Главные угрозы поставкам «Газпрома»

«Могут ли санкции со стороны Соединенных Штатов привести к перекрытию поставок российского газа в Европу» — под таким заголовком S&P Global Ratings выпустила новое исследование, в котором рассматриваются возможные последствия американских ограничений для «Газпрома», одного из крупнейших поставщиков газа в Европу, а также для других участников европейского рынка газа.

Недавно принятый закон о введении дополнительных санкций в отношении России существенно увеличивает неопределенность для европейских участников газового рынка. Среди главных выводов экспертов S&P: сокращение или перебои поставок российского газа в Европу могут привести к росту цен на газ в европейских странах и выгоде для новых американских игроков на этом рынке.

Как уже писала «Нефтянка», 2 августа 2017 г. вступил в силу закон «О противодействии противникам США посредством санкций». В соответствии с ним американский президент, координируя свои действия с союзниками, может вводить санкции в отношении финансирования технического обслуживания, расширения и строительства трубопроводов для экспорта энергоресурсов из России или поставок соответствующего оборудования. Кроме того, закон усложняет процесс снятия санкций в отношении РФ в будущем.

Если санкции приведут к значительным задержкам со строительством новых трубопроводов или отмене этих проектов, то это может обусловить рост цен на газ, увеличение рисков перебоев в российских поставках, а также дальнейший прирост спроса на сжиженный природный газ (СПГ). В тоже время, по мнению S&P Global Ratings, если в результате введения новых санкций «Газпрому» придется финансировать строительство новых трубопроводов самостоятельно, то это не нанесет ущерба кредитоспособности компании.

Эксперты отмечают: «Европейский рынок представляет собой привлекательную и надежную возможность для экспорта СПГ из США, принимая во внимание сравнительно короткое расстояние от побережья Мексиканского залива до Европы, чем до Азии. Однако экспорт американского сжиженного природного газа может быть прибыльным на европейских рынках, если цены на газ вырастут примерно на 30% по сравнению с текущим уровнем (примерно 5-5,5 долларов за Mbtu). Увеличение объема импорта СПГ вследствие сокращения объемов поставок российского газа может быть благоприятным фактором для таких компаний, как Qatar Petroleum, Shell, ExxonMobil, Engie и Gas Natural, у которых есть как мощности по производству СПГ в разных странах, так и доступ к экспортным мощностям в США».

В тоже время Европа рассчитывает на конкурентоспособные поставки российского газа. Россия является одним из крупнейших поставщиков газа на европейские газовые рынки. S&P утверждает, что экспорт российского газа в Европу традиционно был надежным со времен «холодной войны», отмечалось лишь несколько кратковременных перебоев, связанных с переговорами об изменении условий транзита газа через украинскую территорию.

Украина остается одним из крупнейших транзитных коридоров российского газа, через который в 2016 г. выполнялось 44% российского экспорта по сравнению с примерно 80% десятилетием ранее. «Вместе с тем транзит через территорию этой страны сопряжен с операционными рисками, политическими разногласиями и судебными исками. В связи с этим мы полагаем, что основная задача строительства новых газопроводов из России заключается в том, чтобы поставлять газ в обход Украины. По нашему мнению, «Газпром» заинтересован в дальнейших поставках газа в Европу, поскольку экспорт в европейские страны и Турцию является основным источником прибыли компании», — утверждают эксперты. Срок действия договора между «Газпромом» и «Нафтогазом Украины» о транзите газа заканчивается в конце 2019 г. Переговоры о его продлении могут быть непростыми. Вместе с тем известно, что украинская газотранспортная система испытывает недостаток инвестиций и подвергается возрастающим операционным рискам, что обусловливает крупные капиталовложения «Газпрома» в несколько проектов, которые позволят компании сократить экспорт газа через Украину.

Крупнейшими экспортными газопроводами, строительство которых в настоящее время выполняется «Газпромом», являются:

  • «Северный поток-2» по дну Балтийского моря в Германию, планируемая мощность газопровода составит 55 млрд куб. м, ожидаемый ввод в эксплуатацию — до конца 2019 г. «Газпром» стал единственным акционером проекта после того, как несколько крупных европейских компаний (Shell, Uniper, OMV, Engie, Wintershall) были вынуждены выйти из состава акционеров. Однако компании решили предоставить финансирование для этого проекта;
  • «Турецкий поток» по дну Черного моря для поставок газа на рынки Турции; запланированная мощность газопровода составит 16 млрд куб. м (с возможностью увеличения до 32 млрд куб. м), ожидаемый ввод в эксплуатацию — 2019 г.;
  • «Сила Сибири» — трубопровод мощностью 38 млрд куб. м для поставок в Китай газа новых газовых месторождений в Восточной Сибири. Первая очередь должна быть введена в эксплуатацию в декабре 2019 г.

Продолжается строительство нескольких участков трубопроводов к европейским газовым хабам (в частности, Eugal). Кроме того, на этапе разработки технико-экономического обоснования находится проект «Посейдон», предусматривающий строительство трубопровода для поставок газа из «Турецкого потока» в Южную Европу, однако решение об инвестициях пока не принято.

«В случае завершения проектов «Северный поток 2» и «Турецкий поток» эти трубопроводы смогут заменить основную часть транзита через Украину. Проект «Сила Сибири» не связан с европейскими газовыми рынками. Он направлен на диверсификацию поставок «Газпрома» на азиатские рынки и будет использовать газ новых месторождений в Восточной Сибири, за тысячи километров от западносибирских месторождений, которые являются источником для экспорта газа в Европу. Запланированная мощность трубопровода «Сила Сибири» значительно меньше объемов экспорта «Газпрома» в Европу», — отмечается в исследовании S&P.

Санкции ведут к неопределенности

По мнению экспертов, до сих пор непонятно: как именно будут действовать новые американские санкции, ограничивают ли они только финансирование, или включают запрет на поставки товаров, услуг или технологий? Закон может применяться в отношении новых трубопроводов, находящихся на этапе строительства, а также к техническому обслуживанию существующих трубопроводов (в том числе проходящих по территории Украины). Закон «О противодействии противникам США посредством санкций» не вводит санкции напрямую и оставляет значительную свободу действий в отношении их применения в каждом конкретном случае. В нем сказано, что американский президент совместно с союзниками Соединенных Штатов вправе (а не «обязан») вводить санкции в отношении российских трубопроводов по поставке энергоносителей — от ограничений на финансирование со стороны экспортно-импортных банков до запрета на поставки оборудования и валютных операций.

Германия и Австрия выступили с критикой пакета санкций. В окончательной редакции законопроекта о санкциях (в отличие от проекта, подготовленного в июне 2017 г.) четко говорится о взаимодействии с союзниками США. Обеспокоенность относительно рыночной доли «Газпрома» в Европе и использования трубопроводов существует в ЕС независимо от закона о санкциях. В марте текущего года «Газпром» представил предложения по урегулированию антимонопольного разбирательства Еврокомиссии: компания отменила запрет на трансграничную перепродажу газа и изменила ценообразование для некоторых стран Центральной и Восточной Европы, но окончательное решение пока так и не принято. Базовый сценарий S&P Global Ratings не предусматривает значительных последствий американских санкций для функционирования и развития газотранспортной системы в Европе, поскольку это будет противоречить интересам многих европейских участников рынка.

Тем не менее, сама по себе угроза введения санкций может оказать негативное влияние на интерес инвесторов к приобретению долговых обязательств или акций российских эмитентов даже при отсутствии прямого запрета на вложения в такие инструменты в настоящий момент. По сравнению с санкциями, введенными США и ЕС в 2014 г., новый закон предусматривает лишь небольшие изменения. Но санкции могут привести к задержкам в принятии инвестиционных решений, а также ограничить доступ к технологиям или услугам, необходимым для завершения строительства трубопроводов «Северный поток 2» и «Турецкий поток».

По информации S&P, почти все трубы для этих проектов уже закуплены, у России есть значительные собственные мощности для производства труб, а также опыт надземной прокладки трубопроводов. Но без доступа к технологиям и знаниям в области строительства подводных трубопроводов возможны задержки или дополнительные расходы в случае поиска альтернативных решений, что может уменьшить доходность проектов.

Европейские компании продемонстрировали готовность поддерживать проект «Северный поток 2», и предоставят свою долю финансирования в соответствии с соглашениями, если не будет прямого запрета. Но даже если «Газпрому» придется финансировать этот проект самостоятельно, последствия, по мнению экспертов, укладываются в текущую оценку кредитоспособности и уровня рейтинга компании. «“Газпром” является крупной компанией: в 2016 г. его EBITDA составляла 25 млрд долларов, капитальные расходы — 24 млрд долларов, отношение «долг / EBITDA» – 1,4, при этом компания имеет хороший доступ к финансированию от российских государственных банков. «Газпром» консолидирует 100% акций и уже получил 1 млрд евро от европейских партнеров на реализацию этого проекта. По нашему мнению, «Северный поток 2» и «Турецкий поток» имеют стратегическое значение для России, и в случае необходимости потребности в их финансировании могут покрываться российскими государственными банками. Кроме того, увеличение капитальных расходов в 2017–2019 гг. и возможное генерирование отрицательного значения свободного денежного потока от операционной деятельности (free operating cash flow – FOCF) уже учитываются в нашем рейтинге «Газпрома». В целом, принимая во внимание относительно сильные финансовые показатели и предполагая отсутствие дополнительного давления на экспорт газа из России, мы считаем, что основным фактором, ограничивающим рейтинг компании, является уровень суверенного кредитного рейтинга», — утверждают эксперты.

Период турбулентности

Если строительство новых трубопроводов не завершится к 2019 г. в соответствии с графиком, то поставки газа из России в Европу будут зависеть от успешных результатов переговоров по договору с Украиной о транзите газа, которые могут быть непростыми. По мнению аналитиков S&P, продолжение экспорта российского газа в Европу отражает интересы всех участвующих сторон, но на данном этапе не может исключать возможности временного прекращения поставок газа во время переговоров по договору, как это было десять лет назад. Санкции могут оказать влияние не только на проекты по строительству новых трубопроводов. В конечном счете, могут накапливаться операционные проблемы и на существующих трубопроводах, если не будет обеспечено их соответствующее техническое обслуживание из-за санкций или других факторов. Тем не менее, эксперты считают такой сценарий маловероятным, поскольку продолжение поставок газа из России в Европу важно для всех европейских участников рынка.

Базовый сценарий для «Газпрома» не предусматривает существенных перебоев экспортных поставок газа в Европу, которые остаются основным источником генерируемого компанией денежного потока. Существующие подземные хранилища газа и доступность альтернативных маршрутов будут обеспечивать компании определенную гибкость. Однако в случае возникновения такого давления оно может обусловить негативное влияние на рейтинг компании.

В настоящее время Европа имеет значительные мощности подземных хранилищ и терминалов по приему сжиженного природного газа, по сравнению с десятилетием раньше, поэтому эксперты не прогнозируют существенных перебоев в поставках. В начале 2017 г. был введен в эксплуатацию терминал по приему СПГ в Дюнкерке, один из крупнейших в Европе. Нужно отметить, что значительные мощности по регазификации поставляемого сжиженного природного газа в европейских странах используются далеко не в полном объеме.

В случае перебоев в поставках российского газа повышение цен может оказать позитивное влияние на альтернативные источники трубопроводного газа, но таких проектов немного. Один из наиболее «продвинутых» — проект «Шах-Дениз 2» в Азербайджане с запланированным объемом поставок 16 млрд куб. м в год. Однако значительная часть этих объемов будет продаваться в Турции, а относительно небольшая мощность проекта недостаточна для замещения российского раза. Кроме того, «Шах-Дениз 2» ориентирован только на Южную Европу и его ввод в эксплуатацию запланирован только после 2019 г.

Кому выгодно?

По мнению экспертов S&P, поставщики сжиженного природного газа могут получить преимущества в случае перебоев поставок из России. С экономической точки зрения российский трубопроводный газ дешевле импортируемого СПГ, а «Северный поток 2» является сравнительно коротким и более надежным маршрутом, чем существующий транзитный маршрут через Украину. После внесенных за последние годы изменений в условия контрактов цены на импортируемый российский газ в целом приблизились к бенчмаркам на основных европейских рынках, а цены экспорта в среднем более чем на одну треть уже привязаны к бенчмаркам газа.

Интерес энергетических компаний из Соединенных Штатов к европейским газовым рынкам широко известен, однако объемы СПГ, которые Европа в настоящее время покупает в США, невелики. Эксперты отмечают появление значительных избыточных мощностей на рынке сжиженного природного газа до 2021 г., при этом половина дополнительных мощностей СПГ приходится на Соединенные Штаты. «Во многих американских проектах по сжижению газа используется принцип законтрактованных поставок и толлинг, поэтому излишние объемы производимого в США сжиженного природного газа нужно будет поставлять каким-то альтернативным покупателям. Совершенно очевидно, что Латинская Америка не сможет принять все эти объемы, поэтому американские компании стремятся экспортировать СПГ на азиатские и европейские рынки. В течение длительного времени азиатские рынки предлагали премию по сравнению с ЕС, но в последнее время мы отмечаем ее снижение. Принимая во внимание более короткое расстояние от побережья Мексиканского залива до Европы, чем до Азии, европейский рынок представляет привлекательную и надежную возможность для экспорта СПГ из США», — утверждают аналитики.

Основной проблемой в настоящее время, по мнению S&P, являются низкие цены на европейских хабах, которые недостаточно привлекательны для американских экспортеров. Стоимость газа должна вырасти примерно на 30% по сравнению с текущей ценой, чтобы сделать экспорт американского СПГ прибыльным. Сокращение или перебои поставок российского газа в Европу «необходимый фактор», по мнению экспертов, для повышения цен на газ в европейских странах к выгоде игроков из США.

В настоящее время на долю сжиженного природного газа приходится менее 10% европейского импорта газа, и доля Соединенных Штатов в этом объеме ничтожна. Но она может измениться в случае повышения европейских цен на газ. Увеличение объемов импорта сжиженного природного газа вследствие сокращения объемов поставок российского газа может быть благоприятным фактором для таких компаний, как Qatar Petroleum, Shell, Exxon Mobil, Engie и Gas Natural, у которых есть как мощности по производству СПГ в разных странах, так и доступ к экспортным мощностям в США. Кроме того, это было бы благоприятно для других поставщиков трубопроводного газа в Европу, в частности для Statoil.

***

Тем временем, российское Минэнерго сообщает о росте рисков транзита газа по территории Украины, поскольку изношенность украинской газотранспортной системы создает риски при прокачке газа. Прибыль от экспорта «Газпрома» в первом полугодии 2017 г. выросла на 19,5%, а объемы поставляемого за рубеж природного газа выросли до 103,6 млрд куб. м (с 95,4 млрд куб. м в 2016 г.). Тем не менее, доходность от экспорта газа в Европу значительно упала, а «Газпром», по информации руководства компании, столкнулся со сложностями в реализации инвестиционных программ.

С украинской стороны звучат различные заявления. Так, министр энергетики и угольной промышленности Игорь Насалик подтвердил позицию российского Минэнерго, заявив, что из-за недостатка вложений «Нафтогаза» в поддержание инфраструктуры газотранспортная система Украины может быть технически не готова к прокачке газа в Европу после 2019 г. Украинский президент Петр Порошенко назвал «Северный поток 2» местью России за судебный процесс с «Нафтогазом» и поддержал новые санкции США. «Это очень серьезная угроза для Украины, которую формирует Российская Федерация. Цель — лишить Украину 2 млрд долларов, которые она получает за транзит газа», — считает Порошенко.

Европейские политики высказались против введения новых санкций со стороны Соединенных Штатов. «Энергообеспечение Европы — это дело Европы, а не США. У кого получать энергоресурсы, мы будем решать сами в соответствии с правилами открытой конкуренции», — заявили глава МИД ФРГ Зигмар Габриэль и канцлер Австрии Кристиан Керн. По мнению представителей Европейской комиссии, под санкции могут попасть европейские компании, участвующие в строительстве, ремонте и модернизации российских экспортных газопроводов. Новые ограничения могут помешать диверсификации поставок газа в ЕС, поставить препоны реализации совместного проекта «Газпрома» и Shell — «Балтик СПГ», а также как минимум еще семи проектов с участием российских компаний: «Голубой поток», трубопровод Каспийского трубопроводного консорциума, «Северный поток», «Северный поток 2», расширение (третья линия) завода СПГ проекта «Сахалин-2», Южно-Кавказский газопровод, разработку азербайджанского Шах-Дениз и египетского Зохр.

Как мы видим, газовый рынок европейских стран становится ареной новой энергетической войны конкурентов-поставщиков и самых разных заинтересованных сторон: политиков и компаний. В перспективе второй половины 2017 г. — 2021 годов можно прогнозировать лишь обострение ситуации: рост напряжения и противостояния ключевых игроков.

Нина Маркова