«Мы конкуренты с ОПЕК, а не партнеры».

Reuters анализирует нефтяной рынок.

Согласно последним официальным российским прогнозам, к концу 2017 г. нас ждет восстановление баланса на рынке, а затем рост цены на нефть до 60-65 долларов за баррель. Надежды на увеличение поступлений в бюджет подкрепляются на практике: в конце прошлой недели нефтяные котировки поднялись к 50 долларам. По словам министра энергетики РФ Александра Новака, сейчас мы наблюдаем «отскок» цен на нефть по сравнению с минимумом в 27,1 доллара за баррель в январе этого года. Цены на нефть в мае выросли за месяц уже на 7,4% на фоне сокращения добычи в США, а также перебоев с поставками из-за пожаров в Канаде и террористических атак на нефтяные платформы и трубопроводы в Нигерии. Минэнерго считает, что в таких условиях «тема заморозки добычи нефти потеряла свою актуальность». Россия не будет принимать участие во встрече членов Организации стран-экспортеров нефти, которая пройдет 2 июня в Вене. 

После провала переговоров в Дохе отношения Российской Федерации и ОПЕК претерпевают не лучшие времена. Однако попытки договориться с картелем в январе-апреле этого года были далеко не первыми. Так, в 1998 г., когда нефть российской марки Urals упала с 17 до 10 долларов за баррель, Россия обещала ОПЕК сократить добычу на 7%, но вопреки заявленному снижению наши компании нарастили производство на 400 тыс. баррелей в сутки. В 2001 г. картель хотел взять на себя обязательства по сокращению объемов нефти на 1,5 млн баррелей в сутки при условии, что остальные страны, не входящие в организацию снизят ее производство на 0,5 млн баррелей в сутки, от России ожидали сокращение производства на 300 тыс. баррелей в сутки. Российская Федерация пообещала, что снизит нефтедобычу на 30-50 тыс. баррелей в сутки, но по факту никакого сокращения не произошло.

«ОПЕК и РФ не доверяют друг другу. Мы конкуренты, а не партнеры. Вступление России в картель – сегодня это из разряда фантастики. России сложно договориться с ОПЕК из-за разных целей и противоречий внутри картеля. В настоящее время банки и брокеры повышают оценки роста цен на нефть. Мы уже видим прогнозы в 60 долларов за баррель и даже выше… Сегодня Российская Федерация надеется на «авось», что рост спроса должен подстегнуть цены на нефть и не будет необходимости сокращать добычу», – отметил редактор по нефтяным рынкам Глеб Городянкин, выступая на III Нефтяном форуме Thomson Reuters, проходившем в московском отеле Ararat Park Hyatt 26 мая 2016 г.

Несмотря на безрезультатность переговоров в Дохе, координация усилий между РФ и нефтегазодобывающими государств была в последнее время на острие наших внешнеполитических усилий. Эксперт Reuters привел в своей презентации таблицу телефонных переговоров российского президента с главами других государств (по количеству звонков лидировал король Саудовской Аравии).

DSC_0350

«Сегодня в картеле нет единства», – утверждает Глеб Городянкин. Так, Ангола, Нигерия, Венесуэла и Курдистан должны выплатить кредиторам в 2016 г. 30-50 млрд долларов за счет своих поставок нефти. По словам эксперта, большая часть заемных средств была привлечена в то время, когда цены на нефть были высокими. Так, Ангола с 2010 г. привлекла финансирование из Китая на сумму более 50 млрд долларов. Нигерия выплачивает крупным компаниям-кредиторам около 3 млрд долларов. Ирак должен был заплатить инвесторам в текущем году около 23 млрд долларов, но пытается снизить сумму платежей до 9 млрд долларов. Венесуэла должна заплатить Китаю в 2016 г. около 7 млрд долларов. Курдистан заложил всю свою нефтедобычу на сумму около 3 млрд долларов трейдерам Vitol, Petraco и Турции. Эквадор занял с 2009 г. по 2015 г. у китайских и таиландских компаний 8 млрд долларов. Такое долговое ярмо негативно сказывается на инвестициях в отрасль в этих странах. Саудовская Аравия, ОАЭ, Кувейт, Иран и Катар не обременены такими долговыми обязательствами и проводят линию в ОПЕК на увеличение доли своего присутствия на рынке, тогда как бедные страны, входящие в картель, заинтересованы, прежде всего, в росте цен, чтобы свести концы с концами.

DSC_0353

Богатые страны Персидского залива продолжают инвестировать в наращивание добычи, отвоевывая у других стран дополнительные объемы поставок на рынке. Так, на 2013-2014 годы пришелся спад экспорта из стран, входящих в ОПЕК. К концу 2014 г. доля ОПЕК в поставках на мировой рынок составляла 32,5% (36,6% в 2008 г.), а сейчас она вновь растет. По данным Thompson Reuters, с 2002 г. по 2016 г. добыча нефти в ОПЕК выросла примерно на 6,7 млн баррелей в сутки: на государства Персидского залива пришлось 6 млн баррелей из этого прироста, а на остальных членов картеля – лишь 0,7 млн баррелей в сутки.

Помимо традиционных рынков в АТР прирост добычи в ОПЕК направляется, прежде всего, в Европу. Саудовская Аравия увеличивает свои поставки в Европу. Саудиты заключили долгосрочные контракты с польскими нефтепереработчиками. Городянкин утверждает, что это уже привело к ослаблению цен на российский Urals на европейских рынках. Иранская нефть пока идет на мировые рынки с перебоями. Тем не менее, эти поставки быстро растут. Иран наращивает объемы, добываемой нефти, и делает это гораздо быстрее, чем прогнозировали все аналитики.

ИРИ и иракский Курдистан рвутся на европейские рынки. Так, поставки в Европу из Курдистана превысили 600 тыс. баррелей в сутки, что, по словам Городянкина, сопоставимо с объемами экспорта из российского порта Новороссийск. Сейчас эти поставки из Курдистана успешно конкурируют по ценам с российским сортом Urals. В результате российским компаниям приходится искать для своего сырья новые рынки сбыта. «Курдская нефть активно замещает дорогие российские баррели. В частности, венгерский MOL, традиционно покупавший у наших компаний нефть Urals, приходившую в Венгрию по трубопроводам, сейчас переориентируется на поставки по морю через порт Омишаль курдской нефти. Прорабатывается вопрос поставок сорта Kirkuk в Словакию, Польша активно покупает этот сорт, уже были пробные поставки курдской нефти на НПЗ Литвы», – отмечает эксперт Thompson Reuters.

Мария Кутузова