Жемчужина у моря (окончание)

Агитация, демонстрация и оккупация

К концу первого десятилетия ХХ века в Батуми жили 35 тыс. человек — то есть, всего за четверть века количество горожан увеличилось в 7 раз! Структура городского населения существенно отличалась от нынешней, но была весьма характерной для данного региона сто лет тому назад — половина батумцев были армянами и русскими, грузины (аджарцы) составляли около 20%. Кроме того, в городе проживали общины греков, турок, евреев, украинцев и поляков.

Молодой батумский пролетариат был весьма восприимчив к революционной агитации. Именно здесь, на ротшильдовском НПЗ, получил «боевое крещение» юный Иосиф Джугашвили (будущий Сталин), организовавший в начале 1902 года двухмесячную массовую забастовку. Администрация, сначала сделавшая значительные уступки рабочим, затем прибегла к услугам полиции, жестоко подавившей стачечные выступления, что привело к значительным жертвам: 15 человек были убиты, 54 — ранены. Впоследствии великий писатель Михаил Булгаков посвятил этим событиям пьесу «Батум», которая в советское время была запрещена к постановке.

Несмотря на активный протестный бэкграунд, после Октябрьской революции, когда заполыхала вся бывшая Российская империя, в Батуми политические трансформации прошли относительно спокойно. В мае 1918 года было провозглашено независимое государство — Грузинская Демократическая Республика (Батумская область вошла в его состав), а спустя три месяца город заняли англичане, которых, в первую очередь, интересовал контроль над портом, нефтехранилищами и НПЗ. 

За 30 месяцев оккупации англичане вывезли через Батуми около 2 млн тонн нефти и нефтепродуктов (керосина, бензина и мазута), то есть, практически весь объем нефтеэкспорта с территории упраздненной империи. Полученное горючее использовала, в основном, английская военно-морская эскадра, дислоцировавшаяся в Черном и Средиземном морях, от Одессы до Гибралтара — так, более 80% мазута, отгруженного в Батуми, поступило в распоряжение британского Адмиралтейства. Отметим, что вывезенная продукция не реквизировалась, а закупалась, правда, на четверть дешевле цен мирового рынка (англичане объясняли столь существенную скидку затратами на оккупацию). 

«Не корысти ради»

В феврале 1921 года, после падения Грузинской Демократической Республики, англичане спешно эвакуировались из Батуми, и их место тут же заняли новые оккупанты — турки. Впрочем, вскоре янычарам пришлось уйти — в город вступили части 9-й и 18-й дивизий Кавказского фронта Красной армии. Турецкий план аннексии Батумской области (Лазистана) провалился, хотя бóльшую часть территорий, утраченных в 1878 году после «Сан-Стефанского поражения», туркам удалось вернуть: большевики отдали настырным соседям обширную Карсскую область с городами Карс, Ардаган, Ольты, Кагызман и Сарыкамыш, Артвинский округ (южную Аджарию), Сурмалинский уезд бывшей Эриванской губернии, а в придачу еще и 8,5 тонн золота.

Так начался советский этап в истории Батуми, ставшего столицей Аджарской автономной республики («красных субтропиков») в составе Грузинской ССР. 

Захиревшее нефтяное хозяйство восстанавливалось ударными темпами: например, первая «послевоенная» партия керосина поступила по трубопроводу Баку — Батуми уже в мае 1921 года. Вслед за этим была приведена в порядок складская и береговая инфраструктура, чему весьма способствовали предусмотренные «Новой экономической политикой» (НЭП) рыночные механизмы. 

В 1926 году батумский нефтяной кластер получил серьезные иностранные инвестиции — в рамках концессионного процесса Советское правительство подписало с рокфеллеровской Standard Oil Company of New York (Socony Vacuum) договор по строительству нового Батумского НПЗ. В кратчайшие сроки, всего за полгода, на северной окраине Батуми был построен крупнотоннажный завод, вся продукция которого направлялась на экспорт, в основном, на восток — в Индию, Китай, Голландскую Ост-Индию (Индонезию), Японию и другие страны Азиатско-Тихоокеанского региона.

Рабочий поселок НПЗ, который местные жители назвали Бензе (что-то вроде «Бензинка») расположился недалеко от знаменитого Батумского ботанического сада, близ села Мцване-Концхи (Зеленый мыс). Интересно, что именно здесь Илья Ильф и Евгений Петров поселили одного из героев своего бессмертного романа «Двенадцать стульев» — инженера-нефтяника Брунса, после долгих уговоров («Не корысти ради, а токмо волею пославшей мя жены») продавшего незадачливому искателю бриллиантов отцу Федору гостиный гарнитур генеральши Поповой.

Островок стабильности

Почти полвека Батуми, помимо славы колоритного субтропического города-курорта и статуса «самого мокрого места в СССР» (среднегодовой уровень осадков — около 2500 мм), являлся крупнейшей нефтяной гаванью Советского Союза. В конце 60-х годов, когда резко выросли экспортные поставки волго-уральской и западно-сибирской нефти, Батуми, изобиловавший пышными пальмами, «нефтяную» пальму первенства утратил. К моменту распада Союза в рейтинге крупнейших нефтепортов страны Батуми был всего лишь седьмым, уступая Новороссийску, Вентспилсу, Одессе, Туапсе, Клайпеде и Баку (десятку замыкали Находка, Красноводск и Ленинград).

В «лихие девяностые» на фоне полного упадка грузинской экономики Батумский нефтяной терминал (БНТ) оставался «островком стабильности». Тем не менее, трудности были, причем носили они вполне объективный характер. Так, в 1996 году был переведен в реверсный режим трубопровод Новороссийск — Баку, в связи с чем Батумский терминал потерял часть ресурса. В 1999 году, с пуском нефтепровода Баку — Супса, БНТ лишился еще более значительного объема грузооборота. В 2006 году терминал испытал самый мощный экономический удар — был запущен в эксплуатацию стратегический трубопровод Баку — Тбилиси — Джейхан, принявший основные объемы азербайджанской экспортной нефти (см. материал «Контракт века»).

Конкурентная среда

В 2008 году Батумский нефтяной терминал приобрела «КазТрансОйл», дочерняя компания казахского государственного холдинга «КазМунайГаз». После реконструкции, потребовавшей существенных капиталовложений, БНТ стал современным логистическим комплексом, который обеспечивает перевалку, транспортировку, экспедирование и куплю-продажу сырой нефти и 22 видов (!) нефтепродуктов, поставляемых из Казахстана, Азербайджана и Туркменистана. Нефть с восточного побережья Каспия доставляется по мультимодальной схеме — сначала на танкерах и железнодорожных паромах из казахстанского Актау и туркменской Аладжи в Баку, а оттуда в Батуми по старой доброй Закавказской железной дороге, которая в августе отметит свое 150-летие.

Хозяйство у БНТ очень обширное: территория — 85 гектаров, 3 промплощадки («Основная», «Капрешуми» и «Холодная Слобода»), 5 резервуарных парков с сегрегированным хранением общим объемом 600 тыс. кубометров, 7 сливных железнодорожных эстакад на 200 вагонов-цистерн, нефтеналивной комплекс из трех причалов и выносного причального устройства (глубины — от 8 до 14 метров, максимальный дедвейт танкеров — до 140 тыс. тонн), лаборатория контроля качества и котельная для производства пара и подогрева переваливаемых нефтепродуктов.

Кроме того, здесь имеется единственный в Грузии терминал для перевалки и экспорта сжиженного газа (резервуарный парк объемом 5 тыс. кубометров и эстакада на 14 вагонов-цистерн), а также перевалочный комплекс «Нефтебаза» для импорта светлых нефтепродуктов (20 резервуаров общей емкостью 46 тыс. кубометров, наливная железнодорожная эстакада на 10 вагонов-цистерн и 5 наливных установок для автоцистерн).

БНТ работает в условиях жесткой конкуренции — совсем рядом расположены нефтеэкспортные терминалы Супса (принадлежит ВР), Кулеви (SOCAR) и Поти (Maersk). В нынешнем году планируется пуск в эксплуатацию глубоководного порта Анаклиа в устье реки Ингури (глубина у кромки причала — 20 метров). Тем не менее, благодаря гибкой технологической схеме, отлаженной логистике и мощной ресурсной базе (добыча нефти в Казахстане постоянно растет) Батумский терминал весьма востребован и эффективен.

Увы, этого нельзя сказать про Батумский НПЗ. Некогда крупный завод, единственное в Грузии нефтеперерабатывающее предприятие, в 90-е годы был вынужден перейти на малотоннажное производство, а затем вообще остановился. В 2010 году Грузинский фонд имущества продал завод турецкой компании Batumi Petroleum с обязательством сохранить профиль предприятия и реанимировать нефтепереработку. Этого не произошло — основное оборудование завода до сих пор законсервировано, используются лишь энергетические мощности, склады, вспомогательные помещения, резервуарный парк и наливные эстакады. А жители рабочего поселка Бензе больше гордятся не прошлыми производственными успехами и трудовыми традициями, а видными деятелями шоу-бизнеса Константином и Валерием Меладзе, которые здесь родились, выросли, закончили школу и увлеклись популярной музыкой.

Григорий Волчек