Долг памяти

Сегодняшний рассказ посвящен замечательным российским/советским нефтяникам, чьи выдающиеся заслуги и достижения по идеологическим и иным причинам многие годы несправедливо замалчивались или умалялись.

Начальник разведки

Николай Тихонович (1872–1952) — уроженец Харькова, выпускник естественного отделения Харьковского университета. После окончания вуза Николай Николаевич стажировался в Московском университете (у великого академика Вернадского) и в Университете Женевы. Став в 1904 году сотрудником Геологического комитета, Тихонович сосредоточился, в основном, на геологоразведке нефтеносных участков Сахалина и Урало-Эмбинского района. Во время Гражданской войны ученый, исследуя недра северного и центрального Казахстана, открыл крупное месторождение бурого угля в Баян-Аульском районе (ныне — территория Павлодарской области). 

Николай Тихонович

В 1920 году Тихонович был назначен председателем Комитета промышленной разведки при Горном отделе ВСНХ, и в этом качестве  организовал в различных регионах страны филиалы всесоюзного треста «Центрпромразведка». Впоследствии полномочия ученого как фактического руководителя советской поисковой геологии расширились — будучи заместителем директора Геологического комитета СССР, Тихонович возглавлял Комиссию по запасам полезных ископаемых и учетно-экономический отдел, обобщавший сводные данные о минеральных ресурсах страны. Организованные ученым экспедиции открыли Гудермесское нефтяное месторождение в Грозненском округе, бокситное — в Тихвинском районе (Ленинградская область), угольное и платино-никелевое — в Норильске, калийное — в Соликамске, радиевое — в Тюя-Муюне (Ошская область Киргизии), и ряд других.

В конце 1928 года Тихонович был арестован, а затем осужден на 10 лет за «шпионаж» и отправлен в УхтПечЛаг (Коми АССР). Еще сидя в камере Бутырской следственной тюрьмы, ученый составил план работы Ухтинской геологической экспедиции ОГПУ, которую затем возглавил в качестве научного руководителя. За 10 лет работы в Коми экспедиция Тихоновича открыла десятки месторождений нефти, газа, радия, каменного угля, горючих сланцев, титановой руды и строительных материалов, оценила их запасы и подготовила проекты разработки и промышленной эксплуатации. На основе полученных данных была составлена детальная геологическая карта и схема тектоники Тимано-Печорского региона. 

В 1939 году, по завершению срока заключения, Тихонович вернулся в Москву и поступил на работу в Московский геологоразведочный трест, где руководил лабораторией по изучению глубинной тектоники Русской платформы. Параллельно ученый, получивший давно заслуженную степень доктора геолого-минералогических наук, читал курс геотектоники в Московском нефтяном институте. 

Первооткрыватель Яреги

Иван Стрижов (1872–1953) после окончания Московского университета более тридцати лет проработал «в поле» — на предприятиях горнорудной и нефтяной промышленности сначала на Среднем Урале, а затем на Кавказе (Терское горнопромышленное акционерное общество, грозненские и бакинские промыслы). Накопленный богатейший опыт позволил Стрижову в 1926 году возглавить Научно-технический совет нефтяной промышленности ВСНХ СССР, то есть, по сути, стать «научным руководителем» всей советской нефтянки.

Иван Стрижов

Увы, на этом важнейшем посту Иван Николаевич проработал недолго — в 1929 году он был арестован по так называемому «делу нефтяной секции Промпартии», осужден на десять лет и сослан в УхтПечЛаг (Коми АССР). Вскоре геологическая экспедиция под руководством Стрижова открыла в Ухтинском районе огромное Ярегское месторождение тяжелой (битуминозной) нефти с геологическими запасами более 130 млн тонн. В 1935 году началась эксплуатация месторождения стандартным скважинным способом, а с 1939-го — шахтным, что сделало Ярегу уникальным для советской и мировой нефтянки промыслом. При этом, кроме нефти, в ярегском кварцевом песчанике содержится ценная лейкоксеновая руда, являющаяся сырьем для производства «крылатого металла» — титана.

Вторую половину своего лагерного срока Стрижов провел в Восточной Сибири, в Канско-Тасеевской нефтеразведочной экспедиции. Вернувшись в Москву, Стрижов был назначен профессором кафедры транспорта и хранения нефти Московского нефтяного института имени И. М. Губкина. 

В послевоенные годы Иван Николаевич в этом же вузе возглавлял кафедру добычи, транспортировки и переработки углеводородных газов, став главным теоретиком и воспитателем инженерных кадров для газовой промышленности, которая в тот период начала формироваться в качестве самостоятельной отрасли советской экономики. 

Специалист по Кавказу, Средней Азии и Поволжью

Выпускник Петербургского горного института Казимир Калицкий (1873–1941) со студенческих времен специализировался на нефтяной геологии, став крупнейшим в стране специалистом по геологии основных нефтегазоносных районов страны — Апшерона, Северного Кавказа (Грозный, Майкоп, Дагестан), Средней Азии (Узбекистан, Туркмения) и Поволжья.

Казимир Калицкий

Казимир Петрович около 40 лет проработал в Геологическом комитете и его правопреемнике — Нефтяном геологоразведочном институте. Он организовал десятки геологических экспедиций, разработал метод структурных карт для разведки и эксплуатации нефтегазовых месторождений, обосновал гипотезу генезиса нефти, подготовил учебный курс и вузовский учебник «Геология нефти» (первое подобное издание на русском языке).

В 1938 году Калицкий был в арестован «за участие в троцкистской организации»и осужден по «делу о вредительстве в нефтяной промышленности»; направлен отбывать срок в УхтПечЛаг — сначала в Воркуту, а затем в Ухту. Перед самой войной он был досрочно освобожден «за высокие показатели в труде», вернулся в родной Ленинград, но первую блокадную зиму не пережил.

Защитник «цитадели капитализма»

Выдающийся горный инженер Павел Пальчинский (1875–1929) смолоду был политически активен, что ярко проявилось после Февральской революции 1917 года: Павел Иоакимович возглавил Комитет военно-технической помощи и был назначен товарищем (заместителем) министра торговли и промышленности и главным уполномоченным Временного правительства по снабжению фронта и тыла топливом и металлами. Затем некоторое время был генерал-губернатором Петрограда, организовывал инженерную защиту города в условиях германского наступления. 

Павел Пальчинский

В ключевой момент Октябрьской революции — 25 октября (7 ноября) 1917 года – был начальником обороны Зимнего дворца. После штурма «цитадели капитализма» был арестован и четыре месяца просидел в Петропавловской крепости. Затем арестовывался еще трижды – в 1918, 1919 и 1922 годах — как «видный заложник». На фоне регулярных допросов и арестов не прекращал активную научно-практическую и образовательную деятельность: был председателем Русского технического общества, формировал экспедиции по разведке месторождений горючих сланцев, организовал научно-исследовательский институт по недропользованию, издавал геологический журнал «Поверхность и недра», был профессором в своей alma mater — Петроградском горном институте, где читал комплексный геолого-экономический курс по природным газам и горючим смолам, входил в состав Центрального совета экспертов и Научно-технического совета ВСНХ, был постоянным консультантом Госплана по топливу, металлургии и энергетике, участвовал в составлении плана ГОЭЛРО. 

В 1922 году во время высылки видных представителей интеллигенции отказался уехать за границу, объяснив свою позицию так: «Мы должны хранить и укреплять наше хозяйственное и культурное наследие. Это долг всей интеллигенции, еще не убитой и не расстрелянной большевиками. Мы должны помогать им и искренне, всеми силами стремиться к восстановлению страны теперь, когда они решили покончить с разрушениями и перейти к положительной работе». 

В апреле 1928 года был вновь арестован, обвинен в «участии в тайной антисоветской организации» и через год по приговору внесудебной инстанции — коллегии ОГПУ — расстрелян по обвинению во «вредительстве и руководстве заговором». В 1956 году посмертно реабилитирован.

Ученый с мировой известностью

Дмитрий Мушкетов (1882–1938) — выходец из славной научной семьи: его отец был знаменитым географом и путешественником, а дядя — директором Горного института, старейшего технического вуза России. Логично, что именно этот вуз окончил Мушкетов (а спустя 11 лет возглавил).

Дмитрий Мушкетов

Дмитрий Иванович специализировался на региональной геологии и тектонике, предметно занимался геологическим изучением Донбасса, Кавказа, Средней Азии, Восточной Сибири и Дальнего Востока. Мушкетов — основоположник систематического геологического картографирования этих регионов. 

Свободно владея немецким, французским и английским языками, Дмитрий Иванович был членом геологических и географических обществ Германии, Бельгии, Франции, Англии, Китая и США. Ученый пользовался мировой известностью и огромным авторитетом среди геологов, принимал участие в трех международных геологических конгрессах (в Брюсселе, Мадриде и Претории), способствовал избранию Москвы местом проведения очередного, 17-го конгресса и стал председателем его оргкомитета.

В 1937 году ученый был арестован по ложному обвинению в «создании контрреволюционной террористической группы и совершении вредительских актов», а затем осужден и расстрелян. В 1956 году посмертно реабилитирован.

Куратор отрасли

Александр Серебровский (1884–1938) примкнул к революционному движению в ранней молодости. При этом он не забывал и про образование — будучи в эмиграции в Бельгии, окончил там Высшее техническое училище. Во время Гражданской войны Серебровский занимался, в основном, снабжением Красной армии. 

Александр Серебровский

В 1920 году началась «нефтяная» биография Александра Павловича — он возглавил крупнейший в стране нефтедобывающий и нефтеперерабатывающий трест «Азнефть» и внес большой вклад в восстановление и развитие бакинских промыслов и НПЗ. В 1926 году Серебровский возглавил Нефтесиндикат СССР, обеспечивавший экспортные поставки советских нефтепродуктов. «Отвлекшись» на руководство Главзолотом, в 1932 году Александр Павлович вернулся в нефтянку в качестве куратора отрасли с позиции заместителя наркома (министра) тяжелой промышленности СССР. 

Это было важнейшее для индустрии время: после открытия большой башкирской нефти бурно развивался Ишимбайско-Уфимский нефтяной кластер, вводились в эксплуатацию новые месторождения на Северном Кавказе и Сахалине, в Средней Азии и Крыму, возводились сверхдальние (по меркам того времени) магистральные нефтепроводы.

Увы, в 1937 году Серебровский был арестован по ложному обвинению в «контрреволюционной деятельности», а затем осужден и расстрелян как «враг народа». В 1956 году посмертно реабилитирован. 

***

О Владимире Ипатьеве: «Генерал и джентльмен», о Павле Преображенском:«Человек эпохи великих геологических открытий», об Антоне Булгакове материал будет опубликован в ближайшее время.

Григорий Волчек