Энергосреда №44. Джинсок Сун. Рынок СПГ в АТР.

В 44 передаче цикла «Энергосреда» Аспирант РГУ Нефти и Газа им. И.М. Губкина Джинсок Сун (Jinsok Sung) расскажет о своей работе и о рынке СПГ в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Ведет передачу Кристина Кузнецова.

Кристина Кузнецова: Добрый день, уважаемые зрители! С вами программа «Энергосреда» на канале «Нефтянка» и я — Кристина Кузнецова. Сегодня у нас в гостях Джинсок Сун — аспирант РГУ Нефти и Газа им. И.М. Губкина. Джинсок, здравствуйте!

Джинсок Сун: Здравствуйте!

Кристина Кузнецова: Наш сегодняшний спикер исследует мировой рынок СПГ и в частности фокусируется на исследовании рынка СПГ в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Джинсок, недавно Вы защитили диссертацию на тему: «Конкурентоспособность СПГ и механизмы ценообразования». Верно?

Джинсок Сун: Да, верно.

Кристина Кузнецова: С чем я Вас, собственно, поздравляю!

Джинсок Сун: Спасибо большое!

Кристина Кузнецова: Давайте перейдем к нашему первому вопросу. Во-первых, расскажите о теме Вашего исследования и в чем его актуальность.

Джинсок Сун: Тема моего исследования — выявление конкурентоспособности СПГ-проектов с разными механизмами формирования цен на СПГ на рынке Восточной Азии.

Рынок СПГ очень быстро растет. Например, в прошлом году торговля СПГ на мировом рынке выросла на 10%, и большинство торговли СПГ происходит на рыке Восточной Азии и в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Я сам из Восточной Азии, из Южной Кореи. Поэтому для меня было интересно исследовать азиатский рынок СПГ, который является главным покупателем этого товара. 

Раньше цена на СПГ была индексирована только к ценам на нефть. Но после ввода СПГ из Америки американские СПГ-проекты используют соответственно иные механизмы ценообразования на СПГ. Поэтому это вызвало много вопросов среди экспертов. Вначале мы не знали, насколько американский СПГ будет конкурентоспособен на мировом рынке СПГ и на рынке в Азии. Цель моего исследования — выявить конкурентоспособность СПГ-проектов с разными механизмами формирования цен на СПГ. 

Кристина Кузнецова: Какие, на Ваш взгляд, сегодня существуют вызовы для СПГ на мировом рынке?

Джинсок Сун: Самый главный вызов на рынке СПГ — это, естественно, усиление конкуренции между продавцами. Американцы продают свой объем СПГ без такого условия в контрактах, как пункт назначения. Это означает, что СПГ может перепродаваться покупателями, которые усиливают конкуренцию между экспортерами. 

Кристина Кузнецова: То есть, я правильно понимаю, если США продают кому-то СПГ, условно говоря, в Польшу, то Польша может перепродать это кому-то еще?

Джинсок Сун: Да. Это — не специальное условие, название этого условия «FOB», и покупатели забирают СПГ в портах экспортеров, в этом случае это — США, и они могут это перепродавать другим покупателям на рынке. Это, естественно, усиливает конкуренцию, и, на самом деле, многие трейдинговые компании законтрактировали большие объемы американского СПГ, чтобы перепродать их на рынке. Из-за этого конкуренция между покупателями стала намного сильнее, и, я думаю, это — большая перемена на рынке СПГ. 

Кристина Кузнецова: Какие страны вообще на сегодняшний день продают, экспортируют СПГ?

Джинсок Сун: В этом году и в прошлом году самыми крупными экспортерами СПГ являются Катар и Австралия. Сейчас третьим крупным продавцом и экспортером СПГ становятся США. Я думаю, это будет и в следующем году.

Кристина Кузнецова: А Россия? Россия тоже запускает, вот, «Ямал-СПГ» недавно запустила, третью очередь.

Джинсок Сун: Россия становится четвертым крупным экспортером СПГ после ввода третьей линии на Ямале вместе с «Сахалин–2». Я думаю, в следующем году Россия будет четвертым крупным экспортером СПГ. За последние два года она ввела большой объем СПГ на рынок, и еще планирует в следующем 2020 году начать новый СПГ-проект для экспорта. Она сразу же станет третьим крупным экспортером СПГ. И, конечно, Россия планирует новые проекты, такие как «Арктик СПГ–2», и расширение «Сахалин–2», а также «Балтийский СПГ». Когда эти все проекты будут реализованы, Россия станет третьим крупным экспортером СПГ. 

Кристина Кузнецова: На рынке СПГ США и Россия конкурируют между собой?

Джинсок Сун: Да, я так считаю. На рынке СПГ они будут конкурировать на рынке в Европе. Но на европейском рынке по сравнению с российским газом американский СПГ, я считаю, не конкурентоспособен по цене. Я не думаю, что они могут иметь большую долю на рынке Европы. Но когда случится дефицит предложения на европейском рынке, я думаю, они смогут увеличить объем своего экспорта. 

Кристина Кузнецова: Вы говорите, что США поставляет достаточно большой объем СПГ на экспорт и увеличивает его. А есть цифры? Какой это конкретно объем? Это сколько?

Джинсок Сун: В прошлом году они экспортировали примерно 17 миллиардов кубометров СПГ на мировом рынке. В этом году они тоже запускали новые проекты, и ожидается, что объем экспорта в этом году станет гораздо больше, чем в прошлом году. 

Кристина Кузнецова: А насколько? Есть данные?

Джинсок Сун: Данные есть. Но новые данные еще не вышли. 

Кристина Кузнецова: Вы сказали, что Россия также может стать третьей после реализации СПГ проектов, расширения проектов «Сахалин-2», «Балтийский СПГ», «Ямал СПГ».  В совокупности они могут дать хороший объем, и Россия и США смогут конкурировать на мировом рынке. Каковы перспективы российского СПГ на мировом рынке?

Джинсок Сун: Я думаю, что расширение проекта «Сахалин–2» очень перспективно на мировом рынке, потому что самые большие покупатели СПГ находятся в Азиатско-Тихоокеанском регионе, и проект «Сахалин–2» находится именно в этом регионе. Проект «Сахалин-2» запущен в 2009 году, и уже стал одним из главных экспортеров СПГ в этом регионе. Самыми большими покупателями СПГ являются Япония, Южная Корея и Китай. Географическое положение и цена очень устраивают этих покупателей, а они являются самыми главными покупателями СПГ в мире. Когда запустят новую техническую линию на Сахалине, я думаю, что компании — импортеры СПГ готовы будут покупать объемы экспорта СПГ из Сахалина. 

Кристина Кузнецова: То есть, основными покупателями российского СПГ будут восточные страны, Китай, Южная Корея и Япония. Я правильно понимаю? 

Джинсок Сун: 90% объема экспорта из Сахалина идет в Японию. Большинство объема из Сахалина законтрактировано японскими компаниями. Остальной объем идет в Южную Корею — 8–9% и небольшой объем СПГ из Сахалина, 1–2%, идет в Китай и в остальные страны. 

Кристина Кузнецова: Китай — это сейчас достаточно интересный рынок в этом плане, потому что Китай в принципе является крупнейшим после Японии импортером СПГ. И поскольку Китай собирается снижать потребление угля и увеличивать потребление газа, то потребление газа там будет расти. Насколько я понимаю, Америке интересен китайский рынок. Правильно, да?

Джинсок Сун: Да, правильно. 

Кристина Кузнецова: И Россия готова поставлять газ в Китай по «Силе Сибири». Чья позиция здесь сильнее? То есть, кто более конкурентоспособен? Какова роль США в Азиатско-Тихоокеанском регионе?

Джинсок Сун: Китай — действительно, очень интересный рынок. В  прошлом году потребление природного газа там выросло на 30%. Это очень необычно для страны такого размера, такого масштаба. Да, Вы правильно говорили. Правительство Китая хочет заменить потребление угля газом и более чистыми  источниками энергии, и из-за госполитики потребление газа очень быстро растет. Ожидается, что в этом году Китай станет не только вторым крупным импортером СПГ, но и станет самым крупным импортером природного газа. Насколько я понимаю, в следующем году начнется экспорт российского газа через трубопровод «Сила Сибири». Я считаю, что пока российский газ и американский газ не будут прямо конкурировать на китайском рынке, потому что газ через газопровод «Сила Сибири» будет поставляться в Северо-Восточный регион Китая. СПГ-терминалы находятся в южной части страны. Поэтому я не считаю, что они будут напрямую конкурировать. 

Кристина Кузнецова: То есть, они могут развиваться в принципе параллельно в этой стране?

Джинсок Сун: Да, я так считаю, потому что газ «Силы Сибири» и газ СПГ конкурируют в разных частях Китая, в разных его регионах.

Кристина Кузнецова: Может быть, я немножко отойду от темы. 

Есть ли у Вас данные относительно того, сколько составляет потребление природного газа и СПГ в Китае?

Джинсок Сун: Сейчас доля природного газа в энергобалансе Китая составляет 6%. Из-за активной госполитики со стороны Правительства Китая ожидается, что доля природного газа увеличится до 13% к 2040 году. Существуют разные прогнозы. Это — один из прогнозов. Сейчас да, доля потребления газа составляет только 6%. Потребление газа в Китае растет быстрыми темпами. Если доля природного газа достигнет 13% энергобаланса страны, то, я думаю, это окажет большое  влияние на мировой рынок природного газа в будущем.

Кристина Кузнецова: Не захочет ли кто-то из игроков тоже поставлять туда газ, кроме США и России?

Джинсок Сун: Да, сейчас, на самом деле, все экспортеры СПГ хотят продавать СПГ в Китай. В прошлом году объем торговли СПГ вырос на 10%. Большая часть этого объема была для Китая. Китай — действительно, самый перспективный рынок СПГ, и я считаю, что все новые СПГ-проекты планируют ориентацию на экспорт в Китай. Китай увеличивает потребление газа наиболее высокими темпами в мире. 

Кристина Кузнецова: Вы упомянули, что СПГ из США менее конкурентоспособен на мировом рынке из-за цен, из-за ценообразования. 

Джинсок Сун: Я считаю, что цены на американские СПГ привязаны к ценам на внутреннем рынке природного газа в США. Цена на рынке природного газа в США очень низкая, и многие ожидали, что американский СПГ будет наиболее конкурентоспособен по цене на мировом рынке. Другие СПГ-проекты привязывали цены на СПГ к ценам на нефть. Когда началось строительство американских СПГ-проектов, в 2012 году, цена на нефть была более 100 долларов за баррель. Но сейчас из-за снижения цен на нефть американские СПГ-проекты больше не конкурентоспособны по цене, особенно на рынке Европы. На азиатском рынке американские СПГ-проекты могут конкурировать с другими СПГ-проектами независимо от динамики от цен на нефть и цен на природный газ на внутреннем рынке США. 

Кристина Кузнецова: Европе российский газ обходится дешевле, чем СПГ из США, а на азиатском рынке американский СПГ более конкурентоспособен. Правильно я понимаю?

Джинсок Сун: В прошлом году цена на американский СПГ в Азии не была выше и не была ниже, чем средняя цена на СПГ в этом регионе. Поэтому я не могу сказать, что американский СПГ более конкурентоспособен или менее конкурентоспособен по цене в Азии. Иногда цена на американский СПГ выше, иногда ниже, но я думаю, что в целом она находится на среднем уровне. 

Кристина Кузнецова: Джинсок, в своем исследовании Вы изучали рынок СПГ в АТР. Расскажите о новых тенденциях СПГ в этом регионе, и о том, каковы Ваши прогнозы по потреблению сжиженного газа в главных странах — покупателях, Японии, Южной Корее, Китае.

Джинсок Сун: Я думаю, что новая эра началась на мировом рынке СПГ. На рынок стали выходить новые игроки. Покупателям стало легче покупать СПГ. На рынке больше предложения, поэтому срок СПГ-контрактов стал короче и объем контрактов стал меньше, потому что у покупателя шире выбор. Раньше в торговле СПГ участвовали только крупные госкомпании. Сейчас на рынок выходят более мелкие компании и более или менее кредитоспособные компании. Даже новые компании начали выходить на рынок СПГ. Трендинговые компании, которые раньше занимались только торговлей нефтью, тоже начали более активно участвовать в торговле СПГ. Я думаю, это — большая перемена и начало новой эры, это показывает эволюцию рынка СПГ.

Кристина Кузнецова: Если говорить о цифрах, есть ли у Вас прогнозы по тому, как будет меняться потребление СПГ в главных странах-покупателях?

Джинсок Сун: Я считаю, что потребление СПГ и природного газа в Японии будет уменьшаться, потому что после катастрофы на АЭС в Фукусиме потребление электроэнергии атомных станций приостановлено, и другие источники энергии, например, природный газ, заменили долю атомной энергии в производстве электроэнергии. Поэтому спрос на СПГ в Японии вырос значительно. Но Правительство Японии намерено перезапустить деятельность атомной станции.

Кристина Кузнецова: То есть, после перезапуска атомной электростанции потребление СПГ в Японии снизится?

Джинсок Сун: Снизится, да. 

В Корее есть большая разница прогноза потребления газа в этом году и два года назад. С приходом в Южной Корее нового Правительства им была адаптирована европейская модель, что означает, что решили заменить долю угля более чистыми источниками энергии, в том числе — природный газ и ВИЭ. Правительство Южной Кореи хочет уменьшить долю угля в производстве электроэнергии. Из-за этого экспорт СПГ увеличился в прошлом году, и в этом году тоже ожидается его увеличение. 

Доля угля в энергобалансе Китая в прошлом году составляла 62%. Из-за политики Правительства Китая ожидается, что доля угля в энергобалансе Китая снизится до 35% через 20 лет. 

Кристина Кузнецова: То есть, почти вдвое.

Джинсок Сун: Вдвое, да.

Кристина Кузнецова: И это место займет газ?

Джинсок Сун: Ожидается, что эту долю займут газ, ВИЭ и атомная энергия. Поэтому я считаю, что китайский рынок — вполне перспективный рынок. Последние два года спрос на природный газ в Китае рос очень быстро. Я думаю, что эта тенденция будет продолжаться не только в ближайшем будущем, но и в долгосрочной перспективе. 

Я бы сказал, что в Восточной Азии сейчас есть очень серьезная проблема загрязнения воздуха. В Китае и Корее существует проблема загрязнения воздуха, и Правительства Китая и Кореи хотят заменить долю угля более чистыми источниками энергии, чтобы решать эти проблемы. Поэтому спрос на СПГ в Южной Корее тоже будет продолжать расти, но не такими темпами, как в Китае. В этом году и в прошлом году спрос на СПГ в Южной Корее вырос больше, чем многие ожидали. 

Кристина Кузнецова: Резюмируя, получается, что главные покупатели СПГ в Азии — это Южная Корея, Китай и Япония. Правильно?

Джинсок Сун: Да.

Кристина Кузнецова: Потребление СПГ в Японии снижается за счет того, что перезагружается атомная электростанция. В Китае и Южной Корее идет, наоборот, наращивание за счет снижения потребления угля.

Джинсок Сун: Да. Эти страны в Азии на самом деле являются самыми крупными покупателями СПГ. Три страны, Япония, Китай и Южная Корея, отличает 50% потребления СПГ в мире. И если мы включим еще Индию и Тайвань, то доля азиатских стран в мировом потреблении СПГ достигнет приблизительно 70%. Мы ожидаем, что спрос на СПГ в Азии будет расти. Поэтому я считаю, что рынок СПГ — весьма перспективный рынок для экспортеров. 

Кристина Кузнецова: У меня к Вам еще вопрос. Относительно недавно в азиатских странах стала формироваться идея газовой биржи и хаба. Расскажите, что это такое, что представляет эта идея, как происходит формирование этой биржи и  хаба, и каковы ее перспективы в Азии.

Джинсок Сун: Спасибо за вопрос. Когда цена на нефть была высокой, например, больше ста долларов за баррель, цена на СПГ и цена на природный газ в Азии были  очень высоки, потому что цена на СПГ привязана к ценам на нефть. Тогда активно начали обсуждать возможность образования газовых хабов в Азии. Азиатские покупатели хотели привязать цену не к ценам на нефть, а к ценам на азиатских хабах, где цена на газ образуется на базе конкуренции между продавцами. Поэтому несколько лет назад в Азии начали появляться газовые биржи и газовые хабы. Однако сейчас в данный момент очень мало объема природного газа торгуется именно на этих хабах. Одновременно цена на СПГ снизилась после 2014 года в результате снижения цен на нефть. Поэтому сейчас мотивация для создания азиатских хабов стала ниже. Просто сейчас объем торговли газом в азиатских хабах очень маленький. Если мы рассматриваем, к примеру, американские или европейские газовые хабы, то видим, что формирование успешных газовых хабов занимает 15–20 лет. Поэтому я считаю, что в ближайшее время мы не можем ожидать успешного функционирования газовых хабов в Азии. Конечно, никто не знает точно, но я думаю, что это займет много времени.

Кристина Кузнецова: Джинсок, спасибо большое за нашу беседу. Надеюсь, что мы еще увидимся с Вами, может быть, в следующих передачах. 

Спасибо вам, уважаемые зрители, что были с нами сегодня. С вами была Кристина Кузнецова. Вы смотрели передачу «Энергосреда» на канале «Нефтянка».