Газ Средиземного моря пойдет в Европу


Самый протяженный и глубоководный газопровод в мире — EastMed — будет построен за 7,36 млрд долларов. Израиль, Кипр, Греция и Италия договорились о строительстве трубопровода, по которому газ морских месторождений Восточного Средиземноморья придет в европейские страны. По словам израильского министра энергетики Юваля Штайница, природный газ средиземноморских месторождений Израиля и Кипра должен стать альтернативой поставкам в европейские страны из Алжира и Катара.

Соглашение по EastMed достигнуто после того, как Евросоюз согласился оплатить работы по предварительному технико-экономическому обоснованию проекта в размере 100 млн долларов. Европа всеми силами стремится диверсифицировать потоки импортируемого в ЕС газа. Среди других возможных получателей газа Восточного Средиземноморья названа также Болгария.

По словам Штайница, Израиль намерен в 2024–2026 гг. начать поставки газа в Европу.

Согласно планам, в течение 2019 г. должен быть решен с привлечением частных инвестиций в проект EastMed, еще 4–5 лет займет строительство газопровода по дну Средиземного моря, на глубине воды до 3 км. Газопровод с месторождений на шельфе Израиля и Кипра дойдет до Крита, далее через материковую часть Греции дотянется до Италии. Протяженность EastMed составит порядка 2,2 тыс. км, мощность газопровода оценивается в 20 млрд куб. м газа в год.

Несмотря на декларируемое израильскими властями противопоставление проекта поставкам газа из арабских стран, переговоры между его участниками в 2017–2018 гг. проходили на фоне ухудшения отношений с Турцией, стремящейся стать крупнейшим газовым хабом для поставок в Европу азербайджанского и российского газа. Тогда как Объединенные Арабские Эмираты названы в качестве одного из инвесторов строительства нового газопровода из Восточного Средиземноморья.

В настоящее время Израиль развивает несколько газовых проектов на своем шельфе. Добыча на Тамар ведется с весны 2013 г. Запасы месторождения, по разным источникам, оцениваются в 200–300 млрд куб. м. Согласно ранней концепции израильских властей, они предназначены для внутреннего потребления газа в стране. В 2015 г. израильские власти утвердили газовую программу, предполагающую увеличение добычи на Тамар и ускоренное освоение месторождений Левиафан, Кариш и Танин. Так, до конца 2019 г. планируется ввод в эксплуатацию крупнейшего месторождения Левиафан, большая часть газа которого пойдет на экспорт. Но пока официально озвучены планы поставок с этого месторождения в направлении Египта и Иордании. Запасы Левиафана оцениваются в 535 млрд куб. м. В апреле этого года на месторождении началось эксплуатационное бурение, работы планируется вести до 2020 г.

Что касается кипрского газа, «Нефтянка» писала о геологоразведочных проектах этой страны и проблемах, с которыми столкнулись компании, ведущие разведку на шельфе Кипра. Два главных открытия сделаны итальянской Eni (месторождение Калипсо с запасами в 230 млрд куб. м) и американской Noble Energy (Афродит с запасами в 120 млрд куб. м). В сентябре этого года стало известно о планах поставок газа с Афродит в Египет. Там предполагается производить сжиженный природный газ, который в основном планируется направить в европейские страны. Не все так просто складывалось между западными компаниями, участвующими в проекте, и властями Кипра. Представители кипрского правительства высказывались за использование газа Афродит в качестве одного из источников поставок по EastMed.

Тогда как Eni, ведущая активную геологоразведку на шельфе страны, рассматривает ресурсы открытого компанией Калипсо, как источник поставок газа в направлении континентальной Европы. Однако весной этого года турецкие военные корабли заблокировали буровое судно Saipem, бурового подрядчика Eni на блоке №3 в экономической зоне Кипра. Компании так и не смогли провести разведку на этом участке, вблизи от Северного Кипра (захваченного турками еще в 1974 г.) Ранней весной этого года Кипр и Греция заявили о нарушении Турцией международного права, а турецкий президент обвинил эти страны в попрании международного права и посоветовал не посягать на права его государства в Восточном Средиземноморье.

В результате американская компания ExxonMobil вышла бурить на шельфе Кипра в марте 2018 г. в сопровождении 6-го флота США. В этом случае Турция ограничилась лишь скромными заявлениями о недопустимости односторонних действий в зоне ее интересов. Но к ноябрю текущего года риторика Эрдогана повысила градус. В ответ на начало разведочного бурения ExxonMobil на блоке №10 на шельфе Кипра турецкий президент заявил следующее: «Мы не будем просто так смотреть на попытки захватить ресурсы Восточного Средиземноморья, исключив из игры Турцию и Северный Кипр. Те, кто думал, что могут что-то делать в Восточном Средиземноморье или Эгейском море, начали понимать масштабы своей ошибки. Мы не позволим бандитам свободно разгуливать по морям и поступим с ними так, как сделали это с террористами в Сирии». Надеждам греческого президента Алексиса Ципраса, назвавшего заключение соглашения по газопроводу EastMed символом сотрудничества, которое сделает Восточное Средиземноморье «мирным морем», кажется, не суждено сбыться.

Кипрские власти рассматривают альтернативный вариант — реализацию проекта по экспорту сжиженного природного газа. Предполагается строительство двух линий производства СПГ. Многое сейчас зависит от результатов бурения ExxonMobil на блоке №10. Американская компания сотрудничает в этом проекте с Qatar Petroleum, в случае успешного завершения ГРР приоритетным для компаний, скорее всего, будет вариант со строительством СПГ-завода и максимальная диверсификация с маршрутами газовых поставок.

Мария Кутузова