Катар: блокада – время для сделок

5552152151_124102bfcd_oБлижневосточная страна, попав в непростую внешнеполитическую ситуацию из-за введенной блокады со стороны соседних по региону государств, оказалась удобным объектом для проведения всевозможных сделок, прежде всего, в нефтегазе. Самым громким делом стало создание совместного предприятия национальной Qatar Petroleum с давним катарским партнером – концерном Shell. СП займется бункеровкой морского транспорта сжиженным природным газом по всему миру.

Qatar Petroleum и Shell – две крупнейшие в мире компании на рынке СПГ – договорились о совместной работе по созданию глобальной инфраструктуры для бункеровки флота сжиженным природным газом по ключевым стратегическим маршрутам морского транспорта, прежде всего, в Европе, Восточной Азии и на Ближнем Востоке. Еще в прошлом году компании подписали два документа о сотрудничестве в этом направлении в ближневосточном регионе. Согласно оценкам руководства Qatar Petroleum, спрос на сжиженный природный газ для целей бункеровки значительно вырастет в ближайшие годы и превысит 50 млн т в год к 2030 г., поэтому компания решила сфокусироваться на создании правильной модели для партнерства и инвестиций в этом новом сегменте газового рынка.

Концерн Shell также подписал соглашение с другой катарской компанией Qatargas о приобретении у нее 1,1 млн т СПГ в год в течение пяти лет, начиная с 2019 г. Поставки будут осуществляться в направлении континентальной Европы и Великобритании. Поставщиком станет совместное предприятие компаний Qatargas 4, в которой Qatar Petroleum принадлежит 70%, а Shell – 30%. СПГ пойдет на терминалы Dragon LNG в Великобритании и Gate LNG в Голландии.

Катар является крупнейшим в мире производителем и экспортером сжиженного природного газа. Поставки катарского СПГ обеспечивают сегодня примерно треть импорта газа в Великобританию. Среди других европейских потребителей сжиженного природного газа из Катара можно отметить Испанию и Польшу. Однако большая часть поставок из всего объема катарского СПГ (80 млн т в год в настоящее время) отправляется в АТР: Японию, Южную Корею и Индию.

Катарский кризис, развернувшийся сразу после визита Трампа на Ближний Восток, поставил в недоумение многих экспертов и политиков. Но последние форсированные шаги проясняют сложную картину внешнеполитических и бизнес интересов. Стало очевидно, что этот кризис можно рассматривать как один из элементов «газовой войны», развернувшейся с целью завоевания рынков для экспорта американского СПГ. Это наглядно продемонстрировали и новые санкции, введенные США в отношении России. Как оказалось, у лоббистов производителей сланцевого газа в Соединенных Штатах огромное влияние сегодня как на внутриполитическую ситуацию, так и на внешнеполитический курс администрации Трампа. Европейские страны и компании будут активно противостоять такой «захватнической» политике на их газовом рынке, что мы и видим на примере Shell, активно участвующей и в последних российских проектах по экспорту газа на европейские рынки: «Северный поток-2» и «Балтик СПГ».

В свою очередь, в России сдвинулось дело с еще одной сделкой с катарцами. ФАС разрешила ЛУКОЙЛу приобрести компанию «Чумпасснефтедобыча», которая разрабатывает Западно-Чумпасское месторождение в ХМАО. Продавцом актива выступает компания экс-премьера Катара Хамада бен Яссима аль-Тани. Запасы месторождения составляют 65 млн баррелей н. э. (порядка 9 млн т нефти). Производственные объемы «Чумпасснефтедобычи» оцениваются в 21 тыс. т нефти. Дочка главной частной российской ВИНК – «ЛУКОЙЛ-Западная Сибирь» – работает на соседнем Чумпасском месторождении.

Поддержанный США конфликт с Катаром, скорее всего, закончится еще одной сделкой. Стало известно, что эта ближневосточная страна договорилась с Пентагоном о поставках истребителей F-15 на 12 млрд долларов, а также о совместных военных учениях в Персидском заливе.