Нефтяной бум в Бразилии: в поисках хороших новостей

NikoNomad / Shutterstock.com
NikoNomad / Shutterstock.com

В середине 2006 казалось, что Бразилия вот-вот будет купаться в валюте. Всего в 200 км от берегов Рио де Жанейро было открыто богатое нефтяное месторождение Лула с запасами, оценивающимися в десятки миллиардов долларов.

Это была одна из самых больших нефтегазоносных провинций когда-либо открытых в южном полушарии. Название ей дали в честь тогдашнего президента Луиса Инасиу Лулы да Силвы. Потоптавшись немного во время мирового экономического кризиса 2008 года, цены на нефть уверенно поползли вверх. Бразильцы времени зря не теряли: с 2011 по 2015 каждое третье месторождение в мире открывалось в Бразилии. Казалось, что Petrobras, бразильская госкомпания, отвечающая за большинство проектов, ждет десяток другой лет приятных хлопот. Но не тут-то было!

За красивыми декорациями скрывалась крайне неприглядная картина. Речь о системной коррупции, о которой до недавних пор лишь можно было догадываться. Скандал за последние месяцы попал в публичную плоскость и нанес непоправимый ущерб репутации бразильского нефтяного гиганта.

Celso Pupo / Shutterstock.com
Celso Pupo / Shutterstock.com

Вместо того чтобы стать локомотивом, постепенно вытаскивающим Бразилию из нищеты, Petrobras превратился в кормушку для избранных. Известно, что за последние годы около $1.8 млдр были цинично распределены между ключевыми управленцами и «неравнодушными» политиками. Большая часть народного гнева досталась действующему президенту Дилме Русеф. Народ требует импичмента, но официальная позиция властей: «Дилма ни при чем».

Petrobras был основан в 1953 году президентом Жетулио Варгасом и до недавних пор рассматривалась исключительно в качестве национального достояния (не путать с другим государственным гигантом из России). Нынешний президент, а некогда министр энергетики Дилма Русеф возглавляла совет директоров компании с 2003 по 2010 год, впоследствии став почетным председателем. Находясь на этом посту, как многие вполне резонно полагают, она просто не могла не быть в курсе серых коррупционных схем. Но пока все идет к тому, что она выйдет сухой из воды.

В настоящее время бразильские нефтяные запасы оцениваются в 14 миллиардов баррелей, что является 15-м показателем в мире. Бразилия 12-я по объемам добычи с долей 2.9% (нефть) и 0.6% (газ) от общемирового уровня. Тем не менее, страна по-прежнему потребляет больше, чем производит, что вынуждает ее импортировать углеводороды из США и Саудовской Аравии.

Очевидно, что значительные доказанные запасы – это тот ресурс, который со временем может обеспечить серьезный рост.

shutterstock_69783121-2Основная часть запасов, как уже было отмечено, таится в глубоководных проектах вроде Лулы или бассейнах Кампос и Сантос, располагающихся также относительно недалеко от берегов Рио де Жанейро. Это самые ценные активы Petrobras, позволяющие компании привлекать инвестиции. В проекты уже вложились китайцы, ссудившие через свой банк развития порядка $3.5 млрд, и председатель совета директоров Royal Dutch Shell Бен ван Берден.

Если бы не череда скандалов инвестиций удалось бы привлечь гораздо больше. А пока инвесторы бегут из страны на фоне все новых и новых коррупционных разоблачений, хотя когда как ни сейчас было бы логичным вкладывать в нефтяную отрасль крупнейшей страны региона.

Petrobras рапортует о планах увеличить добычу до уровня 5 миллионов баррелей в день к 2018 году (для сравнения в США этот показатель сейчас на уровне 10 миллионов баррелей в день), что превратит страну из импортера в экспортера.

Представители компании заявляют, что бурение подсолевых скважин рентабельно при цене на нефть $50-52 за баррель. В настоящее время добыча на таких скважинах достигает уровня 885,000 баррелей в день, что в восемь раз больше показателей шестилетней давности.

Большая часть запасов находится на глубине 2,000 метров ниже уровня моря под слоем соли (отсюда и название). Для эффективного бурения Petrobras был вынужден инвестировать в FPSO, особый тип плавучей платформы стоимостью $300 млн за юнит. Если верить бразильскому правительству, к 2018 году таких платформ будет более 40. Хотя прогнозы были сделаны до коррупционного скандала и не факт, что компании удастся обеспечить необходимый уровень инвестиций.

Плавучие платформы лишь одно из их инвестиций. Помимо этого компания вкладывает в переработку. Относительно недавно был открыт НПЗ Duque de Caxias, начато строительство НПЗ Comperj, ввод в эксплуатацию которого по информации Reuters обойдется в $14 млрд.

Однако на фоне падения цен на нефть жизнеспособность некоторых проектов ставится под большой вопрос. С другой стороны, многие нефтедобывающие страны, в том числе и Бразилия, продолжают качать больше, стремясь минимизировать потери.

Тем временем, правительство продолжает вливать бюджетные деньги в компанию, эффективность которой в ее нынешнем виде многие ставят под сомнение. В августе компания объявила о планах выпустить на внутренний долговой рынок $833 млн ничем не подкрепленных облигаций. Тем временем фонды на здравоохранение и образование в Бразилии продолжают пустовать.

Ситуация ухудшается тем, что грубые ошибки менеджмента вкупе с падением цен на нефть привели к многотысячным сокращениям рабочих мест.

В 2008 году на пике акции Petrobras стоили $70. В тот момент по капитализации компании была крупнейшей в Бразилии. С тех пор цена за акцию упала до $5. В настоящий момент долги Petrobras превышают $120 млрд, что делает ее третьей самой закредитованной компанией в мире и есть все предпосылки к тому, что долг этот будет только расти.

Пока нефтяной бум оборачивается большим пшиком.

Луиз Диксон