Выигран бой, но пока не сражение

6 февраля рынок нефти отошел от опаснейшей черты. Прекращен его пятидневно-ускоренный обвал, которому предшествовал постепенный январский спад до худших уровней 2018-го… Но, наконец, на 98 центов, или до планки 56,26 долл за баррель, вырос бенчмарковый Brent. До 51,83 долл поднялся WTI, повысив котировку на 2,1%. Но цифровой фон – еще не все. Не менее важно, что намеченная на март встреча министров ОПЕК+ может состояться, успокаивая углеводородное сообщество, не весной, а уже в феврале. Эти и другие обнадеживающие сдвиги стали явью не сами по себе. В Вене сработало, хотя и не без взаимных споров, такое звено механизма ОПЕК+, как сессия его Технического комитета. Вслед за телефонной беседой Владимира Путина с саудовским королем эксперты России и «королевства пустынь», а также Алжира, Ирака, Казахстана, Кувейта, Нигерии и ОАЭ, бросили вызов главной – для мировой энергетики – угрозе наших дней. Это вспышка «коронавируса», которая и тормозит глобальную экономику, грозя спадом потребности в энергии… Нельзя, правда, сказать, что заседание было единодушным. Но полностью согласились в одном: следование уже действующим лимитам на добычу необходимо всем. Однако урезать ее еще сильнее (по мнению Эр-Рияда – на 600 тыс. баррелей в сутки) Москва пока еще не готова. По словам министра Александра Новака, это было бы преждевременным – надо глубже оценить влияние «коронавируса» на ТЭК. Но осторожность России – это не «заведение процесса в тупик», как отозвались записные критики. На деле в рядах ОПЕК+ согласия больше, чем расхождений. Так, общими силами экспертов определено, что снижение спроса на нефть по планете может составить от 130 до 200 тыс. баррелей ежесуточно… В целом, однако, итоги недели напоминают скорее тактический успех в коротком встречном бою. Что же касается сражения за стабилизацию рынка, то оно пока еще не выиграно. Более того, в длительном плане куда более сильная угроза сгущается уже не над нефтью, а над газом. В первую очередь, над американским сланцем с его неприлично-высокими (вопреки всем технологическим новшествам) издержками добычи и доставки. 

На смену обвалу жидких углеводородов — газовый Армагеддон

«Американские экспортеры природного газа лишаются зарубежных рынков, уверены аналитики Bank of America. Европейские газохранилища, — справедливо отмечает РИА Новости, — переполнены из-за аномально теплой погоды, а вспышка «коронавируса» в Китае обернулась замедлением промышленного производства и снижением потребности в энергоносителях. Причин для повышения цен на газ нет, так что заокеанских производителей (слишком дорогостоящего — Авт.) СПГ ждет неминуемый коллапс».

Трудно себе представить менее благоприятное для американского ТЭК стечение условий, чем нынешняя ситуация на рынке «голубого топлива», будь то сжиженного или трубопроводного, если у этого топлива — высокая себестоимость. Так, Евросоюз, с осени готовившийся к остановке транзита через Днепр, запасся горючим впрок. И это для экспортеров в США — первый «минус». Второй — в том, что холода в Старом Свете так и не наступили, и расходуются запасы горючего умеренно, так что импортный СПГ просто не нужен. Третий «минус» для американцев — на крупнейшем в мире азиатском рынке. Напрасно в Штатах надеялись, что Пекин, пообещав в ходе «Первой фазы» торговой сделки с США закупить за два года американского топлива на 50 млрд долл, — сразу же начнет это делать. Китай поражен эпидемией, сбившей спрос на углеводороды. А тут еще и «Сила Сибири», сделавшая техасский СПГ неконкурентоспособным в КНР. Разве что политкорректность (временное примирение Пекина с Белым домом) может привести к разгрузке в Поднебесной немногих танкеров под звездно-полосатым и иными флагами. 

Названного списка коммерческих факторов, ставших катастрофичными для сланцевиков, хватило бы для разорения или как минимум замедления половины газового ТЭК в США. Но нависли еще и экологические лимиты. Идет пересмотр свода правил ЕС для промышленного, транспортного и коммунального секторов, связанных с «голубым топливом». «Мы отойдем от долгосрочных контрактов на поставку газа, ибо в нынешних условиях они мешают Европе достичь цели по снижению выбросов СО2 к 2050 году до нуля», — заявил Клаус-Дитер Борхардт, замглавы Генеральной дирекции по энергетике в Еврокомиссии, на континентальном газовом форуме. Между тем больше всего сделок на ввоз СПГ в Старый Свет заключается как раз на долговременной основе! Понятно, что, как пишет обозреватель Александр Лесных, «теперь все эти контракты — под угрозой отмены». Поставщики топлива на рынок ЕС будут проверяться на густоту выбросов углекислого газа «по всей цепочке поставок, учитывая в том числе утечки метана и сжигание газа в факелах в странах добычи». Для американцев это сравнимо с судебным приговором. Ибо они бессмысленно сжигают астрономические — не поддающиеся описанию объемы сырья. Как отмечает Rystad, только на двух крупных сланцевых месторождениях Марселус и Баккен разорительно сгорает в пламени над скважинами больше газа, чем потребляют такие страны, как Венгрия, Израиль, Азербайджан, Колумбия и Румыния. В одном только бассейне Permian потери такого рода сравнимы с выхлопами от двух миллионов автомобилей. Да это самый настоящий апокалипсис!

 В общем, горькое словцо «Газмагеддон», заменившее в СМИ привычный «Армагеддон», гуляет по газетным полосам не случайно. Столкнувшись с убыточностью экспорта, подытоживает РИА Новости, газодобытчики в США вынуждены будут сбывать топливо, главным образом, на территории самих же Штатов, что обвалит цены. А ведь уже ныне цены на газ в Америке упали до 1,8 долл за MMBtu (миллион британских топливных единиц) в сравнении с почти 11 долл в сентябре 2018 года. К концу года они рискуют снизиться еще вдвое, предупреждает все тот же Bank of America. Впереди, иными словами, — массовое банкротство газодобывающих компаний, их акционеров и кредиторов. И ведь произойдет это в канун президентских выборов. 

Зеленский зовет заокеанских «мейджоров» на Черное море

Рассекреченные Министерством обороны РФ документы Ялтинской конференции 1945-го свидетельствуют о ряде важных обстоятельств. Так, ответственность за жизнь и безопасность президента США Франклина Д. Рузвельта (как и британского премьера Уинстона Черчилля) на берегу все еще кишевшего нацистскими диверсантами и минами моря была возложена, главным образом, на Черноморский флот. И он выполнил задачу с честью.

Ныне, однако, этот флот слывет в натовских кругах злокозненным врагом Соединенных Штатов. Немцы или японцы, разбомбившие Перл-Харбор и наказанные атомными бомбами, — те друзья, а мы — противники! Чем же наш флот провинился перед Белым домом, да и виновата ли Россия в целом? В XVIII — XX веках Америка воевала с Англией, Испанией, Италией, Японией, Германией, но с Россией — никогда. Неужто мы виновны в том, что, победив в великой и страшной войне, Москва через полвека добровольно оставила без боя пол-Европы, а вот США этого не сделали? Рузвельт, кстати, считал Крым частью РСФСР в отличие от ряда других земель, освобожденных Красной Армией. А иначе он просто не принял бы сталинского приглашения: прибыть в Ливадию на конференцию «Большой тройки». Сегодня, однако, Белый дом не считает Тавриду регионом России, выстраданным кровно, исторически и юридически. Как же так? Где же принятое в США прецедентное право?

Видите ли, американцам (которые подчас не могут найти Киева на карте) все же странным образом врезалось в память, что в 1954-м полуостров был передан Советской Украине. Ну и что? Мы ведь тоже помним, что Нью-Йорк был некогда нидерландским, Флорида — испанской, Луизиана — французской, Техас, Аризона, Невада, Нью-Мексико, и Калифорния — мексиканскими, а вот Аляска — российской. Да, когда-то были… Но с тех пор как Петербург, а затем и Москва, хотя бы однажды признали принадлежность перечисленных территорий к Соединенным Штатам, — никаких вопросов у нас не осталось. А вот у Вашингтона они заново возникают к нам постоянно. Да что там целые регионы, если даже элементарно-частную собственность под чужим флагом типа посольской дачи там готовы отхватить силой — и не поперхнуться! А уж при их подходе к Крыму тем более объяснимо, что Киев зовет своего патрона поработать, пока не поздно, в сырьевом офшоре Черного моря. И чем ближе развернется этот апстрим к вожделенному полуострову, — тем для них лучше!

 «Мы приглашаем большой американский бизнес… к проектам по добыче газа и нефти, разработке черноморского шельфа», — провозгласил президент Незалежной Владимир Зеленский, приняв в Киеве госсекретаря США Майка Помпео. Мы, конечно, знаем, что американским нефтегазовым «мейджорам» не хватает и половины мира для освоения энергоресурсов. Как и то, что — да, они могут внести вклад в успех геологоразведки и добычи в водах античного Геллеспонта. Собственно, в исключительных экономических зонах Румынии американцы пробуют силы и, как говорится, дай им Бог! Но уж не вложил ли Зеленский особый смысл в приглашение флагманам ТЭК США? Вложил, передавая «черноморский призыв» не просто так, а через шефа заокеанской дипломатии, да еще в разгар процедур по импичменту Трампа. Запущены-то они были как раз на «днепровском гребне»! То есть на волне скандала вокруг вброса внутриамериканских межпартийных дрязг на энергетику Украины. И не может быть, чтобы Владимиру Александровичу было об этом неизвестно. 

Амнезия — это забвение

Громкость топливного акцента в ходе турне Помпео по экс-советским республикам, а ныне суверенным государствам, просто поражает. Так, находясь в Минске, госсекретарь США заявил: «Наши производители энергоресурсов готовы обеспечить вас на 100% по конкурентным ценам». 

 А в Казахстане, где Россия и КНР традиционно играют заметную роль в нефтегазовом ТЭК, — глава заокеанской дипломатии, как пишет ABC News, сказал должностным лицам в Нур-Султане, что «привлекательность таких инвестиций оборачивается высокой ценой для национального суверенитета» среднеазиатского гиганта. Ибо такие капиталовложения «вместо помощи, могут причинить боль долгосрочному развитию страны». Но, спрашивается, что имел в виду высокий гость? Быть может, то, что инвестиционные фонды Москвы и Пекина недолго будут полновесными? Или госсекретарь забыл, что ExxonMobil, Chevron и многие другие западные отраслевые игроки давно и, кстати, прибыльно работают в том же Казахстане, и никто им не мешает?.. 

Предположим: мнительному г-ну Помпео ничего не сообщают о подлинно дружественных подходах РФ и КНР к третьей по территории стране Евразии. Но ведь и в этом случае из классической дипломатии хорошо известно: дабы уравновесить торгово-экономическое влияние северного соседа, Казахстан (даже по элементарной логике) укрепил связи с южным соседом, и наоборот! Это ведь и есть один из лучших залогов, да и предпосылок независимости — таковы азы геополитики. Честное слово, у республиканской команды налицо — в этом плане — настоящая амнезия. Усугубляется забвение азбучных истин. А ведь это, согласитесь, опаснейший симптом, причем не только возрастного характера. Интересно, помнит ли госсекретарь (которому мы, естественно, желаем доброго здоровья) о бедствиях античной истории, да и о полотнах, их запечатлевших, — например, о картине «Последний день Помпеи»?!

Древние города страдали от стихийных бедствий не только на Апеннинах, но и в Крыму, о котором уже шла речь выше. Но еще сильнее страдала все та же Таврида от нашествий и войн. И ведь всякий раз, когда Россию временно выбивали из Севастополя, — это неизменно становилось прологом к попыткам захвата всего Причерноморья. Поэтому мы и реагируем столь скептически на заклинания зарубежных лидеров: отдайте, мол, Крым, — и мы угомонимся. Ничего подобного! Как только нацистский вермахт захватил в 1942-м весь полуостров, — Турция, по призыву Гитлера, стала готовить 26 своих дивизий и бригад к встречному походу на Кавказ. Критерием вступления в войну или сохранения нейтралитета стала для Анкары судьба Сочи. Мол, дойдут немцы до города-курорта — и можно будет взломать границу со стороны Батуми. Не получилось… Но нынешнему лидеру Турции Реджепу Тайипу Эрдогану тот сюжет известен. Поэтому, когда он заявил 3 февраля в Киеве, что «мы не признаем незаконную аннексию Крыма» — пресс-служба Кремля ответила твердым тоном так, что не осталось никаких сомнений в отнюдь не забытом нами подтексте 1940-х. Да уж, в Москве знают по собственному опыту: дай амбициозным соседям волю, и они вернут нас ко временем петровской осады Азова, а не то что к оспариванию российского флага где-нибудь над Анапой, откуда, собственно, и протянулся к Босфору полновесный «Турецкий поток».

Байден одобрил гидроразрыв — это веха в предвыборной гонке

Претендент на выдвижение кандидатом на избрание президентом США от демократической оппозиции Джо Байден сделал тактический поворот. Суть хода — приманка для неустойчивой части не своего, а республиканского электората, которая еще неделю назад тяготела к поддержке Трампа. 

 Видите ли, Байден отказался одобрить природоохранный призыв своей же партии к американской общественности. Речь идет о требовании «прогрессивно мыслящих» демократов: объявить вне закона (в качестве меры во избежание глобального потепления) гидроразрыв нефтяного пласта. А вот встречный отказ Байдена одобрить «позыв» к общефедеральному запрету этой сланцевой технологии звучит диссонансом, обретая широкий резонанс. Ну а то, что не Байден, а двое его соперников-однопартийцев (Берни Сандерс и Пит Буттиджич) получили больше голосов на этом форуме демократов в Айове, — пока еще мало что значит. Айова с ее подчас сверхоригинальными умонастроениями — штат хотя и симптоматичный, но все же специфический.

Даже двухдневное(!) опоздание с подсчетом поданных Айовой голосов из-за скандального сбоя в системе компьютерного реагирования на и-мейлы с делегатских смартфонов — и то было приписано ретивыми комментаторами к… мифическому повторению хакерских атак Кремля в 2016 году! Мол, коль скоро дизайнером этой премудрой системы стала та самая несчастная фирма, которая четыре года назад обслуживала предвыборный штаб г-жи Клинтон и уже тогда стала-де первой жертвой происков «путинской агентуры», то и нынче — то же самое. То есть виновники неизменны, причем окопались они наверняка в Москве. А ведь в действительности куда экстравагантнее этих домыслов — сам выбор персоналий, сделанный демократами там же, в Айове.

Судите сами: социалисту Берни Сандерсу уже 78 лет. Возраст, наряду с его левыми убеждениями, не поспособствует популярности такого кандидата в более зажиточных штатах, предпочитающих классический капитализм при всех его недостатках, как и энергичных защитников рыночной системы. А вот харизматичный 38-летний Пит Буттиджич, еще один фаворит первичного партсобрания в Айове, — открытый гей, и (не забывая о сегодняшнем успехе) завтра ему вряд ли поможет — в глазах правоконсервативной Америки — нетрадиционная ориентация, хотя среди «передовой» публики он еще как популярен! Так или иначе, в целом у «благоразумного середняка» Байдена все еще есть неплохой общенациональный шанс, недаром к его развороту в сторону «сохранения свободы гидроразрыва» прислушались очень многие.

Реализм Байдена в сфере ТЭК контрастирует с природоохранным пафосом его конкурентов в том же лагере оппозиции. Отменить кислотные взрывы в недрах и сопутствующее веерно-горизонтальное бурение требует, например, упомянутый Сандерс. Того же добивается сенатор Кори Букер, как и иные критики топливной «вседозволенности трампизма». На таком фоне смелый шаг Байдена, сделанный как бы в сторону презирающих его республиканцев (хотя сам «неуловимый Джо» в этом и не сознается), становится рельефным событием. А заодно и тактическим выигрышем для 76-летнего ветерана вашингтонской «кухни» и, между прочим, бывшего вице-президента США. 

Да, «неуловимый Джо» любит сланцы, но ему нужна страховка

Армия американских работяг из сферы не очень-то «высокой», но зато самой что ни на есть реальной экономики поддержала в 2016-м Трампа потому, что он защищает работников физического труда, а сторонники «заумных демократов» — «гнилая интеллигенция». Словом, делающие деньги из воздуха банкиры и биржевики, университетская профессура, high tech-сообщество, хитрые юристы, СМИ, Голливуд, активисты-неформалы… 

Возмущающие ТЭК грезы демократов о зеленой экологии Барака Обамы и Хиллари Клинтон (его несбывшейся преемницы) — не по нраву энергетикам и трубоукладчикам, газовикам и шахтерам, нефтяникам и сервисникам: всем, кто согревает и освещает Америку. И вот вдруг Байден сказал, что и он тоже не против радикальных, по-мужицки напористых путей апстрима. В сознание многотысячных коллективов ТЭК и тяжелой индустрии в целом вносятся, да еще незадолго до выборов, разброд и шатания: не голосовать ли за опытного демократа, ведь, оказывается, и он тоже «свой в доску парень» повсюду — от США до Украины, где сын кандидата поработал в газовой фирме «Бурисма»? 

Республиканцы, контратакуя, разоблачают своего недруга. Байден, мол, лишь потому «распахнул душу» обветренным и мускулистым труженикам углеводородного ТЭК, что среди спонсоров его избирательной кампании в центр выдвинулся Эндрю Голдман. А ведь этот бизнесмен по праву слывет одним из основателей Western LNG. То есть корпорации, чей крупнейший проект — это создание плавучих мега-мощностей по сжижению природного газа. Где? У берегов канадской провинции Британская Колумбия на Тихом океане, но ведь оттуда и до американского Сиэттла совсем недалеко, не так ли? Еще до назначения Байдена на пост вице-президента США в 2009-м тот же Голдман работал у него советником. «Так как же вы можете принимать от него спонсорские услуги и деньги несмотря на «парниковый эффект» из-за отходов с предприятий этого воротилы — и вместе с тем обещать электорату, что вы против перемены климата?», — негодуют экологисты и их сторонники. 

Байден же застраховался. Как только его обвиняют в измене экологизму демократов, — претендент на новоселье в Белом доме достает контрдовод из-за пазухи. Это — желание (при всей терпимости к гидроразрыву пласта как таковому) поддержать вторую — оборотную грань дебатов о климате. Да, мол, я не против сланцев, тем более что с их отменой все равно ничего не выйдет, — парирует мастер ораторских уловок и коверных интриг. Но не сомневайтесь в моей верности второму тезису оппозиции. «Я стою за прекращение любого бурения на газ и нефть на тех территориях, которые являются федеральной собственностью». Мол, бурите сколько хотите на частных землях или на тех участках, которыми владеют муниципалитеты либо губернаторства тех или иных штатов. А вот в общенациональных ареалах — ни-ни! Такая вот хитро-половинчатая, но пахнущая наваром позиция. В общем, «и нашим, и вашим». 

Кубино-венесуэльскому альянсу — 20 лет

Мэр города-мегаполиса Майами (штат Флорида) напомнил, что, наряду с дипломатическим курсом Соединенных Штатов как таковых, есть еще и дипломатия на местном уровне. Она-то, мол, и дополняет региональную политику в Карибском бассейне яркими и красочными мазками излюбленного на курорте геополитического бурлеска. Как раз в этом русле градоначальник Франсис Суарес вручил лидеру венесуэльской оппозиции Хуану Гуайдо ключ от знаменитого центра урбанизации в «солнечном штате».

Думается, это как-то компенсирует сеньору Гуайдо неловкость от потери его же пальто в вашингтонском Белом доме. Там его принял Трамп, только что выигравший в сенате бой против импичмента… Итак, символический золотой ключик за пальто — не так уж плохо. Да и разве не почетно для гостя из Каракаса получить доступ к «крепостным воротам» бывшего испанского поселения в «апельсиново-пляжном» краю, известном со времен Колумба? Но приятнее было бы получить такой дар, имея за спиной реальную власть на родине. Однако таковой нет и в помине. Даже парламентских прерогатив — и тех не осталось. Национальная Ассамблея избрала на новый срок не друга Гуайдо, а революционера-чависта на пост спикера. Вероятно, г-н Суарес об этом не слышал — и написал в твите о «невероятной чести приветствовать президента Венесуэлы в нашем сообществе». Почему? Гуайдо ведь борется «за свободную демократическую Венесуэлу». Что ж, допустим. Но вот беда: после 19 января с.г. тот же Гуайдо, вопреки запрету на выезд из страны по вердикту ее Верховного суда, — самовольно посетил Колумбию, ряд стран ЕС и Канаду. Что сделали бы с мэром Суаресом в Вашингтоне, если бы, вопреки такому запрету от властей США, тот выехал бы за рубеж? Да его бы просто посадили — и дело с концом. А вот сеньор Гуайдо, как видно, не опасается таких репрессий по возвращении на родину. Это, вероятно, потому, что там скрежещет зубами кроваво-репрессивная диктатура наследников команданте.

Тем временем в самой Венесуэле была отмечена 20-я годовщина важного события. Два десятилетия назад Уго Чавес и кубинский лидер Фидель Кастро подписали в Каракасе первое межгосударственное соглашение после прихода боливарианцев к власти в 1999-м. Куба, брошенная ранее на произвол судьбы своими былыми союзниками по СЭВ, не скрывала: ей отчаянно не хватает нефти! В конце 1990-х Евгений Примаков небезуспешно пытался возродить трансатлантические топливно-сахарные мосты, по которым Россия, экономя сотни миллионов долларов, завозила «черное золото» на принадлежавшие венесуэльской PDVSA НПЗ в Германии, а тем временем Каракас выполнял компенсационные (вместо Москвы) поставки для Гаваны. Работа этой схемы почти возобновилась, но в этот момент на должность президента Венесуэлы заступил Чавес — горячий сторонник налаживания интернациональных связей с «антильской жемчужиной». И жидкие углеводороды с Ориноко потекли на Кубу сами по себе — вне рамочного соглашения о полузабытом треугольнике «нефть за сахар». Около 100 тыс. баррелей среднесуточно — такой оставалась годами пропускная способность карибского энерготранспортного канала. 

Трамповское эмбарго, попытка антиболиварианского путча, социальный хаос и просчеты самих чавистов (о чем «Нефтянка» писала откровеннее иных СМИ) привели, увы, к спаду этого сырьевого потока. На острове, особенно после замены былых дипломатичных жестов Обамы блокадным синдромом Трампа, начался топливный голод. Но обоим латиноамериканским партнерам надо выживать, — не так ли? Об этом и зашла речь на юбилейном заседании двусторонней Межправительственной комиссии в андском «городе вечной весны». За неделю создано восемь групп в составе членов обеих делегаций, обсудивших взаимное сближение двух государств. Среди итогов — найденная возможность оценки авансовых платежей с помощью криптовалюты «петро», которая вывела бы венесуэльские финансово-цифровые механизмы на новый уровень и стала бы вехой в их развитии. Не забыты и топливные проблемы менее крупных стран региона с очевидной тягой к независимой ориентации — от сандинистской Никарагуа до островов Малой Антильской гряды. В их же интересах объявлено о перезапуске регионального нефтеэкспортного альянса Petrocaribe. Десятки небольших, порою каботажных танкеров под разными флагами готовятся развозить по нуждающимся государствам грузы нефти и нефтепродуктов, приобретаемых звеньями Petrocaribe по льготным ценам. 

Павел Богомолов