Туман на рынке прогнозирует не только Shell

Китайский коронавирус на 15% обрушил — в русле глобальных опасений — цену бенчмаркового сорта Brent. Обрушил за месяц — после рекордно-новогодних дней, когда нефть достигала, казалось бы, своего бесспорного пика. Тем временем американский WTI упал в атмосфере конъюнктурной безвестности еще сильнее — на 17%. Никто уже не знает: замедлится ли еще больше мировая экономика и, конечно, спрос на топливо, или нет? «Началось беспокойное развитие, — сетует Бен ван Берден, гендиректор англо-нидерландской Shell. — Множество людей погрузятся в гадания. И, конечно, мы ведем очень плотный мониторинг всего, что происходит… Готовимся к условиям жесткого и неопределенного рынка». Подобных предсказаний едкого и чреватого неожиданностями тумана в энергетике — множество. Что это значит для СМИ, освещающих сырьевую тему в печатном, эфирном и интернет-форматах? Скажу вам точно: доля стратегических — уходящих за горизонт оценок снизится, ведь рисковать никто не станет. А вот сиюминутно-тактических предположений и откликов, наоборот, станет больше. Ибо в комментариях на очевидную злобу дня куда меньше риска! На этот прицельно-фрагментарный, т.е. «покадровый», режим работы переходят ныне и обозрения «Нефтянки». 

Нити жизни

Тепло, свет, горючее, сырье для большой химии… Газопроводы на Балтике ответственно справляются со всем этим множеством задач, ставших базовыми — без преувеличений, фундаментальными для беднеющего в сфере природных ресурсов Старого Света. Главная в его северо-западном регионе нить жизни (нормальной во всех отношениях жизни для сотен миллионов европейцев) — это исправно функционирующая трасса «Северный поток».

Итоги ее работы на дистанции от Ленинградской области до ФРГ в 2019-м, отмеченные в пресс-релизе оператора проекта — Nord Stream AG, — это 58,5 млрд кубометров «голубого топлива», идущего по дну Янтарного моря в ЕС из России. Цифра почти достигла рекордного показателя в истории артерии — планки 2018-го, когда было перекачано 58,8 млрд кубометров. Если оценить совокупную массу газа, доставленного по «Северному потоку» с момента ввода этой первой линии газопровода в ноябре 2011-го, то получается 322,5 млрд кубометров. И при таких объемах — ни одной экологической аварии, мнимую неизбежность которой все еще упрямо пророчат недруги российско-германской газотранспортной системы. Пророчат в адрес теперь уже второй, пока еще недостроенной, но еще более надежной в природоохранном плане ветки, которая прокладывается под управлением Nord Stream 2 AG.

В условиях отказа правительства ФРГ от использования угля в немецком ТЭК, самое позднее, к 2038 году и при возможной — с 18 мая с.г. — остановке транзита «голубого топлива» по трубопроводу «Ямал-Европа» через Польшу — «ребром» встает вопрос о доступе ЕС к сибирскому газу. Да, спасительная для добросовестных энергоэкспортеров и импортеров Балтика становится воистину «палочкой-выручалочкой». Превращается, наряду с Черным морем, в бесценный маршрут для российских поставок на запад. Что же поделаешь, если иные варианты теряют выгоду? Поляки ведь хотят и взвинтить цены на прокачку, и опереться на вердикт суда об ограничении прав «Газпрома» на использование стыковки между трассой «Ямал-Европа» и европейской сетью OPAL, и преподнести на этом направлении много аналогичных сюрпризов… 

Да, удвоение пропускной способности балтийской артерии, как бы ни срывалось это из-за океана, остается императивом, прежде всего, для самого Евросоюза. Иного не дано. «Проект «Северный поток-2», который построен уже почти на 94%, будет завершен российской стороной», — сказала на днях зампред правления «Газпрома» Елена Бурмистрова. Неясно лишь, достаточна ли международная поддержка, оказываемая этому проекту? «Меня беспокоит ситуация вокруг «Северного потока-2», — однозначно заявил на European Gas Conference глава партнерской для нас — по балтийской стройке — австрийской компании OMV Райнер Зеле. — Как это возможно, что, вложены миллиарды евро в проект, который был законно одобрен всеми регуляторами, но потом этот проект останавливается внешними санкциями, без консультаций с Европой? Что я тут вижу — что говорим мы много, но делаем не так много».

Действительно, при всем значении поставок СПГ из РФ, Катара, Алжира, Норвегии и т.д., традиционные нити топливного экспорта и, следовательно, артерии самой жизни, особенно для энергоемких экономик ЕС, тоже ждут решительной поддержки. Таковая, кстати, требуется не только со стороны верных друзей Москвы. Публичное оказание помощи необходимо и от всех резонно мыслящих, не настроенных русофобски деловых кругов Европы.

Ни себе, ни людям

30 января ливийский телеканал «218» сообщил со ссылкой на очевидцев, что турецкие ВМС доставили в Триполи солдат и танки. Речь шла о трех военно-транспортных судах. Что касается выгруженных боеприпасов и оборудования, то они были сразу же отправлены с пирсов на базу ВВС в центре ливийской столицы. Ну а бойцы, по всей видимости, поступили под командование тех 40 офицеров, которые прибыли еще в понедельник, 27 января, в аэропорт Мисраты на самолете авиакомпании Afriqya Airways. 

Вопреки, казалось бы, примиряющим итогам московской и берлинской конференций по тематике расколотой междоусобицами Ливии, турецкая интервенция в «жемчужине североафриканского Магриба» все же началась. Очень жаль! Да, жаль, хотя надо признать: у Реджепа Тайипа Эрдогана есть немало причин для амбициозно-милитаристского вмешательства. Одна из них — исконно характерный для Анкары позыв к удовлетворению кастово-генеральского националистического тщеславия. После сорванной властями попытки переворота 2016 года на Босфоре делается все, чтобы доказать «золотопогонникам»: мы вам все равно полностью доверяем! Поручаем и операции против войск Башара Асада в Идлибе, и рейды против курдов на северо-востоке Сирии, и вот теперь — еще и десант в нефтегазоносной Ливии.

Впрочем, наряду с внутренними пружинами, имеются в мотивах Эрдогана еще и внешние. Главное — создание Белым домом антитурецкой коалиции, призванной блокировать, наперекор Анкаре, Восточное Средиземноморье неким проамериканским альянсом. Неофициально он так и назван — «малый блок НАТО». Назван, ибо в рядах изначально-Североатлантического пакта 1949 года Турция стала очень уж неверным членом. В блок, сколачиваемый Вашингтоном, входят пока три страны: Греция, Кипр и Израиль. Но Кипр, отказавшийся расширить антироссийские санкции ЕС, и Израиль, блестяще проведший День памяти жертв Холокоста при участии Владимира Путина, всячески показывают: малая НАТО, в отличие от большой, не нацеливается против России. Однако против «буйной непредсказуемости» самой Турции и ее региональной экспансии этот мини-блок направлен совершенно точно.

Ядро устремлений Афин, Никосии и Тель-Авива — попытка сорвать вход Эрдогана в зону глубоководного апстрим-бума и перекройку сложившихся там исключительных экономических зон. Собственно, бурить в водах Кипра турки уже начали: их суда приступили к разведочной кампании недалеко от северной части острова — у берегов самопровозглашенной и никем, кроме Анкары, не признанной турецкоговорящей республики. Масштаб не очень угрожающий, но соседей былой Османской империи он все же насторожил. Это понятно: Эрдоган благословил уловку картографов, соединивших турецкую акваторию Средиземного моря с… ливийской. Состыковавших их вопреки тому, что в середине дистанции, о которой идет речь, лежит остров Крит. А ведь он принадлежит не Турции и не Ливии, а… Греции! Дальше — больше. Ведь, если говорить о западе Ливии с центром в Триполи (чей режим поддержали турки), то данный «кусок» Африки безмерно далек не только от Турции, но и от Греции: он прямо-таки смотрит на близлежащую Италию. 

В общем, географические «привязки» смешны для всех кроме Эрдогана. А вот то, что на пути добычи мега-запасов офшорного «голубого топлива» возникнет барьер в виде столкновения геостратегических интересов, — крайне опасно. Уродливо-кривой крест, где горизонталью станет «малая НАТО», а вертикалью — альянс Анкары и Триполи, грозит региону всерьез. Угрожает пороховой гарью сырьевому ареалу, будущее которого казалось светлым… Вообще-то, если бы только Москва руководствовалась, как многие другие, энергоэкспортным эгоизмом, — то мы аплодировали бы погружению Леванта в состояние энергетического конфликта. Мол, как хорошо: на долгие годы один лишь «Турецкий поток» с газом Сибири, да еще азербайджанский TANAP, протянутся на Балканы; а труб из восточного «угла» Средиземного моря к южному подбрюшью ЕС пока не будет вовсе из-за локальной склоки.

Но в том-то и дело, что Кремль совсем не болен «газовым циинизмом» и алчностью монопольного поставщика. Наоборот, нам хочется, чтобы всем стало хорошо. Увы, не каждому региональному субъекту это свойственно. 

Налетай, подешевело!

Эпидемия коронавируса и замедление азиатских экономик сказались на конъюнктуре мирового рынка нефти. Сказались больше, чем острейшие кризисы в «горячих точках», да и вокруг них. Достигнув на гребне грозовых событий в Ираке и Иране рекордной 65-долларовой планки, американский WTI был далее… «придавлен», как уже говорилось в начале этого обозрения.

Создалась редкая для биржевиков ситуация. Акции тех гигантов, которые все еще охвачены инерцией роста и рекомендуются к покупке (т.е. Buy!) по оценкам Merrill Lynch, подешевели. Подешевели из-за текущего (быть может, краткого) падения сырья. Таким ценным бумагам, особенно принадлежащим лидерам углеводородного ТЭК или сервиса, можно доверять даже ныне — при азиатском гриппе. Доверять как минимум до лета; а уж тогда акции вырастут сами по себе. Почему? Вслед за весной в Северном полушарии начнется сезон отпускных поездок американцев, канадцев и европейцев за рулем — т.н. Summer driving and travel season. Так что дивидендный потенциал любого, даже скромно-миноритарного, приобщения к раскрытым биржевым пакетам «мейджоров» нефтегазового сектора заведомо велик независимо ни от чего.

Ведущий в США портфельно-отраслевой инвестор Energy Transfer, имея деловые интересы по всему спектру мидстрима и даунстрима, владеет и ET Operating, и Lake Charles LNG Company, и Sunoco, и солидной долей в USA Compression Partners, добился в ходе этой распродажи корпоративных акций многого. В общей сложности «по рукам» покупателей разошлось 9,67% от капитализации углеводородного ТЭК. Трейдинг на данном направлении, закрывшийся неделю назад, завершился с прибылью в размере плюс 12,70 долл за акцию. Но когда владельцы захотят завтра с выгодой их продать, то, по прогнозу вышеупомянутого Merrill Lynch, они получат за каждый из этих сертификатов уже 20 долл «навара». Впрочем, «консенсусная» наметка на Wall Street в целом выглядит скромнее. Но ненамного: 19,81 долл за акцию.

На первом — по успеху и оперативности — месте среди вмиг разошедшихся на законченных торгах «горячих пирожков» — ценные бумаги крупнейшей частно-транснациональной корпорации планеты — знаменитой ExxonMobil. Ее финансовые итоги по 4-му кварталу прошлого года проясняются сейчас — в начале февраля, но зато 3-й квартал зримо говорит сам за себя уже сегодня. Суть этих результатов будет кратко охарактеризована в следующей главе. 

Кто они — правофланговые нефтебизнеса?

Во-первых, с опорой на мега-открытие в Суринаме (наряду с находками в соседней с ним Гайане) и других центрах офшорного апстрима, ExxonMobil взяла мощные темпы роста. Такие, что, при их сохранении, к 2025-му будет достигнуто двойное(!) увеличение денежных потоков (cashflow) компании.

Проектная дисциплина в ExxonMobil безупречна. Реализация убыточных активов — еще одно преимущество. Все это и многое другое помогло неделю назад закрыть распродажу акций на 64,65-долларовой планке. Сообщество трейдеров предсказывает, что вскоре они разойдутся — из сейфов нынешних счастливчиков — уже по 77,76 долл. Честно говоря, Merrill Lynch пожелал бы «экссоновцам» достигнуть стодолларовой отметки, но это уж вряд ли.

На втором месте среди раскупленных до 6 января долевых пакетов — Occidental Petroleum Corp. И опять-таки удивляться ее привлекательности не приходится. Среди прошлогодних достижений этой Oxy (как часто именуют ветерана ТЭК в простонародном ключе) — щедрые дивиденды. Несколько по-иному сказалась покупка тоже именитой Anadarko Petroleum, поддержанная Уорреном Баффеттом. Видимо, кое-кто счел, что вынужденная мобилизация огромных средств на это приобретение временно ослабило акции самой же Oxy. Но теперь, по итогам биржевого выступления, их котировка улучшилась и даже обернулась 7,66-процентным наваром для держателей ценных бумаг. За каждую из них миноритарии получили 41,20 долл, но надеются выручить со временем уже 54,85 долл согласно обещаниям уолл-стритского Consensus (хотя оптимистичный Merrill Lynch предвидит вообще 80 долл за штуку). 

Ну а в сервисе лидирует крупнейшая в мире Schlumberger. Успешно развиваются все три основных направления этого разветвленного холдинга: «Бурение», «Добыча» и «Характеристика резервуаров». В свою очередь, последнее подразделение, собрав лучшие технологии по разведке, открытию и оценке месторождений, объединяет ряд филиалов. Таких, как WesternGeco, Wireline, Testing, Services Schlumberger и Information Solutions. Заработав к 6 января для распределения 5,59-процентный дивиденд, гигант сервиса надеется на повышение своих акций с 33,96 долл до 43,38 или даже 45 долл. 

Хакерский стих с… вершин Парнаса

Американский бизнесмен с советско-украинскими корнями и поэтическим именем Лев Парнас якобы не знаком президенту США. Но вот незадача для того же Дональда Трампа: прямо на днях Парнас творчески оседлал Пегаса — и освежил свою память. Так или иначе, показана сенсационная видеозапись ужина, на котором он сидел, оказывается, недалеко от хозяина Белого дома.

Ну а тот, говоря об Украине, выказал недовольство послом Соединенных Штатов на Днепре — Мари Йованович. Ну никак, видите ли, не пожелала она участвовать в сборе компромата на сына демократа Джо Байдена — Хантера (в переводе — «охотника»), разбогатевшего на членстве в совете директоров газовой «Бурисмы». А вот Парнас и его закадычный друг Фруман, наоборот, хотели, подыгрывая Трампу, усадить в «Бурисму» и даже в «Нафтогаз» своих людей. Все это, уважаемый читатель, настолько банально и известно вплоть до информированности каких-нибудь туземцев в Полинезии, что не хочется, так сказать, повторяться. Но вот на днях, представьте себе, была запущена версия, будто в действительности сенсационные склоки вокруг «Бурисмы» затеяны не Трампом, не его личным адвокатом Джулиани, не Байденом и его сообщниками, и даже не Парнасом и Фруманом. Но кем же, в этом случае? Злокозненными хакерами из России, которые, не покладая рук, подрывают с завидным компьютерным мастерством священные устои свободного мира!

Когда-то в прошлом, изучая в вузах СССР основы марксизма-ленинизма, мы законно вопрошали: не слишком ли много всяческих «измов» развелось в обществоведении на нашу голову? Развелось и на Востоке, и на Западе. К примеру, мы клеймили империализм, оппортунизм и ревизионизм, а там — наш интернационализм, догматизм и волюнтаризм… Прошло почти полвека — и прежние «измы» потеряли изрядную часть своей актуальности. Но зато вышло на передний план новое понятие: клинический идиотизм трактовки событий по принципу «чем хуже — тем лучше». Идиотизм дремучий и не поддающийся логичной систематизации. Особенно — в топливно-энергетической сфере. Оговоримся сразу: правящие круги тех или иных стран имеют суверенное право на любые, даже экстравагантные и дикие выпады на нефтегазовых, угольных и прочих рыночных площадках. Но другое дело — как все это оправдывается недоучившимися политологами и разнузданными в своем «энергоагрессивном» запале западными СМИ.

Газ из Мексиканского залива для находящейся «по соседству» Польши, уголек из Пенсильвании для столь же «соседней» Украины, разгром Ирака якобы для восстановления… экспортного потенциала в Персидском заливе, раскол Ливии якобы для наращивания поставок ее нефти в Европу, блокада Каракаса для… подъема апстрима на Ориноко, отрицание сланцевой СПГ-дороговизны для ЕС по сравнению с ценой «голубого топлива» из России — все это не только делается, в чем было бы еще полбеды. Еще хуже — что все это дико «обосновывается», чудовищно «аргументируется» и карикатурно комментируется. И уж ярче всего сияет всеми цветами мультипликационной радуги, конечно, шпионский «энерго-Парнас» псевдоотраслевых домыслов. 

Жертвы энергетических интриг

Вот, к примеру, Болгария. Естественно было бы предположить, что ее дипломаты, коммерсанты и специалисты по нефтегазовому сектору вполне могли у нас в Москве, причем годами, собирать, в т. ч. законно и планомерно, данные о российском ТЭК. И почему бы, кстати, им не делать этого? Ведь не Сибири и Ямалу нужен газ из Софии, а как раз наоборот — не так ли?

Собственно, нам-то что волноваться? Болгария однажды уже высекла сама себя отказом от «Южного потока» — наказала свой госбюджет потерей как минимум 40 млн долл. Кто знает: быть может, в попытках узнать побольше о российской углеводородной энергетике имелась, со стороны балканских «братушек», еще и агентурная составляющая. Но, как утверждают в Софии, это эмиссары Кремля, а вовсе не южные славяне, сбивались денно и нощно с ног в поисках мистических тайн болгарского ТЭК(!). Россиянин, работавший «сотрудником торгпредства РФ в Софии, с 2018-го собрал секретные данные в области… энергетики и энергобезопасности страны». Дескать, не открыто ли там мега-месторождение сланцев под стать техасскому Permian? Или, быть может, изобретен качественно новый и всемогущий атомный реактор?..

Для любителей шпионских страстей лучше всего, когда ставки сделаны с мельканием названий московских энергомонополий или связанных с ними финансовых структур. Так ведь ярче для газетных заголовков, — не правда ли? В США, например, это уже осознали. Возьмем нью-йоркский Deutsche Bank Trust Company (DBTCA). Именитая инвестиционная империя стала заодно банком-корреспондентом «Газпромбанка» в Соединенных Штатах. И, мол, поэтому из-под германоязычной вывески спонсировались компании Трампа еще до его избрания президентом США. Видите ли, выдача займов друзьям заокеанского олигарха капстроительства совпала с денежным переводом из Москвы. Речь, как сказано в расследовании авторов издания Forensic News, — о газпромбанковском трансфере на счет DBTCA около 16 млрд рублей (511 млн долл по курсу 2013-го). И вот, мол, после раздачи тех денег частным лицам, организациям и контрагентам в различных юрисдикциях, совокупная задолженность Трампа и его родни перед филиалами Deutsche Bank достигла к моменту январской инаугурации 2017 года 699 млн долл — естественно, при подавляющей доле «российско-газового происхождения». В общем, караул! 

 …Плодовито-детективная и, вместе с тем, псевдолитературная вершина антироссийского Парнаса прямо-таки блестит в этом бренном мире. Блестит во всем своем ложно-сенсационном величии, — тут уж ничего не скажешь.

Загрязнитель атмосферы — Красное море

Итоги исследовательской работы коллектива Института химии имени Макса Планка названы научным открытием века. В течение двух лет после своей экспедиции (как говаривал Черчилль, «к юго-востоку от Суэца») они проанализировали огромную массу сделанных там замеров, анализов морской воды и воздуха. Вывод получен, без преувеличений, сногсшибательный.

Работая с новейшими приборами у берегов Египта, Израиля, Иордании и Саудовской Аравии, ученые поняли — и теперь уже доказали!, — что уровни загрязнения воздуха над северной частью Красного моря этаном и пропаном — в 40 раз выше любых, даже самых тревожных предварительных оценок. Поэтому длительное пребывание человека в тех краях, как отмечает вебсайт ScienceAlert, несет сильный вред здоровью. Но, с другой стороны, разве не было известно заранее, что Красное море изобилует густым нефтегазовым «флером» над артериями судоходства? К тому же и аравийское побережье, и противоположный берег Египта богаты углеводородами. Дело, однако, не в «шиппинге» и не в промыслах. Оказывается, вредных для дыхания газов на земной и морской глубине так много, что выделяются они в мега-объемах, проходя наверх мимо замкнутых породой «линз». Лишь малая часть газов попадает в кладовые углеводородов — эти невидимые озера нефти и газа. 

Гораздо больше газов не задерживаются в коллекторах — и поднимаются к водной глади. Но и это еще не финал. Химически взаимодействуя над морем с выбросами из судовых котельных, эта субстанция обусловила повышенный «парниковый эффект». Так что и навигация, и АПК, и сжигание биомассы, и генерирование электроэнергии по берегам Красного моря еще не дают сами по себе и толики того зловещего облака, которое стало рекордным для мира. Итоги исследования опубликованы в Nature Communications. «Пришлось признать, что я и сам-то поражен ими, — посетовал в интервью для AFP автор доклада — Эстратиос Бурсукидис. — Потрачено почти два года на целый блок данных, дабы доказать: газовые выделения идут с двухмильной глубины под уровнем моря». Ясно: «по своим объемам эти утечки сравнимы» с выбросами в атмосферу в целом ряде стран, экспортирующих углеводороды. Таких, например, как ОАЭ или Кувейт. Надо ли удивляться, что в небе над Красным морем зловеще колышатся невероятные слои метана. И это — не говоря об азотно-оксидном загрязнении воздуха из-за содержимого контейнеровозов. 

Павел Богомолов