Западно-сибирский пантеон (Окончание)

Спец по газу

Пока Михаил Шалавин, Фарман Салманов и Владимир Абазаров открывали нефтяные богатства Среднего Приобья, их не менее удачливый коллега Василий Подшибякин, действуя значительно севернее, в суровой заполярной тундре, «специализировался» по газовым гигантам и супер-гигантам.

Подшибякин, крестьянский сын из Тульской губернии, сначала пошел по железнодорожной линии — окончив ремесленное училище на станции Узловая, работал помощником машиниста на железной дороге. Потом, в начале пятидесятых, последовал резкий поворот — учеба в Московском нефтяном институте имени И.М. Губкина, получение специальности горного инженера и распределение на работу в Западную Сибирь. 

Уже через 3 года, в 1958 году, толковый специалист был назначен начальником Нарымской нефтеразведки, исследовавшей север Томской области. В 1959 году нефтеразведку Подшибякина перебазировали в Тюменскую область, на берега средней Оби, и реорганизовали в Нижневартовскую партию Сургутской комплексной экспедиции. За 4 года партия открыла несколько месторождений на подступах к будущему грандиозному Самотлору, после чего Подшибякин был назначен начальником Тазовской нефтегазоразведочной экспедиции. Так в 1963 году Василий Тихонович оказался в Ямало-Ненецком национальном (ныне — автономном) округе, и эта его «командировка» растянулась почти на 35 лет! 

В 1967 году Подшибякин был назначен управляющим Ямало-Ненецким геологоразведочным трестом, в 1971 году — начальником Уренгойской нефтегазоразведочной экспедиции. В 1976 году трест восстановили, придав ему более высокий статус. Соответственно, Василий Тихонович был назначен начальником производственного геологического объединения «Ямалнефтегазгеология», подчинявшегося главку «Главтюменьгеология», которым руководил легендарный Рауль-Юрий Эрвье (см. материал «Немного печальная история»). 

Вскоре Эрвье был отправлен на повышение в Москву, такой же путь проделал и сменивший его Салманов, а Василий Тихонович продолжал работать в ЯНАО, бессменно руководя геологическим объединением в течение 21 года,  вплоть до самой смерти. 

Трудовой путь Подшибякина внушает глубокое уважение, но гораздо более яркие эмоции, граничащие с эйфорией, вызывает список открытий, сделанных под руководством Василия Тихоновича. Достаточно сказать, что в списке 10 крупнейших газовых месторождений 4 открыты людьми Подшибякина — Уренгойское, Ямбургское, Бованенсковское и Заполярное.

Общий список подшибякинских «трофеев» в Ямало-Ненецком округе насчитывает 36 газовых месторождений. Помимо вышеперечисленных супер-гигантов, это еще и «просто» гиганты — Тазовское, Тамбейское, Медвежье, Новопортовское. Совокупные запасы этих газовых монстров исчисляются десятками триллионов кубометров природного газа. Сегодня это — основная сырьевая база «Газпрома», дающая около 90 процентов общероссийской добычи газа. 

Немудрено, что в 1970 года Подшибякин в составе целой плеяды блестящих геологов и разработчиков (В. А. Абазаров, Г. П. Богомяков, Л. Н. Кабаев, К. В. Кавалеров, С. А. Оруджев, Ф. К. Салманов, В. В. Соболевский, А. Д. Сторожев, Ю. Б. Фаин, В. Ю. Филановский и ряд других) стал лауреатом Ленинской премии «за открытие крупных и уникальных месторождений природного газа в северных районах Западной Сибири, эффективную разведку и подготовку промышленных запасов». В 1981 году Василию Тихоновичу было присвоено звание Героя Социалистического Труда. 

Подшибякин умер в 1997 году, немного не дотянув до своего 70-летия. Похоронен в Тюмени на Червишевском кладбище, у главного входа, недалеко от могилы Эрвье.

Главный добычник

От геологов пора перейти к добычникам. Конечно же, главный добычник периода наиболее интенсивного освоения нефтегазовых богатств Западной Сибири — Виктор Муравленко.

Муравленко — южанин: он родился в 1912 году в казачьей станице Незамаевская на Кубани, окончил Грозненский нефтяной институт по специальности «Инженер по бурению нефтяных и газовых скважин». После окончания вуза Виктор Иванович работал на нефтепромыслах Чечено-Ингушетии, Куйбышевской области и Сахалина (в военные годы трудился на дальневосточном острове). 

Пройдя в разных регионах страны хорошую школу профессионального мастерства, в 1949 году Муравленко, к тому времени уже зрелый и опытный специалист, возглавил трест «Ставропольнефть», наряду с нефтедобычей активно развивавший газовую тематику. Затем Виктор Иванович был назначен руководителем более крупного добывающего подразделения (третьего в стране по объему добычи) — объединения «Куйбышевнефть», осваивавшего крупное Мухановское месторождение с балансовыми запасами около 300 млн тонн нефти.

После 10 лет успешной работы в Куйбышевской области (ныне — Самарская), ставшей основной сырьевой базой для легендарного экспортного нефтепровода «Дружба», в сентябре 1965 года Муравленко был переведен на «направление главного удара» — руководителем только что созданного Главного тюменского производственного управления по нефтяной и газовой промышленности, «Главтюменнефтегаза».

В этой должности Муравленко проработал около 12 лет, вплоть до своей безвременной кончины в 1977 году в возрасте 64 лет. Чтобы понять масштаб сделанного за этот период, приведу несколько цифр. В 1965 году в Западной Сибири был добыт 1 млн тонн нефти с трех месторождений — Шаим, Мегион и Усть-Балык. По итогам 1977 года «Главтюменнефтегаз» добыл 211 млн тонн нефти с 28 нефтяных месторождений, включая супергигантский Самотлор. При этом в главке работало около четверти миллиона человек.

А вот еще один «штрих к портрету» Муравленко. Однажды ему позвонил советский премьер Алексей Косыгин:

— Виктор, надо дать сверх плана 3 миллиона тонн нефти. Сможешь?

— Попробую. А что случилось?

— Да с хлебушком у нас плохо. Очень нужны дополнительные закупки и, стало быть, дополнительная валюта…

Тут важно отметить и еще такой момент — председатель правительства позвонил не своему заместителю, не отраслевому министру, а напрямую Виктору Ивановичу.

Естественно, партия и правительство не скупились на награды для Муравленко — он стал лауреатом Ленинской премии «за разработку метода форсированного отбора нефти из скважин» (потом к ней добавилась еще и Государственная премия), Героем Социалистического Труда, кавалером четырех орденов Ленина и ордена Октябрьской Революции. После смерти Муравленко был увековечен очень масштабно, как никакой другой промышленный руководитель Советского Союза того периода: его именем был назван новый город в Ямало-Ненецком округе (сейчас там живет более 30 тысяч человек), крупный НИИ «ГИПРОтюменнефтегаз», месторождение, школа, две улицы, горный перевал, буровое судно и самолет. Только в Тюмени Муравленко посвящены памятник и сразу 6 (!) мемориальных досок. В Тюменской области ежегодно присуждается премия имени Муравленко, а в РГУНГ имени И.М. Губкина отличники учебы получают Муравленковские гранты. Кроме того, год назад именем Виктора Муравленко назван аэропорт Нижневартовска. 

В отраслевом сообществе хорошо известен младший сын Муравленко — Сергей, недавно отметивший свое 70-летие. В 1993 году он, будучи генеральным директором производственного объединения «Юганскнефтегаз», стал одним из создателей и первым руководителем нефтяной компании ЮКОС, которая позднее стала крупнейшей в России. Затем Муравленко-младший неоднократно избирался депутатом Государственной Думы РФ.

От моря до моря

Почти десять лет первым заместителем Муравленко в «Главтюменьнефтегазе» был Феликс Аржанов. Он родился в 1927 году в украинском Каменец-Подольске, войну встретил в Харькове, вместе с рабочими ХТЗ был эвакуирован в Нижний Тагил, на «Уралвагонзавод», где собирал легендарные танки Т-34. Потом Аржанов записался добровольцем в школу юнг в Соломбале (Архангельская область), где учился вместе со знаменитым писателем Валентином Пикулем. После окончания школы военмор Аржанов 7 лет служил на кораблях Северного флота — эскадренном миноносце и минном тральщике. 

«Нефтяная» биография Аржанова началась только в 1951 году, с поступления на нефтепромышленный факультет Куйбышевского индустриального института. После окончания вуза в 1956 году Аржанов работал в производственном объединения «Куйбышевнефть» под руководством Муравленко. 

После перехода в «Главтюменнефтегаз» Муравленко пригласил в Тюмень и Аржанова. Феликс Григорьевич 3 года проработал главным инженером НГДУ «Юганскнефть» (осваивал Усть-Балык, строил Нефтеюганск), а потом пошел на повышение в «Главтюменнефтегаз».

После смерти Муравленко Аржанов 3 года руководил главком, а затем был снят с работы по инициативе первого секретаря Тюменского обкома КПСС Геннадия Богомякова (к работе Аржанова претензий не было; скорее всего, сработали некие личные мотивы). Феликс Григорьевич уехал на родину Муравленко — на Кубань, где стал главным инженером научно-производственного объединения «Союзтермнефть». Вскоре Аржанов был существенно повышен в должности — назначен генеральным директором СП «ВьетСовПетро» (Вунгтау, Вьетнам). 

На новом месте Аржанов развернул кипучую деятельность: бывший военный моряк, он любил и чувствовал морскую стихию, и поэтому с большим удовольствием занялся новым для себя и для всей советской нефтянки делом — установкой первых офшорных добывающих платформ на месторождении «Белый Тигр», на океанических глубинах. 

«ВьетСовПетро» Аржанов возглавлял около десяти лет, выведя предприятие на совершенно новый качественный уровень. Сегодня СП по-прежнему работает; госдолей в нем владеет «Зарубежнефть», самое прибыльное госпредприятие в России.

После окончания длительной загранкомандировки Аржанов вернулся в НПО «Союзтермнефть» на должность генерального директора. К сожалению, долго проработать здесь Феликсу Григорьевичу не удалось — в начале 1994 года он умер в возрасте 66 лет. Похоронен Аржанов в Краснодаре.

Скромный «технарь» Аржанов по сравнению, скажем, с Муравленко и Эрвье, имел сравнительно мало регалий, но, тем не менее, наградами обделен не был. Например, в 1976 году Аржанов стал лауреатом Ленинской премии «за перевооружение нефтедобывающего производства на основе новых научно-технических решений и комплексной автоматизации» (в престижной группе награжденных были также министр нефтяной промышленности СССР Валентин Шашин и его заместитель по экономике, ныне председатель Совета директоров ЛУКОЙЛа Валерий Грайфер). Имелись у Аржанова и боевые награды — в частности, военно-морская медаль Ушакова. Именем Феликса Григорьевича названо месторождение и две улицы — в Нефтеюганске и Тюмени. 

Младший сын Аржанова, Михаил, пошел по стопам отца, некоторое время занимав бывшую отцовскую должность — главного инженера «Юганскнефтегаза».

Строитель и ликвидатор

Недавно мы стали свидетелями интересного культурологического феномена — Борис Щербина, ранее известный в сравнительно узких профессиональных кругах, спустя почти 30 лет после своей смерти неожиданно обрел поистине всемирную славу. Сработала «волшебная сила искусства»: в замечательном сериале «Чернобыль» Щербину — одного из двух главных положительных героев — талантливо сыграл известный шведский актер Стеллан Скарсгард.

Действительно, Борис Евдокимович Щербина — человек незаурядный. Он родился в 1919 году в Дебальцево, на Донбассе, окончил Харьковский институт инженеров железнодорожного транспорта, принимал участие в советско-финской войне, во время Великой Отечественной войны работал в службе военных сообщений (ВОСО; организация войсковых железнодорожных перевозок). Осенью 1943 года, после освобождения Харькова от немецкой оккупации, возглавлял областной комитет комсомола, а затем был переведен на партийную работу, где вырос до руководителя Харьковского горкома КПСС.

В 1951 году начался сибирский — самый длительный — этап трудовой биографии Щербины. В течение 10 лет Борис Евдокимович работал в Иркутской области в должности секретаря обкома КПСС, отвечавшего за строительство крупнейших промышленных объектов — Иркутской и Братской ГЭС, а также Ангарского нефтехимического комбината. 

Из Восточной Сибири Щербина был переведен в Западную, где возглавил Тюменский обком партии — «политотдел» Западно-Сибирского нефтегазового комплекса. Этот пост Щербина занимал 12 лет, после чего еще 11 лет работал министром строительства предприятий нефтяной и газовой промышленности СССР. Венцом карьеры Бориса Евдокимовича стала должность заместителя председателя Совета Министров СССР, курирующего весь советский ТЭК — геологию, электроэнергетику, нефтегазовую и угольную промышленность, Госгортехнадзор и Госатомэнергонадзор. 

Именно кураторство надзора за атомной энергетикой в апреле 1986 года привело Щербину на пост председателя правительственной комиссии по ликвидации последствий тяжелейшей аварии на Чернобыльской АЭС. Спустя 2,5 года Бориса Евдокимовича снова направили на место огромной человеческой трагедии — он возглавил комиссию по ликвидации последствий землетрясения в Армении. Эти последствия были поистине ужасными — погибли 25 тысяч человек, ранены — 140 тысяч, остались без крова — 514 тысяч (от стихии пострадали 21 город и 350 сел, 58 из которых были разрушены полностью). 

В июне 1989 года Щербина вышел на пенсию, но, увы, «без галстука» прожил всего год — сказалась полученная в Чернобыле стабильная доза радиации. Борис Евдокимович умер в августе 1990 года в возрасте 70 лет, похоронен на Новодевичьем кладбище. 

При жизни Щербина награждался довольно щедро — он стал Героем Социалистического Труда (1983 год; за успешное строительство в условиях американских санкций магистрального экспортного газопровода «Уренгой — Помары — Ужгород»), кавалером четырех орденов Ленина, двух орденов Трудового Красного Знамени, ордена Октябрьской Революции и многих медалей. После смерти Борис Евдокимович тоже увековечен достойно — его имя носят улицы в Ханты-Мансийске, Тюмени и армянском Гюмри (бывшем Ленинакане); в Тюмени и Гюмри установлены памятники. 

Григорий Волчек