономической зоны для разработки новых нефтегазовых и энергетических технологий. Международный нефтегазовый центр, который планируется создать на территории иранской провинции Мазендеран и Мангистауской области Казахстана, будет нацелен на оказание нефтесервисных услуг странам Персидского залива и СНГ. Не так давно Иран после пятилетнего перерыва возобновил нефтяной своп с Азербайджаном, импортируя нефть в иранские порты на Каспии и поставляя эквивалентные объемы нефти от имени азербайджанских партнеров в страны Персидского залива. Аналогичные операции планируются с Туркменистаном и Казахстаном. Порт Нека на севере Ирана имеет достаточные возможности для импорта сырья из Туркменистана, Казахстана, Азербайджана и России.

Согласно озвученным планам, в ближайшей перспективе NIOC сделает ставку на разработку нефтяного месторождения Ядаваран. Не так давно, власти Ирана заявили о переоценке запасов этого крупнейшего актива страны в сторону увеличения на 18 млрд баррелей до 31 млрд баррелей. Если эта информация подтвердится, ИРИ переместится с четвертого на третье место в мире по запасам нефти, обойдя Канаду с ее нефтяными песками, и будет уступать лишь Венесуэле и Саудовской Аравии. Согласно комментариям российских экспертов, переоценка запасов нефти Ядаварана была запланирована еще четыре года назад и связана с совершенствованием методики опробования многопластовых месторождений. Но для эффективной разработки этих запасов Ирану потребуются новые технологии вскрытия нефтяных пластов, а также поддержания в них давления. Для этого необходимо полностью изменить схему разработки нефтяного гиганта: потребуются современные буровые установки, а также организация закачки солевых растворов в объеме до 50 млн куб. м в год, что позволило бы перестать использовать в этих целях 25 млрд куб. м природного газа в год и направить его потребителям в Иране. Согласно оценкам, при ежегодных капиталовложениях в 3 млрд долларов на протяжении 3 лет, на месторождении можно было выйти на стабильную добычу на уровне 80 млн т нефти на протяжении как минимум 30 лет. Однако эксперты утверждают, что Иран выполнил только часть работ, необходимых для компетентной оценки запасов на Ядаваране: не разбурил нижние горизонты, не провел в полном объеме исследования коллекторских свойств пластов. Поэтому потенциал актива до сих пор до конца не ясен. «Для того чтобы наладить сегодня нормальную работу нефтяной отрасли Ирану необходимо увеличить объемы эксплуатационного бурения как минимум в 16 раз и вводить в работу не менее 860 нефтяных скважин в год, из них 300-350 глубиной свыше 3 км», – утверждают эксперты.

Мария Кутузова