Корпоративные СМИ – 2.0

Шестой выпуск передачи «Энергосреда» на канала «Нефтянка». Гость программы Игорь Гусенков, заместитель генерального директора АО «Загорский Трубный Завод». Ведущий — Сергей Никитин.

Сергей Никитин: Здравствуйте, дорогие коллеги! Представляем вашему вниманию очередной выпуск программы «Энергосреда» на канале «Нефтянка». Сегодня мы поговорим о теме, которая, с одной стороны, чуть-чуть отходит от нашей с вами тематики «Нефть и газ», а, с другой стороны, имеет к нам непосредственное отношение. Эта тема связана с PR, а точнее — с корпоративными и отраслевыми, а также с федеральными СМИ.

Сегодня у нас в гостях Игорь Гусенков. Он имеет большую историю в сервисной нефтегазовой отрасли. Сейчас он — заместитель генерального директора АО «Загорский Трубный Завод», которое отвечает за все коммуникационное направление в компании.

Игорь, привет!

Игорь Гусенков: Здравствуйте, коллеги!

Сергей Никитин: Тема сегодняшней передачи: «Корпоративные СМИ – 2.0».

Игорь, как ты думаешь, что представляют собой сегодня корпоративные СМИ, что будет с ними дальше и есть ли у них будущее?

Игорь Гусенков: Сергей, большое спасибо за то, что ты пригласил меня на эту передачу. Заявленная тема для меня, как специалиста в области PR, очень важная, поскольку приходится с ней сталкиваться постоянно. Сегодня есть много сайтов, порталов и других форм корпоративных СМИ. Если мы говорим о тематических и отраслевых медиа, то все упирается в решение о том, какой контент и в какое медиа выпускать.

Пиарщик — это кто? Это человек, которому, как и любому бизнес-подразделению компании, в конце отчетного периода нужно положить на стол акционеру какой-то отчет о проделанной работе. Принимая решение о том, в каком СМИ размещать или не размещать информацию, недобросовестный пиарщик исходит из того, что акционер, если он не обладает глубоким погружением в мир медиа, лучше воспримет три пункта отчета, чем два.

Как нужно правильно принимать такое решение? Если у компании есть ряд тем, которые надо «подсветить» где-то, на которых нужно сделать упор, то по логике необходимо провести бенчмаркинг по всем изданиям, по всем порталам не только путем сравнения медиа-китов этих изданий, но и по ряду других значимых параметров. Нужно провести определенный анализ медиарынка с позиций своей системы координат и сравнить его результаты с тем анализом, который есть на рынке. Для этого нужно обладать определенным экспертным опытом, обладать понимаем рынка, нужно знать и желательно лично тех людей, которые принимают какие-то решения в компаниях. Для размещения корпоративной информации в СМИ, важно, чтобы к тебе был определенный «градус доверия», с тобой должны хотеть идти на контакт, ведь ты — коммуникатор. После проведения такого сравнительного анализа, можно обосновать размер финансовых ресурсов для размещения нужной информации в конкретных СМИ.

Такой подход к принятию решения сложнее, потому что экспертную оценку нужно не только сформировать, но и защитить её перед работодателем и перед акционером. Объяснить ему, что если информацию разместить в выявленных изданиях, то с ней ознакомиться большее число нужных людей, в том числе и те, кто принимает важные для нас решения. Тогда работодатель поймет, что пункт о проведении анализа медиарынка необходим в плане и отчете PR-службы, потому что эта работа того стоит. Такая работа порождает необходимый «градус доверия» как внутри компании, так и за её пределами, чтобы ты мог получить все необходимые для анализа данные.

Пиарщик должен в первую очередь думать. Он должен поставить себя на место потребителя информации, на место целевой аудитории, и сам должен хорошо понимать, каковы ожидания потребителя в отношении контента и дизайна предлагаемой ему информации. В этих вопросах он должен сам хорошо разобраться еще до того, как задаст потребителям какие-то вопросы.

Понятно, что таких специалистов университеты не выпускают, но через год-другой после окончания университета у человека начинает формироваться представление о том, какой журнал или газета хороший и по каким параметрам. Например, сегодня по параметру оперативности информации лидируют «Ведомости» и «Коммерсантъ», при этом популярными для размещения оперативной информации в свое время были и другие издания — «Российская газета», РБК и т.д. Существующая система координат выстраивалась не один год. У каждого издания на старте и в начале пути был свой уровень доверия, который со временем изменился. В условиях рыночной экономики «прокачка» издания, да и обычного человека, происходит достаточно быстро.

Сергей Никитин: Тут же прокомментирую. Качество и подача информации зависят от того, на кого настроен выплеск информации. Если информация выплескивается на всю аудиторию нашей страны, то использовать можно все, что хочешь. Если же мы говорим о PR-тусовке журналистов или о PR-тусовке представителей компаний, то посмотрев журнал или статью об этой тусовке, мы всегда сможем определить, платная или нет эта статья, кто разместил, зачем разместил и для кого разместил.

Игорь Гусенков: Мы начинаем процесс декодирования. Те, кто информацию разместил, ее закодировали, а мы выполняем обратное действие, чтобы понять, что же до нас хотели донести.

У нас колоссальное количество компаний в России имеют свои внутренние каналы передачи информации. Именно эти внутренние каналы значимы для нас с точки зрения донесения нужного контента до определенных людей, способных принимать решения. Внутренние СМИ внутри компании пользуются большой популярностью. Я с полной уверенностью могу это сказать, например, о компании СИБУР и ее внутреннем корпоративном журнале «СИБУР сегодня», который три года назад был сделан и для iPad версии. Поскольку этот журнал читают люди, принимающие решения в компании, то для внешней структуры, для которой важны эти решения, небезынтересно будет разместить в этом журнале какую-нибудь свою важную информацию. На мой взгляд, будущее именно за этим подходом. Если это будет так, то вполне можно ожидать, что на базе внутреннего СМИ может быть создано что-то большее, как минимум, отраслевое и тематическое СМИ. Корпоративное медиа 2.0 — это именно то, о чем мы говорим.

Сергей Никитин: Мы с Игорем обсуждаем многие профессиональные вопросы и едины в том, что корпоративные медиа могут быть лучше, чем отраслевые, для позиционирования компании, для выдачи какой-то информации, для рекламодателя. Мы все понимаем, что для больших компаний, таких как Сбербанк, отраслевые СМИ не очень интересны, если там нет каких-то особенных контент-продуктов. Им важна массовость распространения информации. В нашей отрасли, каково бы ни было производство, каковы бы ни были детали, имеет место быть узко направленный сегмент продаж. Те компании, которые производят оборудование, должны понимать, что «выхлоп на всех» может и не сработать. А если мы понимаем, что у тебя на месторождении таком-то, при такой-то асфальто усложненности и т.д., требуется такая-то продукция, то работать нужно именно с этим месторождением. А если все месторождения у Сургутнефтегаза, то нужно работать с Сургутнефтегазом.

Игорь Гусенков: Это называется клиентоориентированность. Нужно работать на конкретного заказчика. Да, это сложнее. И пиарщику сложнее, и бизнесу сложнее.

Сергей Никитин: Почему же сложнее? У тебя есть корпоративный журнал «Лютик» компании, которая называется «Нефтегазовые лютики». Журнал открыт для всех. Ты, как редактор, принимаешь к публикации не только статьи о внутренних процессах корпорации, но и внешние статьи по проблемам, например, нефтедобычи, которые могут быть интересны читателям журнала. Понятно, что внешние статьи могут быть подготовлены авторами, представляющими интересы компаний — производителей оборудования для нефтедобычи, которое покупает наша компания. Размещая их статьи в своем журнале, мы способствуем продвижению их продукции на рынке. Тем самым, PR-службы и нашей компании, и другой компании начинают выступать агентами экономического взаимодействия, содействуя ему.

Игорь Гусенков: Я абсолютно с тобой согласен. Эта работа требует усилий в рамках редакционной политики корпоративного журнала. Эта политика обязательно должна быть, и она должна являться очень хорошим фильтром для поступающей извне информации. Например, если сторонняя компания заинтересована продать некачественную продукцию и на этот интерес работает ее PR-служба, то для того, чтобы не пропустить заведомо неверные сведения об этой продукции на страницы журнала, нужно проводить специальную работу. И эту работу выполняет корпоративная PR-служба, сотрудники которой должны разбираться во многих вопросах, в том числе и в вопросах, связанных с качеством продукции, закупаемых у конкретных внешних компаний, что накладывает определенные требования к их компетенциям.

При таком подходе на подготовку номера журнала нужно закладывать больше времени, нужно обладать хорошим менеджментом журнала как проекта, хорошим штатом. Нужно ставить только те материалы, которые написаны доступным языком, а если материал требует активного использования специальных терминов, пригласить к их подготовке соответствующих специалистов.

Сергей Никитин: Все, что ты сказал, не есть большая проблема для корпоративных изданий. Как правило, они имеют неплохой бюджет и могут себе позволить решить все перечисленные тобой задачи.

Игорь Гусенков: Согласен. Однако, есть еще одна сложность — на все это надо отважиться и сломать стереотипы, прежде всего стереотип у своего работодателя.

Между руководителем журнала и работодателем должен быть высокий уровень доверия. Тогда руководитель журнала может запросить у работодателя такой бюджет, который позволит ему пригласить тех специалистов (редакторов конкретных разделов, верстальщиков, журналистов, дизайнеров, подрядную организацию на распространение журнала и т.д.), которые смогут решить задачи по созданию и продвижению журнала наилучшим образом. И здесь снова главным является вопрос профессиональной компетентности пиарщика. Если он сумеет защитить проект и первые год-два сам его повести, то через пять лет, он сможет нанять хорошего управленца для руководства этим проектом и созданная система сможет работать уже без запустившего ее PR-специалиста.

Если бы так было на самом деле, то мы бы имели картину идеального медиа, когда на базе корпоративного СМИ создается некая отраслевая история.

Когда я запускал газету в «Римере», то мы с руководителем компании сразу договорились о том, что в газете мы будем честно и открыто говорить о проблемах, которые есть в компании, потому что замалчивание внутренних историй и проблем ведет к потере доверия к этим медиа. Замеры уровня этого доверия нужно обязательно регулярно проводить. Когда мы проводили в свое время замер уровня доверия корпоративной прессе на разных заводах компании, то для меня было открытием, что на одном из заводов, который принадлежит «Римере», уровень доверия корпоративной прессе превысил уровень доверия слухам. Слухи в нашем социологическом исследовании мы рассматривали как один из каналов получения информации.

Корпоративные СМИ — важнейший источник информации о компании, но люди зачастую не верят этим СМИ и не читают их продукцию, потому что не доверяют PR-службе. Они говорят: «Мы знаем наших пиарщиков. Они ребята креативные и все очень круто написали. Но я-то знаю, как все обстоит на самом деле». Требование о правдивости СМИ — данность, которую нужно принять, признать ошибку, если это сейчас не так и постараться не повторить её в будущем.

Внутреннее СМИ должно быть разнонаправленным, должно уметь работать с разными аудиториями: и с рабочими, и с топ менеджерами. Возможно, что, как это сделано в крупных холдингах, будет принято решение о выпуске разных внутренних СМИ для разных внутренних целевых аудиторий.

Сергей Никитин: Давай подведем итоги.

Мы с тобой обсудили два кейса: первый — корпоративные СМИ, сливаясь, переходят в отраслевые; второй — отраслевые сливаются с корпоративными.

Перейдем к третьему кейсу. Раньше мы читали «кирпичи», читали их с интересом, внимательно просматривали. Теперь, просмотрев список авторов и заголовки статей, мы, понимая кто кого за сколько купил, принимаем решение о том, что внутри читать, а что — не читать. Предлагаю обсудить эти цепочки с гостями студии — профессионалами в области PR.

 

Леонид Хомерики, Генеральный директор коммуникационного агентства PRCompany: Коллеги, большое спасибо за интересную дискуссию. В ходе этой дискуссии были обозначены вектор и большие цели развития корпоративных, отраслевых и федеральных СМИ.

Сегодня мы говорим о PR-специалистах. Может быть, в ближайшем будущем все PR-специалисты должны будут стать медиа-менеджерами.  Игорь, какие требования, на Ваш взгляд, будут предъявляться к их профессиональным компетенциям, чтобы указанные большие цели были достигнуты?

Игорь Гусенков: Спасибо за вопрос. Если бы я искал для себя медиа-менеджера, то для HR-блока я выделил бы такие позиции.

Во-первых, это опыт работы в каком-нибудь издании, и лучше, если это будет «Комерсантъ» или «Ведомости». Там работают те, кто умеет оперативно обрабатывать информацию.

Во-вторых, диплом факультета журналистики. Понятно, что диплом журфака не является подтверждением того, что человек является журналистом по складу своего характера. Журналист — это тот, кто может анализировать информацию, полученную из разных источников, и сводить в её небольшой блок. Работа в федеральных медиа как раз и ориентирована на эти качества человека. Например, когда я работал в Newsweek, то там было три или четыре оценки, на которые нужно ориентироваться при формировании материала. В частности, если в материале нет комментариев от трех спикеров, то этот материал даже не рассматривается. Я считаю, что это правильная редакционная политика.

В-третьих, важны умения и опыт по редактуре материала. Конечно, редакторов гораздо меньше, чем журналистов, но, тем не менее, это умение может проявляться на каких-то тестовых заданиях.

В-четвертых, это стаж работы в области, в которой человек работает. Если человек проработал три года в компании, которая занимается определенным бизнесом, то он, скорее всего, чего-то достиг. Конечно, мы не застрахованы от идиотов, которые просидели на одном месте три года и так ничего и не поняли.

Могу судить по себе. Я ни на одно место не устраивался по знакомству и постоянно обновляю резюме на Superjob и Headhunter. Вижу, что у западных компаний гораздо выше требования к людям с точки зрения погружения в отрасль. Если российская компания ищет специалиста, который работает три года в отрасли, то западная компания требует стаж в десять лет.

В-пятых, это наличие MBA, потому что ты должен управлять и направлять процесс, или наличие какого-то сертификата по управлению проектами. Действительно, вывести медиа на более высокий уровень, из пилота перевести в линейку — это управление проектом.

Леонид Хомерики: На мой взгляд, это требования к разным людям. Я трудно представляю себе редактора корпоративного медиа с MBA. Знание MBA не страхует от ошибок в русском языке.

Игорь Гусенков: Я, например, ужасно безграмотный человек и, как пиарщик, страдаю от этого. Но для каждого вида работ есть свои люди. Здесь мы снова возвращаемся к управлению проектами. Если ты делаешь журнал, возьми хорошего редактора и хорошего корректора. И все же я не согласен с тем, что если у пиарщика нет какого-то из перечисленных качеств, то это так страшно. Если есть, то это хорошо, но у него вовсе не обязательно должно быть великолепное знание русского языка.

Есть много ребят, которые выросли из журналистов (это новостные агентства, Интерфакс, Прайм, РИА Новости) и перешли работать в PR, а потом за счет компаний еще пошли и на MBA.

Сергей Никитин: Я согласен с Леонидом на сто процентов. Ты попытался соединить в одном человеке всю мощь. Но мы сейчас говорим про медиа-менеджера.

Он может и не быть журналистом.

Он должен разбираться в отрасли? Да.

Он должен редактировать текст? Нет.

MBA? Да.

Он должен иметь стаж работы в отрасли? Да, но не только. Он должен был поработать и на одной стороне баррикад (в отрасли), и на другой стороне (в управлении какого-то издания). Он должен не только знать то, о чем пишет, но и то, как написанное превращается в продукт и как этот продукт продается. Мы знаем, что продажа рекламы и размещение рекламы – это два отдельных искусства.

Если говорить о журналисте, то требования к хорошему журналисту ты обозначил. Если же говорить о медиа менеджере, то к журналистике он, по сути, не имеет никакого отношения. Наверное, у Леонида, вопрос был об этом.

Леонид Хомерики: Коллеги, на самом деле, я считаю, что медиа-менеджер должен отлично разбираться не только в вопросах создания и размещения рекламы, но и в вопросах создания контента. Это должен быть симбиоз специалиста, продающего рекламу, и специалиста, понимающего, что такое хорошая статьи и что такое плохая статья. Потому что, если ты не понимаешь, что такое хороший контент, то ты не можешь его правильно продать.

Если позволите, еще один вопрос. Мы знаем, что некоторые СМИ сегодня изначально создаются в социальных сетях, и в качестве примера я хотел бы привести портал «БОЛТ. Промышленные новости». Этот портал продвигается в Facebook и ряде других социальных сетей. Игорь, как ты считаешь, какие форматы сегодня наиболее подходят для продвижения корпоративных СМИ? Как ты относишься в этом плане к формату социальной сети?

Игорь Гусенков: Канал «БОЛТ.ru» я хорошо знаю, знаю и основателя этого канала.

Я не считаю, что в социальных сетях нужно размещать какое-то медиа.

Почему нам всем так нравится подход социальных сетей? Прежде всего, потому, что ты сам формируешь свою ленту и получаешь в день не 50 новостей, которые предлагают пиарщики разных информационных агентств, а только 3 новости, которые тебе интересны. Этот механизм фильтрации новостей по тем темам, которые теме интересны, может быть использован в корпоративных медиа.

Если говорить об оперативности информации, то Интернет уравнял всех, и корпоративные и федеральные СМИ. С точки зрения доставки контента до аудитории все они равны. «Коммерсантъ» это делает печатно: ты взял газету и с ней пошел на работу. Но если пиарщик тебе в 9 часов утра присылает мониторинг СМИ, который для тебя правильно настроен, поскольку ты сам для себя выбрал значимые темы, то это будет гораздо более эффективно. Поэтому использование платформы социальных сетей с их особыми инструментами работы с контентом при создании новых медиа — это идеальная история. Зашел, зарегистрировался, выбрал фильтры и начал работу с информацией.

Денис Захаров, Нефтянка: На мой взгляд, корпоративные СМИ — это каналы взаимодействия одних пиарщиков с другими.

Игорь Гусенков: Вы сейчас говорите про внутрикорпоративные СМИ или про тематические издания федерального уровня?

Денис Захаров: Я говорю о тех СМИ, которые попадают в мониторинг. И значительная часть материалов в них размещаются для того, чтобы одна компании смогла что-то донести до другой компании. Широкая аудитория эти материалы не читает. Вы говорите о журналах и их тиражах. Но эти журналы лежат где-то на выставках и на них уже никто не подписывается. В 2017 году подписка на бумажный корпоративный журнал — это уже звучит странно.

В 90-ые годы я тоже работал в бумажных СМИ, на которые оформлялись подписки. Но тогда у большинства наших граждан не было ни смартфонов, ни даже обычных мобильных телефонов.

Сергей Никитин: Я хочу тебе сказать, что в моем родном журнале «Нефтегазовая вертикаль», до самых последних времен, когда я имел отношение к управлению этим журналом, где-то от 25 до 33 процентов дохода приносила бумажная подписка. Треть дохода составляла реклама, треть — конференции, а оставшаяся треть — бумажная подписка. Подобная ситуация в нашей нефтегазовой отрасли будет существовать еще 5-7 лет как минимум.

Игорь Гусенков: Сергей говорит о бумажной подписке со стороны СМИ, я же видел этот процесс со стороны заказчика. Могу авторитетно подтвердить, что бумажные СМИ востребованы у поколения 50-60 летних работников нефтегазовой сферы, и обозначенный Сергеем уровень дохода от бумажной подписки сегодня вполне объясним.

Сергей Никитин: Нужно еще учитывать рекламу, которая дается преимущественно в бумажную версию СМИ, а не в электронную.

Леонид Хомерики: Хочу добавить и свой ответ Денису. В настоящее время корпоративные медиа для рекламщиков являются очень перспективным направлением. Ели раньше реклама активно размещалась в печатных федеральных СМИ, на телевидении, то сейчас мы видим падение телевизионной рекламы и уход рекламы в Digital. Также мы наблюдаем пока еще слабый тренд по переходу рекламы в корпоративные медиа. Почему это происходит? Потому что аудитория очень распыляет свое внимание, это внимание становится дискретным, что, естественно, учитывают рекламщики, которые стремятся использовать все каналы, позволяющие дотянуться до нужной аудитории. Корпоративные медиа являются именно такими каналами. Ведущие издательские дома в этой области и ведущие компании как раз этим и занимаются. В качестве примера я могу привести компанию «Интер РАО», журнал «Газпром», в которых сегодня успешно размещается реклама. Реклама не идет туда, где нет доступа к широким и релевантным целевым аудиториям. В этом смысле, у корпоративных медиа большое будущее.

Сергей Никитин: В точку. Согласен.

Екатерина Гончарова, эксперт, экс-сотрудник пресс-службы ПАО «Башнефть»: Игорь, выпускает ли ваш завод какое-нибудь издание? Удается ли Вам воплотить в жизнь все то, о чем Вы сейчас говорили?

Игорь Гусенков: Это только цифровые технологии, и это только мобильные телефоны, потому что в СИБУРе я до марта занимался вопросом разработки нового корпоративного портала. Мы посетили немало компаний, чтобы посмотреть, как они это делают. Мы ездили в Яндекс в Mail, к трубникам, к нефтяникам, чтобы обменяться опытом. Но, тем не менее, я считаю, что учиться нужно у «телекомщиков». «Телекомщики», как говорит один Telegram-канал, — это люди, которые поняли Digital, поняли, что это такое. Корпоративную газету я даже не хочу запускать для своего работодателя.

Екатерина Гончарова: Газету в печатном виде?

Игорь Гусенков: Да, газету в печатном виде. Более того, я сомневаюсь и в необходимости корпоративного портала. 85% — 90 % сотрудников нашей компании обладают мобильными телефонами, смартфонами на современных платформах — Android, iPad и, в меньшей степени, Windows. Соответственно, у нас уже имеется цифровой канал коммуникации для прямого взаимодействия с сотрудниками компании, причем он не ограничен присутствием человека на рабочем месте. Компьютерная же версия всегда тебя держит в рамках замкнутой корпоративной сети. Телефон такую возможность дает, и глупо этой возможностью не воспользоваться. Мы получаем, в частности, возможность прямой коммуникации с работниками, у которых даже нет учетной записи во внутренней информационной системе. Причем, такая коммуникация не требует никаких посредников.

Николай Сидоров: Пиарщик всегда мыслит категорией целевой аудитории, неважно, говорим мы о бумаге или о цифре. Для Вас в Facebook кто является целевой аудиторией?

Игорь Гусенков: Район, то есть территория, которая находится вокруг завода. Социальная сеть также используется для связи людей с предприятием, который работает на территории их района. Мы заказывали Facebook небольшое исследование востребованности нашей странички жителями района и выяснили, что порядка 30% жителей района подписались на эту страничку и следят за размещаемыми на ней материалами, ставят лайки и т.д.

Сергей Никитин: Обозначу еще две темы, которые мы еще не обсудили. Давай первую тему заявим в форме кейса, как ты любишь. Итак, ты заводишь для завода Telegram-канал а ля «беспощадный пиарщик», регистрируешь его и говоришь, сотрудникам завода, что на этот канал можно заходить. У тебя появится пул подписчиков с возможностью писать материалы для созданного канала.

Игорь Гусенков: Я такого не сделаю никогда. Ты предлагаешь использовать Telegram-канал для распространения информации?

Сергей Никитин: Не просто информации, а правдивой информации, жесткой правды.

Игорь Гусенков: Это может быть только анонимная история.

Сергей Никитин: Поэтому я и говорю про Telegram.

Игорь Гусенков: Если заводить что-то подобное в нефтянке, то это точно может взлететь. Потому, что все будут понимать, что: а) этот человек анонимен и что он может писать правду про весь пул (и многие захотят узнать, кто это такой), и б) к нему невозможно будет попасть с рекламой (а очень многие захотят это сделать).

Сергей Никитин: Вторая из не рассмотренных тем связана с видео. Что ты думаешь про видео с точки зрения контента, коммуникации со своими сотрудниками?

Игорь Гусенков: Видео — это прекрасная история. Единственно, если его рассматривать с точки зрения PR, то важно понять размер затрат на его производство. Например, для записи видео-обращения нужно найти оператора, монтажера и т.д.

Сергей Никитин: Камера, скайп …и ты отвечаешь людям.

Игорь Гусенков: Да, конечно. Но до этого уровня еще не все дошли.

Сергей Никитин: Но это же не театральное представление.

Игорь Гусенков: Однако, пиарщику, для того, чтобы сделать качественное видео, нужно не только записать материал, его нарезать, но и наложить титры, ввести всплывающие логотипы, добавить фоновую музыку и т.п. Можно сделать и более простое видео, и оно будет работать как коммуникативный инструмент. Поэтому к видео я отношусь вообще идеально.

Мне кажется, что у нас совершенно недооценены возможности радио как внутреннего медиа и коммуникационного инструмента. Тем более, если мы говорим о заводах, где еще 60 лет назад была создана система радиооповещения, поскольку страна готовилась к войне. Такая система осталась практически на каждом заводе советских времен. Технически вопрос решается просто: ставишь проигрыватель, подключаешь флэшку и все заиграло.

На каждом крупном заводе в цехах установлены громкоговорители, и каждый день в течение 15–20 минут вещает радио. На тех предприятиях, которые я знаю, есть специальные радиорубки, где нужный материал можно подготовить. В принципе, современные технологии позволяют нужный для радио вещания материал записать где угодно, в том числе и на аутсорсирге.

Если же мы говорим о машинисте тепловоза, как до него довести радио? Да вот, пожалуйста, мобильный телефон позволяет это сделать. Устанавливаешь специальное приложение, включаешь подкаст и слушаешь корпоративное радио.

Форматы видео и радио в корпоративном PR действительно недооценены.

Сергей Никитин: Мой вопрос про видео и про чтение. Про контент мы уже поговорили, хотя из-за огромного количества внешней информации нам уже сложно стало читать. Объема информации слишком много для ее нормального восприятия. Для восприятия видео нужно смотреть на какой-то монитор. Если же твоя профессиональная деятельность связана с большой нагрузкой на глаза, то после работы их не хочется особо напрягать. Радио позволяет воспринимать информацию на слух, причем какую-то корпоративную информацию можно небольшими фрагментами вставлять в музыкальные ленты.

Леонид Хомерики: По поводу радио думаю, что этот формат действительно очень интересный, он позволяет выйти на релевантную целевую аудиторию. Для корпоративного радио, на мой взгляд, можно взять формат радиостанции «Бизнес FM». Это радио я слушаю очень часто, когда еду в машине. В этом формате — периодическая ротация новостей через какие-то временные интервалы. Это  ротируемый, но постоянно пополняемый контент. Это сокращает трудозатраты, но при этом дают людям именно ту информацию, которая им нужна. Радио формат — это очень хорошая тема. Я считаю, что если мы говорим про корпоративную историю, то действительно более перспективным форматом в радио является именно подкаст.

Сергей Никитин: Игорь, давай попробуем подвести итоги сегодняшней встречи. Мы озвучили четыре вопроса: корпоративные СМИ, отраслевые СМИ, эффективность отраслевых СМИ, переход от корпоративных и отраслевых СМИ к федеральным СМИ.

Итак, корпоративные СМИ, их будущее.

Игорь Гусенков: Я думаю, что корпоративные СМИ имеют весь необходимый потенциал, чтобы в какой-то степени вытеснить тематические издания. Во-первых, они могут стать доходным бизнесом для PR-подразделений компаний. Во-вторых, они должны собой являть некий источник получения объективной информации сотрудниками компании. Это узко целенаправленная аудитория — одни получают одно, другие другое, третьи третье.

Сергей Никитин: Все-таки, наверное, не вытеснить, а подвинуть отраслевые СМИ?

Игорь Гусенков: Да, конечно. Речь идет о возможности прямой конкуренции отраслевых и корпоративных СМИ.

Сергей Никитин: Отраслевые СМИ. Их будущее?

Игорь Гусенков: Отраслевые СМИ должны будут внести какие-то изменения в свою деятельность, чтобы составить конкуренцию современным корпоративным медиа. Либо им нужно рассмотреть вопрос об объединении нескольких тематических СМИ с целью повышения кадрового потенциала, уровня менеджмента, бюджетного потенциала, чтобы иметь возможность выдержать конкуренцию с корпоративными и федеральными СМИ.

Сергей Никитин: Каково будущее перехода от корпоративных и отраслевых СМИ к федеральным СМИ?

Игорь Гусенков: С учетом того, что Интернет уравнял всех по скорости доставки контента к аудитории, мнение о том, что федеральные СМИ быстрее доставляют контент, все больше становится ошибочным. Думаю, что тематические и отраслевые СМИ составят серьезную конкуренцию федеральным СМИ.

Сергей Никитин: Сколько времени ты даешь бумажным отраслевым СМИ, отраслевым и корпоративным?

Игорь Гусенков: 20 лет.

Сергей Никитин: Я такого позитивного ответа еще не слышал.

Как ты видишь будущее распространения информации, например, в ближайшие 7-8 лет?

Игорь Гусенков: Минимум символов и источник. Это, наверное, скорее всего twitter- модель. И, конечно, колоссальная фильтрация информации под каждую аудиторию, в том числе, с приемами социальных сетей, когда ты свою новостную ленту формируешь так, как это удобно тебе.

Сергей Никитин: Как в этом случае пиарщикам «захватывать» аудиторию?

Игорь Гусенков: Тут все неизменно — заголовок и картинка.

Сергей Никитин: Коллеги, позвольте на этой позитивной ноте закончить нашу сегодняшнюю передачу.

Игорь, спасибо большое! По-моему, получилось здорово!

Спасибо коллегам, присутствующим в зале, за отличные вопросы и создавшуюся дискуссию!

Спасибо ребятам из «Нефтянки», организовавшим съемку!

Спасибо зрителям за внимание!

Мы увидимся снова через две недели в программе «Энергосреда».

До свидания!