Жизнь отрасли как детектив

Еще неделю назад казалось, что тематика осенних форумов, дающих глобальное измерение проблемам и достижениям отечественного ТЭК,  уже исчерпана. Ну сколько, в самом-то деле, может быть конференций с дебатами о нефти и газе, причем при участии ораторов и панелистов с мировыми именами? Но вот под сводами Манежа прошла Российская энергетическая неделя, обогатившись своим петербургским газовым сегментом. Прошли и сочинские сессии клуба «Валдай» с резкой оценкой секторальных санкций, и многое другое. А волна интересных дискуссий, связанных с углеводородами, никак не спадает. И ведь повсюду слышится парадокс: для плавного перехода экономики РФ к цифровизации и прочим сферам инновационного роста необходимо, оказывается, взять вначале побольше доходов от экспорта нефти и газа.

Продать нефть подороже, чтобы… слезть с нефтяной иглы?

Вот ведь сюрприз для давно уже обращенных к рынкам Востока и Запада российских нефтяников и газовиков! Уже добрую сотню лет они добывают нам валюту, согревая страну и всячески продвигая ее вперед, не правда ли?

Но, хотя и зная об этом, сторонники постиндустриальной футурологии слезания с нефтяной иглы все чаще говорят с высоких трибун: «Да, мы и впрямь обеспечим технологическое переформатирование и модернизацию народнохозяйственной системы в ближайшем будущем. Но для этого пусть уж углеводородный ТЭК еще немного поднатужится». Особенно часто сетуют на мнимую недостаточность режима квотных ограничений ОПЕК+, который, мол, должен дать россиянам гораздо больше, чем сейчас, а иначе…

«Александр Валентинович, вот вы сказали, что со времени прошлой нашей конференции ВТБ «цены выросли на 13 долл за баррель, — обратился к министру энергетики глава ВТБ Андрей Костин на Девятом ежегодном инвестиционном форуме «Россия зовет!». — В будущем году у нас юбилейная 10-я конференция; просьба все-таки еще поднять на 13 долл хотя бы».

Новак, само собой, умело подстраховался, сославшись на недавнюю оценку из уст президента РФ, назвавшего цену в диапазоне 50-55 долл за баррель нефти Urals комфортной. Между тем буквально через пару дней Brent впервые за два года зашкалил за психологически важную планку 60 долл, автоматически потянув за собой и техасскую корзину WTI, и Urals, и многие другие сорта. Так что же еще нужно тем, кто без устали просит об углеводородном буме для того, чтобы, дескать, успешнее уйти от углеводородов?

«Надо сначала определиться, нужно ли нам повышать цены или ненужно, — резонно продолжал глава Минэнерго. — Если мы повысим на 13 долл цену совместными действиями, — как поведет тогда себя курс рубля по отношению к этому?». Ну а еще раньше, иллюстрируя образцовую — в целом — реализацию венских договоренностей членами и аутсайдерами экспортного картеля, тот же Новак не без гордости заявил, что выполнение соглашения ОПЕК+ о сокращении добычи за девять месяцев 2017 года достигло 102%.

Интегральные мосты — вместо рыночных фетишей

Надо все-таки отдать должное Игорю Сечину за последовательность и логику его выступлений не только на отечественных, но и на зарубежных экономических, топливно-сырьевых конференциях.

Презентовав свой доклад на Евразийском форуме в Вероне, он вновь, как и в 2016-м, критически отозвался о рыночных рычагах подъема нефтегазовой конъюнктуры. Отозвался как о реальных, но все же недостаточных способах обуздать ценовую стихию, особенно надолго. По мнению Сечина, странам, снизившим нефтедобычу, удалось достичь равновесия на рынке. Но цель реализована не полностью — избыточные резервы жидких углеводородов еще существуют. Говорить о переломе в балансе спроса и предложения пока еще рано. Но, с другой стороны, и отдельные приступы нехватки добытой нефти тоже не исключены — вот ведь опасность. «Отрасль по-прежнему лихорадит, — цитирует топ-менеджера РИА «Новости». — Целый ряд проектов не реализуется из-за высокой неопределенности, что может привести к невозможности обеспечения растущего спроса на энергоресурсы.

Год назад Сечин призвал сделать ставку не столько на лимиты добычи по формуле ОПЕК+, сколько на придание принципу вертикальной интеграции компаний более широкого трансконтинентального измерения. Экономить было предложено не только под каждой «фирменной крышей», но и на трансграничных стыках внутри международно-корпоративных структур. Делать же это намечалось в формате интегрально-производственных цепей, которым не страшны и низкие цены нефти в моменты кризисных спадов. А в этом году глава «Роснефти» пошел в овеянной шекспировским духом Вероне гораздо дальше, подняв тем самым интеллектуально-философский и деловой уровень дискуссии. Драматургия дебатов о завтрашнем дне отрасли заметно обогатилась. В добавление к интегральным цепочкам, сплавившим апстрим и даунстрим под эгидами одних и тех же альянсов, оратор призвал теперь уже к созданию транснациональных стратегий интеграции. Нужны, по мнению Сечина, надежные «связующие мосты». Необходимы «инфраструктурные, экономические коридоры от европейского побережья Атлантики  Северного Ледовитого океана до азиатского побережья Тихого и Индийского океанов». Что же подразумевается под этим конкретно?

Еще недавно массовый читатель представлял себе дело упрощенно. Мол, задолжавшая «Роснефти» Венесуэла дешево грузит тяжелое сырье с Ориноко на танкеры, отправляющиеся к берегам Южноазиатского континента. Там, на купленном той же «Роснефтью» НПЗ «Вадинар», недорогой труд индийцев позволяет без переплаты превратить богатства южноамериканских недр в бензин и другие продукты. И так повсюду. Звенья машины разветвленной, но единой в своей обобщенной бухгалтерии, всякий раз по частям снижают для генерального заказчика себестоимость конечной товарной продукции.

Фото: Сергей Фадеичев/ТАСС

Звенья одной цепи

На сей раз, однако, Сечин, повторяю, охватил структурную проблему комплексно. Во-первых, опорой любого по-настоящему интегрального моста должен стать состав акционеров. То есть лучше всего, если уже сам список совладельцев отражает трансконтинентальные подходы к бизнесу.

В случае с «Роснефтью», как напомнил гость с веронской трибуны, это — налицо. Более чем 50% акций владеет отечественный «Роснефтегаз». 19,75% столь же ценных бумаг лежит в портфеле британской ВР. Вскоре завершится сделка по продаже в пользу китайской CEFC 14,16% акций. После этого швейцарско-транснациональная Glencore останется с полупроцентной долей, а катарско-ближневосточная QIA — с пакетом размером в 4,8%. Ну и чем, спрашивается, не образец интеграционных процессов на евразийском пространстве уже хотя бы по этому списочно-уставному параметру?!

Во-вторых, выдвинутая в 2016-м теория интегральных цепочек усилена путем «продвижения именно евразийской энергетической повестки». Сечин тем самым дает понять: широкий замах на энергопространство от Балтики до Тихого океана велик, но не всепоглощающ. Он не означает географической всеядности той же «Роснефти». Она не идет пока в Австралию, Африку или в Северную Америку, тем более что этому мешают антироссийские санкции. Кроме того, чрезмерно-планетарный охват «на грани фантастики» угрожал бы рассыпать идею из дома на Софийской набережной как карточный домик; и хорошо, что аппетиты «интеграционщиков» остаются соразмерными. Вместе с тем за Евразию госмонополия действительно держится крепко, и Сечин этого не скрывает. Компания является третьим нефтепереработчиком в Германии, активно сотрудничает с европейскими ВР и Eni в программах по добыче углеводородного сырья. Та же «Роснефть» увеличивает поставки нефти в Китай, Японию и Южную Корею, реализует проект в Индонезии. 

Третьей отличительной чертой нового подхода стала та форма работы, которая раньше не практиковалось советскими и российскими инвесторами за рубежом. Это — своеобразное страхование на случай досадных «обломов» в реализации тех или иных планов в разных точках на карте мира. К примеру, как поступит «Роснефть» в случае срыва или ослабления ее венесуэльской стратегии из-за обострения политического кризиса в Каракасе — перерастания тамошних событий в более открытое пи яростное противостояние? Какая нефть будет поступать на таком фоне для переработки в Южную Азию? Что ж, «Роснефть» хотела бы «увеличить свое присутствие на ближневосточном рынке» апстрим-проектов. Отличная, добавлю, альтернатива некоторым — не гарантированным — направлениям. «Обсуждаются общие проекты с Ираном, в том числе его участия в замещении поставок нефти на вышупомянутый НПЗ компании Essar в Индии». Подстраховывается «Роснефть» и на Средиземном море, где давний экспортный маршрут через Балканы и Апеннины может  стать уязвимым под прессом Вашингтона. Занявшись трубопроводами из Эрбиля к побережью Леванта, наша компаний «серьезным образом» настроена работать в Курдистане, хотя интерес к проектам в данном регионе — не экспансивно-геополитический, а «сугубо практический», отметил Сечин.

Зловещее эхо

Казалось бы, забытое советское прошлое на поверку нередко оживает. Как и детективная наледь эпохи «холодной войны», тоже опосредованная через наши турбулентные дни, оно, следовательно, все еще существуют. Во всяком случае, вчерашний и даже позавчерашний день часто напоминают о себе, причем еще и в контексте мировой нефтянки.

Вот, к примеру, крупнейший в истории постсоветской России незаконный скупщик акций «Газпрома» и других наших топливно-сырьевых монополий Уильям Браудер. Это — британский гражданин, вовремя покинувший Москву после многих лет своей спекулятивной деятельности в Белокаменной и Златоглавой под прикрытием… туристской визы! Заочно осудив этого не в меру делового основателя фонда Hermitage Capital и запросив его арест через Интерпол, Россия, судя по всему, не была удивлена сетованием того же Браудера на его лишение – прямо на днях — еще и американской визы (выданной ему когда-то по высокому статусу программы Global Entry). Да и, казалось бы, за что американцам любить Браудера?

В конце-то концов, у Браудера плохая, на взгляд вашингтонской элиты, генетика. Этот мошенник и шантажист является внуком генсека Компартии США и советской разведчицы-нелегалки, о чем можно прочитать в открытой литературе. Но едва Браудер пожаловался на прошлой неделе через интернет на горькую судьбу «визового лишенца», как сенатор-ястреб Джон Маккейн одернул власти: как можно прижимать даже не чистого на руку финансиста с марксистским генеалогическим древом, если его преследует ненавистный Кремль? Генетика – генетикой, а насолить Москве – святое дело! В общем, вместо отмененной VIP-визы Браудеру ласково выдали рабочее, но вполне подходящее разрешение на въезд в другом правовом формате, только и всего.

Тем временем разведывательное сообщество в Лэнгли и других местах долго призывало Дональда Трампа на обнародовать многотомья архивных данных, которые, наконец, допущены к публикации в связи с истечением срока хранения. Среди таковых – перипетии следствия по делу об убийстве президента США Джона Ф.Кеннеди в Далласе 22 ноября 1963 года. Какие же, интересно, разделы столь таинственного архива объемом в 3 тыс. ранее не известных файлов раздражают «рыцарей плаща и кинжала» прежде всего; и почему значительная часть материалов так и не обнародована — с отложенным еще на полгода решением этого вопроса?

Сторонники сокрытия говорят: при расследовании убийства руководство ЦРУ и ФБР затребовало столько отчетов о возможной причастности других государств, что в архиве оказались донесения от засекреченных агентов из Европы, СССР, с Кубы… И вот их внуки, будь то в Москве или Гаване, узнав, что они — наследники американских шпионов, могут расстроиться. Верите ли вы, читатель, что это удерживает высоко-этичных цензоров от публикации? Или, возможно, они не хотят раскрыть авантюрные похождения психически не уравновешенного дембеля из американской морской пехоты? То был, как известно, Ли Харви Освальд, попросивший после выхода на гражданку политубежища в Советском Союзе, женившийся в Минске и отработавший на тамошнем радиозаводе два года, прежде чем улететь в США. Снайперские способности Освальда, тем более годы спустя после строевой службы, были крайне сомнительны. Но ведь именно его с ходу объявили единственно виновным преступником-одиночкой, а через два дня подставили под пулю гангстера Джека Руби, который и сам-то ушел вскоре в мир иной!

«Вива Сапата!»

Все упомянутое в предыдущем разделе давно известно. Куда интереснее покажутся свидетельства того, что, наряду с мафией, антикастровской иммиграцией с Кубы и «психами», имелось и еще одно звено в зловещей коалиции преступных сил, заинтересованных в гибели хозяина Белого дома.

Фактором вызревания заговора могло стать еще и правореакционное крыло в кругах техасских нефтяников-миллионеров во главе с Хэролдсоном Хантом. Быть может, в роковой день не их прямой ставленник нажал на спусковой крючок винтовки. Но это они, разъяренные отказом братьев Кеннеди от постепенного снижения планки налогообложения истощающихся месторождений, могли сыграть в случившемся подрывную роль. И сгустить атмосферу для покушения, заказав провокационную публикацию портретов Джона Ф. Кеннеди в траурной рамке еще до того, как тот прилетел в Даллас.

В документальной книге Расса Бейкера «Семейство секретов» черным по белому написано, что единственным американцем, не способным указать, в какой именно точке Техаса он находился 22 ноября 1963 года, был Джордж Буш старший — состоятельный нефтяник, связанный со спецслужбами, а со временем ставший директором ЦРУ и даже президентом США! Его странные провалы в памяти, разумеется, еще не доказывают причастности к заговору, но все же говорят о многом. В 1952-м Буш восхищался голливудской лентой «Вива Сапата!», в котором незабываемый Марлон Брандо играл роль вожака крестьянского восстания в Мексике. Огромный успех кинопремьеры побудил «бизнесмена с подтекстом» назвать буровую компанию именем Сапаты. Друзья пытались образумить предпринимателя: Сапата ведь – символ борьбы латиноамериканцев против агрессивного северного гегемона и его местных клиентов-латифундистов. Пусть так, отмахивался Буш, зато звучит эффектно.

И вот «этажерки» компании «Сапата» стали энергично перемещаться по всему ареалу Карибского бассейна. Нефти они, правда, находили немного. Но зато часто за этими странными платформами со сменными «экипажами в штатском», контролировавшими многие волны регионального эфира, стелился шлейф путчей, переворотов и актов саботажа. Незадолго до победы Кубинской революции псевдобуровики чудесным образом бросили якоря у берегов восставшего острова. И все это время главным оперативным узлом региональных интриг Буша и его команды оставалось Мехико. Так не это ли обстоятельство должно по идее куда больше интересовать аналитиков латиноамериканского бэкграунда убийства века, чем тот второстепенный факт, что за месяц до роковых выстрелов в Далласе ультралевый радикал Освальд, находясь в Мехико, побывал в советском и кубинским посольствах?

Прошло более полувека. Но нынешнее «Русское досье» против Трампа и членов его семьи, вероятно, отфильтровано не чистоплотнее, чем некоторые архивы прошлого. Изобретательная Хиллари Клинтон и ее люди заказали за 6 млн долл стопку псевдоулик мастеру компромата – ветерану британской МИ-6.  Принимая в разгар прошлогодней избирательной кампании щедрые субсидии от нефтегазовых шейхов Персидского залива, антикремлевские умельцы из демократического лагеря лепили, словно на конвейере, фейковые домыслы о неких связях между миллиардером —республиканцем и российским ТЭК. Связях через кого именно? Да хотя бы через участников сахалинского проекта ExxonMobil или еще кого-нибудь. Была бы цель, а каналы найдутся.   

Павел Богомолов