Кризис и прогноз

В комментарии Reuters Тамас Варга из нефтяной брокерской конторы PVM отметил большое количество факторов, создающих ситуацию неопределенности и волатильности на мировом рынке нефти: в зависимости от ваших предпочтений, вы легко и с одинаковым успехом можете предсказывать и 100, и 60 долларов за баррель нефти к концу текущего года. 

Ничего кроме улыбки или раздражения, в зависимости от расшатанности ваших нервов околофутбольными баталиями в соцсетях и СМИ, новые громкие прогнозы американских финансовых структур уже не вызывают. В частности, банк Morgan Stanley повысил прогноз цен на нефть до 85 долларов за баррель. Аналитики делают ставку в своем прогнозе на геополитику: политика США в отношении Ирана может привести к потере 1 млн баррелей н. э. в сутки поставок иранской нефти в Европу, Японию и Южную Корею из иранского экспортного потока в 2,7 млн баррелей н. э. в сутки. Добавят неопределенности кризис с поставками из Ливии, Венесуэлы и Анголы. В частности, блокировка ливийской экспортной инфраструктуры мощностью в 850 тыс. баррелей в сутки станет жесткой проверкой возможности быстрого запуска свободных мощностей в рамках ОПЕК, поскольку, согласно прогнозам, ливийскую ситуацию быстро не разрешить.

ОПЕК, не дожидаясь решения в Вене, в течение июня наращивала производство нефти и вывела мощности на рекордный уровень с начала 2018 г. — в 32,32 млн баррелей н. э. в сутки, прирастив за месяц 320 тыс. баррелей н. э. в сутки. В частности, добыча в Саудовской Аравии вышла в первый летний месяц на уровень почти в 10,7 млн н. э. баррелей в сутки, приблизившись к рекордному уровню, что дает право порассуждать о выходе страны из сделки ОПЕК+ в формате сокращения с уровня на конец 2016 г.

Вторая причина — торговая война США с многочисленными странами. Saxo Bank в своем макроэкономическом прогнозе до конца года предупреждает, что все это может очень плохо кончиться. Замедление роста мировой экономики, падение кредитных импульсов во всем мире и массовая недооценка рисков торговой войны происходят на пороге одного из самых опасных для мировой экономики периодов с момента падения Берлинской стены в 1989 г. Разговоры о торговых войнах идут повсюду, и правительства некоторых стран ведут себя недальновидно, утверждают специалисты датского банка. Нарастание напряженности в торговой сфере может привести к еще более суровому кризису с учетом надвигающихся промежуточных выборов в Конгресс США, назначенных на 6 ноября, на которых президенту Трампу придется доказать, что он действительно создает для США «лучшие условия».

«В торговой войне не может быть победителей. Тенденция указывает на движение в ошибочном направлении, поскольку националистические заявления подрывают статус мировых институциональных структур. История учит нас, что это может плохо закончиться. Если в проигрыше окажется большая экономика или мощная политическая сила, она может ввести ограничения — например, пошлины, чтобы компенсировать конкурентное отставание», — отмечает Стин Якобсен, главный экономист Saxo Bank.

По его словам, дело не только в Трампе, большую роль играют и маневры Китая, направленные на усиление его позиций в мире во всех областях. Кроме того, Соединенные Штаты сейчас пытаются воздействовать на те самые международные организации, которые способствовали росту и поддерживали глобализацию с конца Второй мировой войны и после падения Берлинской стены.

Агрессивная позиция администрации Трампа по вопросам торговли может оказаться весьма негативной для курса доллара США по мере того, как ухудшение торговых отношений будет вызывать снижение объемов перевода резервов в американскую валюту, поскольку торговые партнеры Соединенных Штатов будут стремиться избежать накопления долларового резерва или же полностью отказаться от этой валюты. Последнее в особенности относится к Китаю, у которого явно есть долгосрочная стратегия, направленная на повышение значимости собственной валюты в торговых отношениях. Так, в связи с резким ростом импорта энергетических ресурсов в Китай введение в первом квартале нефтяных контрактов, деноминированных в юанях, вероятно, представляет собой маневр, имеющий целью в конечном итоге заместить доллары юанями.

«На данный момент Китай отвечает на принимаемые США меры, используя только аналогичные инструменты и не стремясь к нарастанию напряженности. Если бы КНР действительно хотела полномасштабной торговой войны, самым эффективным методом было бы отправить санитарные инспекции в местные компании, являющиеся ключевыми звеньями в производственной цепочке США и закрыть их на несколько недель или месяцев. Для американских компаний такой удар был бы намного более разрушительным, чем любые решения Пекина о повышении тарифов. Похоже, что Китай намерен придерживаться политики умиротворения и готов поддержать мировую экономику. Учитывая ухудшение экономических показателей и растущую напряженность в сфере торговли, КНР уже в третий раз в этом году решила ослабить свою денежно-кредитную политику. На данном этапе трудно предугадать, как будет развиваться торговая политика США, но Китай почти наверняка сделает все возможное, чтобы избежать полномасштабной торговой войны и связанной с ней волатильности, поскольку стабильность финансовой и денежно-кредитной системы имеет первостепенное значение для будущего экономического развития страны», — комментируют ситуацию в Saxo Bank.

По словам Оле Хансена, главы отдела стратегий банка на товарных рынках, несмотря на успешное начало года, перспективы товарных рынков становятся все более туманными, поскольку появилось множество сдерживающих рост факторов. Многомесячный рост нефтяного рынка замедлился после того, как страны, входящие в группу ОПЕК+, договорились увеличить производство, чтобы стабилизировать цены. Во второй половине 2018 г. нефтяным котировкам окажет поддержку сильный спрос, а также геополитические риски, связанные с опасениями по поводу поставок из Венесуэлы и Ирана, по мере приближения срока введения американских санкций в отношении последнего. Однако эти опасения со временем может подавить возможное замедление роста спроса на нефть со стороны развивающихся рынков.

Тем временем Bank of America предупреждает об угрозе повторения кризиса 1998 г., когда в азиатском регионе случился финансовый кризис, который быстро перекинулся на рынки развивающихся стран — их фондовые индексы обвалились почти на 60%, ключевые ставки были повышены до исключительных уровней, а в России произошел дефолт.

Мария Кутузова