Западно-сибирский пантеон

В предыдущем материале «Немного печальная история», рассказывая об «эпохе великих геологических открытий» в Западной Сибири, я подчеркнул особую роль в геологическом изучении главного нефтегазодобывающего региона России двух человек — академика Андрея Трофимука и многолетнего руководителя «Главтюменьгеологии» Рауля-Юрия Эрвье.

Коллеги тут же указали мне, что в этом списке «отцов-основателей» Западно-Сибирской нефтегазоносной провинции (ЗСНГК) не хватает еще как минимум семи ключевых фигур. Исправляю это недостаток. 

Первопроходец

Первым из столпов освоения Западной Сибири там, непосредственно «в поле», появился Лев Ровнин. Он родился в 1928 году в узбекском городе Термез близ советско-афганской границы, в семье командира погранзаставы. В июне 1951 года Ровнин окончил геологический факультет Саратовского государственного университет по специальности «Инженер-геолог», и вскоре был направлен за Урал вместе с женой и однокурсницей Лидией.

Начав в августе 1951 года с низовой геологической должности коллектора Иевлевской буровой партии Тюменской нефтеразведочной экспедиции треста «Запсибнефтегеология» (Новосибирск), Ровнин очень быстро стал старшим геологом этой партии, бурившей структурные (неглубокие) скважины недалеко от Тобольска. Через полгода последовала горизонтальная ротация на должность старшего геолога Покровской буровой партии, бурившей глубокие поисковые скважины на Покровском поднятии в 80 км севернее Тюмени. Все четыре пробуренные скважины нефти не обнаружили, но, тем не менее, в марте 1953 года Ровнин совершенно неожиданно совершил вертикальный прыжок сразу через две карьерные ступеньки, заняв должность начальника геологического отдела недавно созданного треста «Тюменьнефтегеология», напрямую подчинявшегося Миннефтепрому СССР. Всего через два месяца карьерные чудеса продолжились — 24-летний Ровнин был назначен главным геологом — заместителем управляющего трестом.

В этот период структура геологоразведки в Западной Сибири была такой: поисковые работы проводились, в основном, на юге Тюменской области, а  опорное бурение — значительно севернее (Ханты-Мансийск, Березово, Леуши, Уват). Ровнин поставил вопрос ребром – на юге ничего нет, надо сконцентрировать все усилия на севере. Как ни странно, к молодому геологу прислушались. Этому весьма помог и тот факт, что в сентябре 1953 года в Березово был получен мощный газовый фонтан — первая в Западной Сибири промышленная залежь углеводородов.

В Тюмени Ровнин проработал 14 лет. В этот период трест стал сначала управлением, а затем главным управлением «Главтюменьгеология», крупнейшей геологической организацией в стране и мире. И открытия были крупнейшими, на грани фантастики — например, Самотлорское, Мамонтовское, Федоровское, Медвежье, Уренгойское и Заполярное месторождения официально отнесены к категории супергигантов, начальные запасы которых исчисляются миллиардами тонн нефти и триллионами кубометров газа. Отметим, что, помимо многотрудной практической геологии и бесконечной управленческой текучки, Ровнин занимался еще и, говоря по-современному, инжинирингом. Так, разработанный и внедренный им способ открытого забоя (без цементирования обсадных труб) до сих пор называют «методом Ровнина».

В 1964 году, когда Шаим, Мегион и Усть-Балык дали первую промышленную нефть, Ровнин получил Ленинскую премию. Через три года, в 1967 году, на фоне грандиозных геологических успехов в ЗСНГК Лев Иванович был переведен в Москву, на должность начальника Главного управления по поискам и разведке нефти и газа Министерства геологии РСФСР. На следующий год, как бы вдогонку, 40-летний Ровнин стал Героем Социалистического Труда (а заодно — и доктором геолого-минералогических наук), а еще через два года — министром геологии РСФСР.

На этой должности Лев Иванович проработал 17 лет, постоянно держа в фокусе внимания Западную Сибирь. После выхода на пенсию Лев Иванович 5 лет работал консультантом Верховного Совета РСФСР, а затем еще 10 — советником председателя правления АО «Росшельф» (на этом посту он, в частности, разработал госпрограмму поиска и разработки месторождений на арктическом шельфе). Кроме того, Ровнин читал лекции по морской геологии в РГУНГ имени И.М. Губкина, создал и возглавил общероссийскую организацию ветеранов — геологов. 

Многолетний союзный министр геологии Евгений Козловский так отозвался о Ровнине: «Я бы на первое место поставил исключительную интеллигентность этого человека, его воспитанность. Я даже больше скажу: в геологии порядочнее человека, чем Ровнин, я не встречал. Еще одна яркая характеристика Ровнина — компетентность: он всегда понимал самую суть предмета».

Умер Лев Иванович Ровнин в 2014 году в возрасте 86 лет. Для практического геолога, прошедшего и тундру, и тайгу, это почти рекорд.  

Быстрицкий в Березове

Александру Быстрицкому, уроженцу Киевской губернии (родился в 1911 году) и выпускнику Днепропетровского горного института, во время войны пришлось сменить профессию — из горного инженера он переквалифицировался в штурмана бомбардировочной авиации. После войны Быстрицкий работал в Молдавии под руководством Рауля-Юрия Эрвье. 

В феврале 1952 года Андрей Григорьевич был направлен на поиски нефти в Западной Сибири. Конкретно, Быстрицкому, назначенному начальником Березовской буровой партии, было поручено провести глубокое опорное (стратиграфическое) бурение для оценки перспектив нового, совершенно неизученного района, в нефтегазоносности которого сомневались многие видные советские геологи.

Первым делом Быстрицкий единолично принял решение перенести первую разведочную скважину на 1,5 км от первоначально запланированной точки бурения. Буровую очень быстро, всего за 2 месяца, смонтировали на окраине поселка Березово, на берегу реки Вогулки, и уже в сентябре начали бурение. Ровно через год, 21 сентября 1953 года, из скважины Р-1 с глубины 1344 метров ударил мощнейший газовый фонтан суточным дебитом 1 млн кубометров. Гул исполинского фонтана был слышен за 30 км от буровой. Это было первое открытие углеводородов в Западной Сибири Так, Березово, ранее известное только тем, что здесь отбывал ссылку Алексашка Меншиков (на эту тему Суриков написал весьма выразительную картину), яркой и значимой страницей вошло в историю освоения нефтегазовых богатств ЗСНГК. 

Экспедиция Быстрицкого продолжила разбуривание Березовской площади, открывая все новые газовые месторождения. В 1958 году Александр Григорьевич стал заместителем Эрвье в управлении «Тюменьнефтегеология» (в дальнейшем — Главное тюменское производственно-геологическое управление, «Главтюменьгеология») и проработал в этой должности 16 лет. Он непосредственно курировал геологоразведку Сургутского, Салымского, Пуровского и Тазовского нефтегазоносных районов, где были открыты месторождения с гигантскими запасами. 

В 1964 году Быстрицкий стал лауреатом престижнейшей Ленинской премии «за научное обоснование перспектив нефтегазоносности Западно-Сибирской низменности и открытие первого в этой провинции Березовского газоносного района».

В 1974 году Быстрицкий вышел на пенсию, но продолжал работать на рядовой должности. Он умер в 1979 году в возрасте 67 лет.

Звездный геолог

Еще одним заместителем Эрвье в «Главтюменьгеологии» был Фарман Салманов, представитель следующего поколения геологов (он ровно на 20 лет младше Быстрицкого). Салманов родился в 1931 году в Шамхорском районе Азербайджана, в 1954 году окончил геологоразведочный факультет Азербайджанского индустриального института и затем 4 года руководил нефтегазоразведочными экспедициями в Кузбассе и Новосибирской области. К концу пятидесятых годов геологическое руководство страны справедливо решило сдвинуть локацию поисков углеводородов далеко на северо-запад — в Среднее Приобье и Надым-Тазовское междуречье. Соответственно, летом 1958 года была создана Сургутская нефтеразведочная экспедиция, начальником которой назначили Салманова.

Менее чем через три года экспедиция добилась первого крупного успеха. 21 марта 1961 года, аккурат в канун Новруза, любимого праздника Салманова, первая разведочная скважина, пробуренная в районе села Мегион, у слияния Меги и Оби, дала нефтяной фонтан с суточным дебитом 200 тонн. Подсчет извлекаемых запасов дал огромную цифру — около 100 млн тонн!

Спустя всего полгода последовало новое яркое открытие — 15 октября 1961 года из скважины, пробуренной возле деревни Усть-Балык, что на берегу протоки Юганская Обь (ныне — окраина города Нефтеюганск), забил нефтяной фонтан с дебитом 300 тонн. Говорят, что Салманов с присущим ему кавказским темпераментом на радостях отправил телеграмму Хрущеву: «Я нашел нефть!». В то суровое время за подобный фокус («личная нескромность», «нарушение субординации», и т.п.) могли выгнать и с работы, и из партии, но Салманову простили — победителей не судят. Возможно, учли и молодость героя — ему едва исполнилось 30 лет.

А победа действительно было полной: спустя год следующая разведочная скважина на Усть-Балыке дала фантастический для Западной Сибири дебит — свыше 800 тонн нефти в сутки! Дискуссии по поводу промышленных перспектив разработки нефтяных ресурсов Среднего Приобья прекратились. Мегион и Усть-Балык быстро покрыли сеткой эксплуатационных скважин, построили нефтесборные пункты, и в мае 1964 года, с началом навигации на Оби, с новых промыслов в Новосибирск ушли первые наливные баржи с западно-сибирской нефтью. 

Одновременно началось проектирование магистрального 1000-километрового трубопровода Усть-Балык — Омск мощностью 50 млн тонн нефти в год. Резерв мощности был нелишним, поскольку пересчет запасов Усть-Балыка увеличил первоначальную оценку втрое — со 100 млн до 300 млн тонн нефти! Когда в 1969 году к усть-балыкской трубе, пущенной в эксплуатацию в конце 1967 года, подключили супергигантский Самотлор, стало ясно, что мощность прокачки надо наращивать как минимум вдвое.

Но вернемся к Салманову. В 1964 году он был назначен начальником Правдинской нефтеразведки и практически сразу же подтвердил свою фартовость (можно сказать и по-другому — профессионализм). В конце того же, 1964, года близ деревни Мушкино (ныне — поселок Пойковский) было открыто очередное крупное нефтяное месторождение — Правдинское. Все как по заказу: первоначальные дебиты — свыше 200 тонн, извлекаемые запасы — около 200 млн тонн. Правдинское месторождение, как и Самотлор, изначально обустраивали масштабно, на большую плановую мощность, с учетом наличия нефтепроводной магистрали (благо от правдинской УППН до усть-балыкской трубы всего 20 км). В 1966 году 35-летний триумфатор стал Героем Социалистического Труда.

В 1970 году Салманов был назначен главным геологом по нефти и газу «Главтюменьгеологии», и сразу же отпраздновал очередной успех — открытие гигантского Федоровского месторождение с начальными дебитами свыше 300 тонн и извлекаемыми запасами около 800 млн тонн (его часто называли «младшим братом Самотлора»). В том же году Фарман Курбанович стал лауреатом Ленинской премии.

Спустя 8 лет, после перевода Рауля-Юрия Эрвье в Москву, Салманов стал начальником «Главтюменьгеологии». Одновременно произошло редчайшее для советской действительности событие — по Центральному телевидению был показан трехсерийный художественный фильм «Стратегия риска», сделанный мэтрами жанра (автор сценария — Рустам Ибрагимбеков, режиссер-постановщик — Александр Прошкин). В образе главного героя фильма, первооткрывателя западно-сибирских месторождений Фарида Аскерова, сыгранного популярным актером Александром Паррой, совершенно четко угадывался реальный прототип — Фарман Салманов. С того момента Салманов стал настоящей медиа-персоной, самым популярным советским геологом.

С 1987 года и до ликвидации союзного правительства в 1991 году Фарман Курбанович работал первым заместителем министра геологии СССР, продолжая курировать геологоразведку в Западной Сибири. Не потерялся Салманов и в новой России, став одним из создателей нефтегазовой компании «Роспан» (в настоящее время входит в состав «Роснефти»), а затем советником руководства независимой газовой компании «Итера». Кроме того, он являлся главным редактором научно-технического журнала «Геология нефти и газа».

Салманов умер в 2007 году в возрасте 75 лет, похоронен в Москве на Ваганьковском кладбище. В память о выдающемся геологе созданы мемориалы в России и Азербайджане, названы улицы, аэропорт, теплоход, школа и крупное газовое месторождение на Гыданском полуострове. Слава Салманова всемирна — в частности, ему присвоены звания почетного гражданина штата Техас (США) и города Цзиньчжоу (Kитай).

Григорий Волчек 

Окончание следует