Глобальный ТЭК требует оздоровления

Где продолжится российско-американский диалог, если по какой-то причине Владимир Путин и Дональд Трамп не смогут встретиться осенью в Вашингтоне в соответствии с уже озвученным приглашением? Лидеры, как уже бывало в прошлом, увидят друг друга на саммите G20, намеченном на 30 ноября — 1 декабря. Пройдет же он в Буэнос-Айресе. В аргентинской столице уже началось обучение спецподразделений полиции под руководством прибывших туда военных экспертов из США. Но, как сообщила газета Aristegui Noticias, прибыли они «без разрешения конгресса южноамериканского государства, и потому их деятельность на берегах Ла-Платы нарушает закон Аргентины, отделяющий оборону от национальной безопасности». Видимо, чтобы не забыть и об обороне, президент Маурисьо Макри разрешил Пентагону разместить три базы в своей стране в обход парламентской инстанции. А ведь лишь она может согласовывать шаги, отражающие пресловутую экстерриториальность Южного командования армии США (SOUTHCOM). Одна из новых баз появится на Огненной Земле — американцам хочется контролировать подступы к Антарктиде, проливам Магеллана и Горна. Другой объект разместится в провинции Мисьонес на так называемой Трехсторонней границе, где «состыкованы» аргентинская, парагвайская и бразильская территории. Ну а третья не просто намечена, а уже строится полным ходом. Где бы вы думали? В провинции Неукен, близ той самой сланцевой кладовой Vaca Muerta, участие в разработке которой предлагала не так давно «Роснефти» супружеская чета прежних президентов Аргентины Нестора Киршнера и Кристины Фернандес. Что ж, сблизить ракетно-пусковые комплексы, танковые ангары и аэродромы с месторождением, попавшим под контроль американских и европейских транснационалов, — это звучит сильно. И зримо отражает воинственность подхода США к, казалось бы, мирно-конкурентной тематике углеводородного ТЭК.   

Большая нефть – против санкций

Ознакомившись в предыдущем обозрении «Нефтянки» с последствиями потери западными инвесторами апстрим-проектов в РФ под давлением бушующих с 2014 года антикремлевских рестрикций в сфере ТЭК, читатели сайта почувствовали некоторую удрученность. Многие интересуются: ведут ли каким-то образом нефтегазовые «мейджоры» борьбу против жандармского прессинга на топливно-сырьевое сотрудничество с Москвой?

Да, ведут. А ведь занимать столь конструктивную позицию и отстаивать последние бастионы партнерства с евразийским энергетическим гигантом становится все труднее. Вспомним хотя бы, сколь коварную роль в судьбе гендиректора ExxonMobil, а затем госсекретаря США Рекса Тиллерсона сыграл полученный им российский орден. Как известно, награда была вручена топ-менеджеру крупнейшей частной нефтегазовой корпорации планеты (со штаб-квартирой в Ирвинге, штат Техас) за его пионерную роль в продвижении и отстаивании шельфового проекта у берегов Сахалина. Но, хотя в деловом мире Америки многие побаиваются прослыть не то что орденоносцами РФ, а просто сторонниками взаимовыгодного диалога с Россией, рекордная численность заокеанского сегмента среди делегатов Санкт-Петербургского международного экономического форума в мае 2018 года, превысившая 500 предпринимателей из США, говорила о многом. И симптоматично, что на пресс-конференции с Дональдом Трампом по итогам июльского саммита в Хельсинки Владимир Путин напомнил об этом факте.

Вот и теперь, как сообщило агентство Reuters со ссылкой на источники на Капитолийском холме, менеджеры нефтегазовых компаний, отрезанных от сделок с РФ, не сидят сложа руки. Едва «санкционный ястреб» сената США Джон Баррассо напал на позитив Хельсинки с готовностью внести в повестку законопроект о новых антимосковских рестрикциях, прежде всего, против «Северного потока-2», как энергетическое лобби активизировалось. Оно и впрямь собирает силы для парламентской, медийной контратаки. Трезво настроенные конгрессмены и их союзники в нефтегазовом секторе убеждают сенаторов остановить ужесточение и без того агрессивных мер по разрыву партнерства между Востоком и Западом. Да и действительно: разве не хватит санкционного эмбарго на нефтедобычу в Иране и экспорт из этой страны? Или разве недостаточно враждебных действий против ТЭК Венесуэлы и ее соседей, в т.ч. Никарагуа, где санкции по «Закону Магнитского» применены, в частности, к главе компании по импорту нефтепродуктов Хосе Франсиско Лопесу? Быть может, хотя бы ведущую нефтяную державу, Россию-матушку, можно с уважением исключить из списка «энерготеатров боевых действий»?!

Собеседник агентства Reuters сообщил, что в концентрированной форме тревогу выразила Российско-Американская торговая палата, где состоят ExxonMobil, Shell и Chevron. Больше других, судя по порталу Oilprice.com, пострадала из-за антироссийских санкций ExxonMobil. Уже к началу 2015-го, через семь месяцев после старта рестрикций, мегакорпорация недосчиталась почти миллиарда долларов. Потери от разрыва разведочных контрактов той же компании с «Роснефтью» в 2018-м, как напомнила Наталья Дембицкая (РИА Новости), — 200 млн долл. А в целом, по подсчетам наших экономистов, нефтегазовый сектор США за 2017–2030 годы лишится 100 млрд долл. С этой оценкой согласны заокеанские эксперты. «Санкции возымеют далеко идущие последствия для целого ряда компаний и отраслей в Соединенных Штатах. Они нанесут ущерб интересам США и принесут выгоду Москве», — отмечал исполнительный директор Американского института нефти Джек Джерард. Насчет «выгоды», конечно, бабушка надвое сказала, но отдельные плюсы для европейских конкурентов американского ТЭК появятся в России наверняка.

Компании, чей престиж лоббисты пытаются отстоять, в статье Reuters не названы. Да это и понятно. В атмосфере «охоты на ведьм» куда безопаснее прикрыться коллективной крышей всяческих фондов и деловых альянсов. За ними — не только проблеск столь редкой в Америке порядочности. За ними, между прочим, — жизненные интересы самой экономики США, причем ТЭК прежде всего. Это не секрет, что нынешним летом, судя по статье в The Wall Street Journal, официальный Вашингтон изучает возможность экстренного выброса на топливно-сырьевой рынок еще больших, чем до сих пор, объемов нефти из федеральных стратегических резервов. В Белом доме считают, что такой шаг, вкупе с похвальным разворотом ОПЕК+ к росту добычи после полуторагодовых ограничений, поможет не допустить резкого скачка цен на «черное золото». Одновременно с этим Соединенные Штаты подталкивают другие страны к приросту производства углеводородов, пытаясь сохранить солидные объемы предложения на всех региональных рынках.

Словом, время вашингтонского ликования ввиду повышения цен сразу после депрессии 2014–2016 гг., когда отношение Трампа к лимитам ОПЕК+ на добычу поначалу строилось на заинтересованности сланцевиков в дорогом топливе, — позади. В канун летних отпусков и осенних выборов в конгресс США Белому дому приходится тревожиться не об издержках гидроразрыва пласта в скважинах Техаса и Северной Дакоты, а о предотвращении «вальса ценников» на табло бензоколонок от Нью-Йорка до Калифорнии. В таком случае, вы уж извините, тупость антироссийских нефтегазовых санкций проступает на поверхности потока новостей еще яснее и несуразнее. К чему (находясь в здравом уме и трезвом рассудке) тормозить технологическими и кредитными запретами колоссальную ресурсную отдачу Карского моря или Баженовской свиты, если именно «русские кладовые» как раз и могут  пополнить миллионами своих баррелей мировой углеводородный котел?..

Сторонитесь Ормузского пролива!

Стартовые санкции США против исламского Ирана (т.е. те рестрикции, которые блокируют поставки автомобилей и важнейших для экономики ближневосточного государства металлов) вступают в силу 4 августа. А нефтегазовое эмбарго и инвестиционная война в энергетике — 4 ноября нынешнего года. Это, без преувеличения, — зловещая перспектива на ближайшие месяцы, сравнимая с ужасающим призраком факела в полнеба над буровыми вышками и танкерными трассами Персидского залива.

После 8 мая, когда Трамп с апломбом вышел в одностороннем порядке из ядерной сделки 2016 года с Тегераном, целые «команды должностных лиц США, — пишет The Washington Post, — облетели просторы Европы и Азии, предупреждая тамошние компании о необходимости прекращения импорта иранской нефти и отрезания всех деловых связей с Исламской Республикой». На фоне попыток ее экономического удушения иранские лидеры сделали ряд воинственных заявлений. Но, с другой стороны, мы с вами уже не раз слышали из Тегерана подобные высказывания на протяжении всех 39 лет после свержения проамериканского режима шаха Мохаммеда Реза Пехлеви. Вот и нынешний президент «непокорного бастиона революционного ислама» Хасан Рухани, а также духовный лидер аятолла Хаменеи уже не раз говорили то же самое, что и сегодня. Вот лишь часть сентенций: «Нападение на Иран будет для Америки вторым, еще более страшным, Вьетнамом».., «В этом случае неизбежная война сопротивления Вашингтону станет матерью всех войн».., «Судоходство в Ормузском проливе будет полностью подорвано»…

…Но почему же, если подобное периодически слышится вот уже четыре десятилетия, — хозяин Белого дома несказанно разбушевался именно сейчас? И обрушился в своем твите, адресованном Хасану Рухани, с гневной клятвой яростной кары Ирану: «Никогда — вы слышите, никогда не угрожайте больше Соединенным Штатам. Или вы пострадаете от последствий такого масштаба, который лишь немногие люди ощутили ранее на протяжении всей истории… Будьте осторожны!». Это, конечно, здорово, что США, молодая страна с 242-летней биографией, напоминает об истории древней цивилизации, влиявшей на судьбы региона и материка тысячелетиями. Но дело даже не в этом. Трамп и его команда не на шутку разозлились потому, что неверной — от начала до конца — является вся внешняя политика единственной в мире сверхдержавы. Свои мускулы ей понадобилось гневно продемонстрировать нынче из-за того, что либеральная оппозиция клянет Трампа на чем свет стоит за якобы проявленные им слабость и миролюбие на встрече с Владимиром Путиным.

И вот загнанный в угол лидер кается: его неправильно поняли по итогам саммита в Хельсинки. И ударить по какому-нибудь противнику все же надо. Но… ударить по Ирану! Общественное мнение Америки в данном смысле вполне примитивно, и на Потомаке давно этим пользуются. Не кто-нибудь, а окружение президента Рональда Рейгана призналось: он ударил в октябре 1983-го по крошечному карибскому острову Гренада потому, что за пару дней до этого кое-что произошло на другом краю Земли. От взрыва казарм морской пехоты США в ливанском Бейруте (как утверждалось, при участии иранской агентуры) погибло более двух сотен американцев. Но нанести в тот момент ответный удар по Тегерану было боязно и не с руки — и вот Рейган водрузил звездно-полосатый флаг над поверженной Гренадой, хотя и на сей раз Пентагон не обошелся без 28 жертв в своих рядах. Зато соотечественники Рейгана аплодировали: удалось, мол, отомстить проклятым шиитам… под пальмами Антильских островов! Так и ныне: атаковать Москву для США проблематично, но зато можно, рубя на корню упреки в слабости наедине с Путиным, продемонстрировать свою мощь совсем в другой точке Евразии.

Столь вольное обращение с логикой — еще не все. Сказалась и привычка дезавуировать итоги своих международных встреч. Так, сейчас под прессом спецслужб, а также «жалких и ничтожных людей» из демократической закулисы тот же президент взялся отрицать любые ростки двустороннего взаимопонимания, проявившегося в столице Суоми. Сближение позиций по СНВ-2? Идея создать двустороннюю группу бизнесменов высокого уровня? Согласие все-таки конкурировать в сфере газовых поставок для Европы, а не просто выбить оттуда «Газпром» заокеанской дубиной? Ничего этого, оказывается, не было. А что же было? Как заявила пресс-секретарь Белого дома Сара Сандерс, «единственной конкретной договоренностью… стало продолжение межгосударственных контактов по лини национальной безопасности». Получается, что первые лица встретились ради того, чтобы подтвердить: такие контакты нужны, мол, и впредь. Блестящий итог!

Хуже всего то, что отрицается продвижение обеих сторон по вопросу о поэтапном укреплении безопасности Израиля на сирийском направлении, а ведь это акцентировалось в Хельсинки и Путиным, и Трампом. Не выходит ли теперь, судя по нападкам США на Дамаск и Тегеран, что и этого не было? Если да, то вот прискорбный результат: в ходе нынешней поездки Сергея Лаврова и Валерия Герасимова в Израиль кабинетом Биньямина Нетаньяху было отвергнуто реалистичное российское предложение. В нем отмечалось: создать в Сирии приграничную стокилометровую зону, в которой не сможет появляться ни один иранский военнослужащий. Предложение хорошее, но израильтянам его показалось мало: подавай им гарантии отсутствия иранцев на всей территории Сирии. Откуда такой радикализм? Все оттуда же — из Вашингтона. Но если так, то почему там не проявили такой же подчеркнуто-пентагоновской решительности в отношении КНДР? Ведь с ее лидером Ким Чен Ыном тот же Трамп прекрасно пообщался в Сингапуре, хотя у Пхеньяна уже есть собственные бомбы — атомная и водородная, а у Тегерана — нет.

Бесконечная череда нестыковок, несовместимых с внешнеполитической зрелостью, преследует Белый дом по пятам. The Washington Post не случайно напомнила: «Иран контролирует часть Ормузского пролива — узкого прохода для всех нефтяных танкеров, идущих из Персидского залива». Еще один неосторожный шаг со стороны Америки, еще немного шапкозакидательства — и она получит такой взлет мировых цен на «черное золото» и подорожание бензина на своих АЗС, что мало не покажется. Как говаривал герой Ярослава Гашека бравый солдат Швейк, «придет время — эти императоры полетят один за другим, и им даже государственная прокуратура не поможет». Проецируя эту цитату на реалии нынешней Америки, можно даже сказать, что с такими спецпрокурорами, как «копающий» под республиканскую верхушку Роберт Мюллер, прокуратура не только не поможет — она даже помешает, и еще как!

Парадоксы статистики 

Знает ли наша аудитория, читая о 200-миллионной военной помощи, выделенной на днях Украине конгрессом США, что и сама Незалежная не упускает коммерческих возможностей подбросить в костер пентагоновских приготовлений ко дню «икс» кое-какое оружие? Правда, не бесплатно, как это порою делает Вашингтон, — Киев для этого недостаточно богат.

Но все-таки именно Соединенные Штаты, полностью расплатившись, выступили в 2017-м основным импортером стрелкового и — в целом — легкого вооружения с ярлыком: «Сделано на Украине». Продукция унаследованного с советских времен днепровского ВПК поставлялась, правда, и другим государствам — Узбекистану, Иордании, Монголии и Турции. Однако никто из покупателей не выступил в интересах украинских производителей на оборонно-коммерческой ниве так мощно, как заокеанский сверхдержавный колосс. Пару американских бригад можно было в прошлом году запросто оснастить благодаря киевским поставкам: 15040 автоматов и пистолетов-пулеметов, 790 переносных гранатометов и противотанковых ружей…

Нет, мы догадываемся, что иные горячие головы за океаном предпочитали бы, памятуя о петлюровских и махновских тачанках с пулеметами «Максим», увидеть нынешние стволы в действии где-нибудь на русскоязычном Юго-Востоке. Но ведь, с другой-то стороны, эти стволы для чего-либо сгодятся и в совершенно иных — локальных войнах где-нибудь в тропиках. По сей день не забыт, к примеру, военно-политический скандал середины 1980-х, известный как «Иран-контрас». Путем экспортно-импортных махинаций американские ПТУРСы поступали в конфликтные точки Ближнего Востока. А встречные партии трофейных — захваченных израильтянами в боях с арабами автоматов Калашникова со складов Тель-Авива шли к антисандинистским мятежникам на рубежи революционной Никарагуа. Но важна не манипуляция с адресами отправителей и получателей. Важен, как вновь выявляется сегодня, сам факт.

Немало статистики проходит мимо нас и в сфере ТЭК, особенно в ходе неутомимой деятельности киевских дестабилизаторов энергобезопасности. Так, экс-командующий ВМС Украины вице-адмирал Сергей Гайдук и его «морские волки на пенсии» подсчитывают, сколько танкеров с нефтью и нефтепродуктами можно будет топить на торговых трассах Азовского и Черного морей в случае их массового (как сказано на Днепре) минирования. Тем временем воинственная крымско-татарская фракция в Верховной Раде гадает: где еще, кроме граничащей с Тавридой Херсонской области, придется повторить подрыв ЛЭП, и сколько мегаватт-часов электроэнергии можно будет отобрать. Да и чему удивляться, если многое из этого созвучно общему подходу Петра Порошенко к наследию некогда союзного ТЭК. Подход же этот таков: главной целью, по замыслу президента, должен стать подъем желто-голубых флагов не только над Лисичанским НПЗ, но и — позднее — над остальными промышленными активами непокорного бандеровцам Донбасса.

Впрочем, есть не только политизированные вести, сдобренные перцем угроз и амбиций. Немало мелькает и нейтральных цифр, в том числе с розничных рынков горючего. Молдавское агентство Noi MD подсчитало, сколько топлива способен купить житель той или иной евразийской страны на среднюю зарплату. Лидер рейтинга — Великое Герцогство Люксембург, где на средний заработок можно купить 2,8 тыс. литров 95-го бензина благодаря высоким доходам и сравнительно низким ценам на топливо. Во второй строке комфортно расположилась Норвегия с 2,2 тыс. литров. Третье место делят Австрия, Британия и Швеция, где зарплаты в среднем эквивалентны 1,8 тыс. литров бензина. Россия же заняла 16-е место с 853 литрами горючего. Ну а на последнем — 33-м месте оказалась Украина с 243 литрами.

На первый взгляд, все это сухие цифры, но говорят они о многом. Прежде всего, о том, что на постсоветском пространстве миллионы людей живут не на официальные оклады пусть даже с частыми премиями, а на «серую» зарплату в конвертах. Иначе они не покупали бы сотни тысяч подержанных или новых внедорожников, расходующих океаны бензина. За последние годы автору этих строк не раз довелось побывать в Англии, ФРГ, Австрии, Чехии, Италии, Словении… И нигде — в пропорциональном отношении к общему потоку автомашин — не видно столько массивных джипов, как у нас. Пусть только защитники автопарка вездеходов не уверяют, будто подобный крен объясняется, мол, российским бездорожьем или многодетностью в семьях). И то, и другое преувеличено. Главные причины иные: неумение и нежелание экономить, привычка пофорсить, да и недостатки общественного транспорта на больших расстояниях плюс непрозрачность части доходов населения.

Если же сопоставить тарифы АЗС на западе и на востоке континента, то напрашивается любопытное сравнение на тему: в каких нефтедобывающих государствах автовождение обходится дешевле или дороже для опять-таки «усредненного» иностранца, например, россиянина? Итак, представьте себя в роли работника московской или питерской компании в Норвегии. Во сколько обойдется вам в Осло или Ставангере литр бензина? В 130 рублей. Норвежцу это дешево, а вам — дороговато. А теперь сошлемся на нефтегазоносную страну на другом краю Старого Света — Казахстан. Тамошний литр хорошего автомобильного топлива «встанет» вам всего в 32 рубля. Для приезжего российского бизнесмена, геолога или дипломата это очень даже неплохо. А вот для кошелька «усредненного» казахстанца — наверное, тяжеловато.  Казалось бы, не столь уж существенные детали, но по-своему и они показательны, не правда ли?

Павел Богомолов