Углеводоворот

uglevodorot

Будущее нефти туманно: цена хоть и стабилизировалась, но ее уровень куда ниже пиковых значений прошлого года. Аналитики предсказывают постепенное падение интереса к «черному золоту» и параллельный рост спроса на природный газ, Сейчас его стоимость привязана к нефтяным ценам, но ситуация может измениться.

Похоже, что нефть более-менее стабилизировалась. Цена на Brent остается в пределах $60 за баррель, цена на WTI — в пределах $50. Хотя поводов для игры как на повышение, так и на понижение цен предостаточно. Так, по данным американской нефтесервисной компании Backer Hughes, сокращение буровых в США за прошедшую неделю составило «всего» 48 единиц, в Соединенных Штатах зафиксированы рекордные запасы нефти, на 12 американских нефтеперерабатывающих заводах (пятая часть всей переработки США) уже четвертую неделю бастуют рабочие, Оман в текущем году увеличит добычу нефти до 980 тыс. баррелей в сутки (+4% к прошлому году).

Мало поводов для повышения? Ладно, как насчет того, что сегодня находят куда меньше новых месторождений нефти и газа, чем двадцать лет назад? По оценке IHS, которую опубликовала The Financial Times, в 2014 году в мире было найдено около 16 млрд тонн нефтяного эквивалента, что примерно соответствует уровню периода низких цен на углеводороды в середине 90-х годов. Правда, речь идет только о традиционных запасах, без учета, скажем, сланцев, но в IHS говорят, что сегодня на нетрадиционные источники нефти приходится только 5% мировой добычи. То есть резкое сокращение компаниями инвестиций в геологоразведку может в будущем привести к дефициту энергоресурсов и к столь милыми сердцу российских нефтяников ценам на нефть порядка $100-110 за баррель.

Все это верно при соблюдении одного условия – сохранения текущего спроса на нефть. Однако нет твердой уверенности, что такая ситуация сохранится. К примеру, ВР в своем прогнозе развития мировой энергетики отмечает, что доля нефти продолжит постепенно снижаться. К 2035 году нефти достанется менее 30% рынка, ее потеснят природный газ и возобновляемые источники энергии. Всего же на долю ископаемых источников будет приходиться 81% мирового энергетического рынка (-7% к 2013 году), остальное — возобновляемые, атомная и гидроэнергетика. В IHS приводят схожую оценку: к 2040 году на нефть, газ и уголь суммарно будет приходиться 79% рынка, причем доля нефти упадет с 32% до 28%.

А вот природному газу пророчат светлое будущее. Его доля в мировом энергопотреблении будет только расти (по расчетам BP, примерно на 1,9% в год). К 2025 году 87% экспорта «голубого топлива» придется на сжиженный природный газ — более 600 млн тонн в год (+368 млн тонн к текущему уровню, из них 230 млн тонн обеспечат США и Австралия). Ключевыми импортерами останутся Япония и Китай — суммарно их потребность в газе составит около 200 млн тонн СПГ ежегодно.

Другое дело, что будет с ценами на сжиженный природный газ. Сегодня его стоимость за тонну на «премиальном» азиатско-тихоокеанском рынке составляет менее $7 за млн британских тепловых единиц – это чуть больше $200 за тысячу куб. м. В Европе же цена за тонну составляет около $260 за тысячу куб. м. Такой перекос — прямое следствие привязки СПГ-цен к нефтяным. Это создало существенные риски окупаемости для многих проектов по производству сжиженного природного газа, прежде всего в Австралии. Многие компании уже ищут другой, более стабильный, чем нефть, инструмент ценообразования, например, цены на американском Henry Hub. Такой подход позволит природному газу стать самостоятельным, не зависимым от нефтяных скачков товаром, с ценообразованием, понятным и продавцу, и покупателю.

Михаил Воронов