Углеводороды рука об руку с геополитикой

Шельфовый конфликт из-за доступа к сырьевым запасам Южно-Китайского моря (где подводные залежи углеводородов «тянут» на 2,5 трлн долл!) разгорается не по дням, а по часам. В центре этих крайне нежелательных для всех событий — богатые глубоководной нефтью и газом острова Спратли, да и соседние с ними акватории. Как в Ханое, так и в Пекине они считаются спорной по своей принадлежности зоной. Многие обозреватели полагают, что эта неприятная еще и для Москвы тема обсуждалась во вторник при закрытых дверях в ходе бангкокской встречи Сергея Лаврова с его вьетнамским коллегой Фам Бинь Минем. В глубокую озабоченность сторон противостоянием буровых и их военных эскортов в открытом море легко поверить. К западу от злополучного архипелага участвует в совместном с вьетнамцами разведочном проекте на блоке Vanguard та же компания, которая далеко на северо-востоке Евразии поставляет в КНР «черное золото» РФ танкерами и по трубам ВСТО, — «Роснефть». Невольное столкновение одних деловых интересов нашей госмонополии с другими делает происходящее еще более острым в общерегиональном плане. Ведь этим пользуется Вашингтон, которому по сути все равно, где брать реванш за серию неудач в торговой войне с Пекином, — пусть даже в ЮВА, толкая Ханой к взвинчиванию ставок. В условиях, когда призывы к морским дуэлям и без того гремят от Карибов до Персидского залива (куда Иран только что официально пригласил Россию к совместным учениям), — поединок из-за Спратли и ряда других, в т.ч. искусственно-насыпных разведочных атоллов, обретает зловещие грани. И логично, что за месяц до Восточного форума во Владивостоке Лавров пытается уже сейчас, на конференции АСЕАН, хотя бы отчасти погасить накаленный очаг противостояния. Что ж, «Нефтянка» будет пристально наблюдать за этим кризисом; а тем временем мы поднимем в сегодняшнем обозрении еще две небезынтересные темы. 

«Бориску на царство?». Что связывает нового премьера с… бензином и дизельным топливом 

Грозную реплику о прорыве Бориса Годунова к кремлевскому трону Юрий Яковлев озвучил в ленте Леонида Гайдая блестяще. Ныне, однако, читатели «Нефтянки» интересуются другим: чего надо ждать от правления «царя Бориса» (Джонсона) не только в целом, но и на топливной ниве, прежде всего в сфере энергетического диалога Британии с внешним миром?

Честно отвечу: пока не знаю. Но мне досконально известно другое. Как и в других областях, новый глава кабинета тори сильно идеологизирован еще и применительно к ТЭК, будь то британскому или глобальному. Это лишь бульварные СМИ твердят, что консервативная партия, выражая интересы, в основном, зажиточных слоев, во всем руководствуется соображениями рынка и прибылей. А на деле не так. Тори больше всего колдуют не над цифрами, а над идеологией, — им нужна психологическая стойкость «среднего класса». Необходима уверенность британцев в том, что их система конституционной монархии, помноженная на традиционно-островной здравый смысл (good reason and common sense), — остается лучшей моделью общественного бытия.

Тот абстрактный день в туманном будущем, когда индийцу или гайанцу покажется, что он живет лучше и, главное, логичнее рядового англичанина; и незачем мечтать об эмиграции из тропиков на Альбион, — станет «последним гвоздем» в консервативных тезисах извечного превосходства образа жизни экс-владычицы морей. Поэтому лондонские тори не очень-то любят, когда «третий мир» неожиданно протягивает им руку помощи. Это выбивает почву из-под ног тех, кто проповедует давний отрыв от стандартов развивающихся стран. Отрыв, побуждающий рабочих, служащих и ветеранов королевства гордиться своей идентичностью, не оспаривая общественных устоев Англии. 

…Вспоминаю прием 2005 года на Темзе — в посольстве Ирландии. Оно находится прямо напротив кирпичной стены обширного сада, относящегося к усадьбе вокруг резиденции королевы Елизаветы II — Букингемского дворца. Коктейль был посвящен традиционному дню апостола ирландских католиков — Святого Патрика. Среди приглашенных — мэр Большого Лондона лейборист Кен Ливингстон. Окруженный прессой, он держал пинту пенистого черного «Гиннесса» в одной руке, а другой ладонью «рубил воздух» скупыми, но выразительными жестами. Неприязненно названный «красным Кеном» еще в годы власти Маргарет Тэтчер, градоначальник неожиданно для многих стал на официальном посту в столице гораздо более терпимым к капитализму(!). Обрел спокойствие в отличие от времен своей же профсоюзно-забастовочной активности и антиядерных — антинатовских схваток с элитой. Даже банкиры Сити — и те зауважали вдруг Ливингстона за немалую пользу его мудрого городского менеджмента для интересов Его Величества крупного капитала.

Но в международных делах мэр по-прежнему любил «тряхнуть стариной». Оставался, иными словами, типичным «леваком», находившим общий язык с революционерами и лидерами социалистической ориентации, особенно в Латинской Америке. Вот что говорил «красный Кен» на том самом «коктейле добрых ирландских католиков», о котором идет речь: «Не хочу обгонять события, но мы, видимо, позитивно откликнемся на предложение президента Венесуэлы Уго Чавеса дать Лондону 20-процентную скидку на топливо для муниципальных автобусов — наших знаменитых алых «двухпалубников» (double deckers). Бедняки, ежедневно пользующиеся автобусными линиями, смогут немало сэкономить, а мэрия как раз и должна быть на их стороне». 

Горючее от революционеров, оказывается, плохо пахнет 

В мае того же 2005 года, перебравшись с Темзы на берега Карибского моря, я начал работать в Каракасе. И теперь уже оттуда, из-за океана, наблюдал за постепенным рождением и формированием рамочного сотрудничества между венесуэльской столицей и Лондоном, в основе чего как раз и находился социально окрашенный «автобусный проект».

Подписан он был обеими сторонами в феврале 2007-го. Сделка выглядела как обмен консультационных и сервисных услуг со стороны британских городских служб и аффилированных фирм, подчиненных Ливингстону, на удешевленную нефть с Ориноко для «флота» пассажирского автотранспорта в 10-миллионном мегаполисе. Средства, вырученные благодаря этому мэрией Лондона, помогли уполовинить цену проездных билетов, которые продаются гражданам с наиболее низкими (и при этом документально заверенными) доходами. Потому и получил «Двухпалубный проект» свое второе название: «Трансатлантическая автобусная инициатива против бедности».

Для простых людей благородство Чавеса стало подарком. А вот для более заносчивого и «поведенчески-чопорного» электората богатых тори — ударом. Ударом по их покровительственно-патерналистскому подходу к «третьему миру». Дескать, как сохранить имидж опекуна развивающихся стран, если они сами начнут помогать Лондону то в одном, то в другом, а то в третьем? «Да, консерваторы из рядов британской оппозиции критиковали подписанное лейбористом Ливингстоном соглашение с Каракасом. Тори доказывали, что богатый город, каковым является британская столица, не должен ни эксплуатировать более бедную страну, ни заключать сделки с человеком, которого они называют южноамериканским диктатором», — писала 26 мая 2008 года каракасская El Universal. С какими же, интересно, событиями политической хроники Лондона были в то время связаны такие публикации? 

Дело в том, что на городских выборах на Темзе уже победил консерватор Борис Джонсон, и эпоха «красного Кена» уходила отныне в прошлое. Первое же громкое заявление, сделанное новым мэром, отразило желание отказаться от дешевого автобусного топлива из Венесуэлы. «Думаю, многие лондонцы, — провозгласил сверявший свои шаги с подсказками из США градоначальник, — чувствуют себя дискомфортно. Это потому, что функционирование наших «двухпалубников» в одной из экономических держав мира финансируется народом страны, где многие живут в крайней нищете». Мэр, однако, сказал, что до августа 2008-го, пока срок соглашения с Каракасом не истечет, никто не станет ломать его параграфов, и лондонские бедняки будут по-прежнему пользоваться «рукопожатием далекого команданте». Но дальнейших планов перевести программу транспортных субсидий во «внутренне-бюджетное» русло, как сообщало агентство Reuters, разработано в то время не было. 

Не правда ли, эта история многое повествует нам о политическом кредо и о социальном коде «царя Бориса». О том, кто ведет Британию к грохочущему и не скованному международно-этическими нормами брекзиту любой ценой. Ну а мне все еще помнятся старые лондонские «даблдекеры», на которых в ту ветхозаветную пору не было задних и средних входных дверей, и прыгать в салон разрешалось прямо на ходу, едва автобус тормозил у какого-нибудь светофора. Где ты ныне, древний добрый Лондон с твоей неписаной Хартией вольности и кланявшимся полновесному фунту долларом (чего уже не стало теперь в первый же день премьерства Джонсона)? Где былое благодушие, хорошие манеры и терпимость? Где ты, эхо пьес Шекспира у средневекового театра «Глобус» и отзвуки таинственных записок Конан Дойля в скрытых туманными сумерками переулках квартала Сохо? Ох и летит же время… 

Дунай делают несудоходным для России? Напрасно!

«Скорее Дунай потечет вспять и небо упадет на землю, чем сдастся Измаил», — писал накануне штурма крепости русскими ее начальник, Айдозла Мехмет-паша. Писал он в ответ на ультиматум Александра Васильевича Суворова перед победным для последнего штурмом грозных бастионов. 

Чем кончилось дело, и сколь шокирована была исходом Европа, известно. Вот и сейчас, но только без жертв, подсказанная Киеву провокация против танкера в Измаиле с треском провалится. Рухнет не в пушечном дыму, но все равно явно, как одна из тупых затей в истории навигации на Дунае. И так же будет если не завтра, то позднее, стыдиться Европа (а возможно, и Америка), желая забыть о бездарности скандалистов, обученных не самыми мудрыми экспертами. Нефтевоз Neyma (по иным данным — Nika Spirit) взят Службой безопасности за блокирование кораблей Украины в Керченском проливе(!). Как это могло случиться, если мир обошла съемка, где видно, что в ходе инцидента танкер мог лишь в течение какого-то времени загораживать своим корпусом проход в Азовское море. А уж блокировку нарушителей можно выполнить только силой, и сделали это пограничные катера под Андреевским флагом. 

Каким образом, даже по украинским нормам, может отвечать за тот сюжет новый хозяин судна, готовый судиться в Измаиле? Почему страдает именно он, если на борту нет ни одного из 15 должностных лиц, обвиняемых Киевом по этому делу? Зачем Украине еще больше портить и без того плохие связи с Россией, если Владимир Путин пообещал приложить после выборов в Раду все усилия для возврата задержанных моряков, и 25 июня Москва выслала в этом ключе ноты самого мирного содержания в Международный трибунал по морскому праву? Ответ один: недруги России не хотят, чтобы конфликт был исчерпан. Хотят обострения ситуации, дабы обвинить Кремль в нежелании диалога и срыве путаных призывов Владимира Зеленского к переговорам без условий, да еще с явкой (вне Нормандского формата) еще и Дональда Трампа и… Терезы Мэй(!). И вот что еще звучит «сильно»: в Измаиле не найдено ничего более оригинального, чем разыграть копию той абордажно-танкерной войны, которая и так повсюду бушует на «фарватерах санкционного зуда». 

Если Измаил напоминает о Суворове даже школьникам на фоне истории сегодняшней Украины, то не менее победоносная битва того же полководца при Фокшанах изучается по карте Румынии. И ведь именно при Фокшанах нынешние власти этой страны должны были задержать на днях дунайские баржи с российскими бронетранспортерами и танками для дружественной нам Сербии. Заведомо-арестная лихорадка и шансы на конфискацию чужого груза под предлогом каких-либо рестрикций циркулировали по Бухаресту, как видно, столь активно, что телеканал Digi 24 не выдержал — и пошел на опережение событий. Информация была скомпонована таким образом, как будто тридцать Т-72 и столько же БРДМ-2, выделенных Белграду в рамках оказания военно-технической помощи от РФ, уже, мол, арестованы и как бы «оприходованы» на Дунае румынскими военными. Конечно, Минобороны РФ в тот же день полностью опровергло это как абсолютную ложь.

Мосты, разбомбленные под вальсы Штрауса

Чиновники бухарестского МИД преуспели только в том, что отказались — со ссылкой на т.н. «посткрымские санкции» — выдать транзитную лицензию; и бронетехника так и не была отправлена вверх по Дунаю. 

Но что именно сформулировано в рамках этих санкций? То, что грузы, не нравящиеся румынам, «не должны предназначаться к использованию в РФ». Но разве это не ясно само собой, коль скоро поставки пошли бы в ином направлении, т.е. из России за рубеж? Второе условие: «румынский оператор не должен оказывать услуги, которые прямо и косвенно отвечают интересам российских физических и юридических лиц». Вопрос: чем именно могут уральские танки и бронетранспортеры служить интересам этих лиц в Москве, если, наоборот, поставки бесплатно адресованы сербам? Чушь, да и только. И пусть наши поставщики найдут другие пути и способы для передачи дара тем, кто как минимум по-человечески относится к нашей стране.

Не исключено, что покушения на свободу навигации, будь то явные, как в Измаиле, или превентивные, как за румынской границей, имеют отношение к углеводородному ТЭК России. И это не только потому, что атаки на наших перевозчиков оборонных грузов уже сегодня идут рука об руку с санкциями тамошних властей к нефтеналивным танкерам. Просматривается и кое-что более «долгоиграющее». Репетируется и завтрашняя блокада против вполне вероятных малотоннажных поставок российского СПГ вверх по течению той же реки. А ведь эта перспективная деловая инициатива уже разрабатывается в ряде стран Дунайского бассейна как минимум с 2012 года, в т.ч. совместно с партнерами в Москве. Жизнь учит россиян: параллельно с газопроводами протягивать за рубеж еще и маршруты танкерного СПГ-экспорта. Только в этом случае мы докажем конкурентам, что тщетны их надежды увековечить «трубную архаику московитов» и нашу якобы закостенелую приверженность одному и тому же старомодному способу энергопоставок. 

Борьба вокруг «Северного потока-2»? Да, но уже пробивает себе дорогу в Финском заливе проект «Балтик СПГ». Достраиваемая «Сила Сибири» на рубеже КНР? Да, но в то же время рождается поколение отечественных СПГ-танкеров на верфи «Звезда». Вот и на Черном море такая же бизнес-стратегия возможна. Американцы заглядывают, готовя техасский СПГ-бросок в ЕС, на канал Рейн-Дунай, чтобы проникнуть со своими поставками в самое сердце Старого Света с северо-запада. Но ведь Дунай — это общеконтинентальная улица с двусторонним движением, не так ли? И разве не могут в принципе небольшие газовозы откуда-нибудь из-под Анапы доставлять целевые грузы такого типа в Сербию, Венгрию или Австрию параллельно со столь же необходимым для них наземным ответвлением от «Турецкого потока»?

По всему чувствуется: кого-то все это сильно тревожит. Тревожит хотя бы потому, что не у всех субъектов международного общения «послужной список» в отношении того же Дуная настолько чист и непорочен, как у матушки России. Разве мы обрушили в реку три моста своими варварскими бомбардировками в 1999 году? Нет, это хладнокровно сделала американская авиация, атакуя Белград в ходе масштабной военной кампании натовских репрессий против «чересчур своевольной» Сербии. Расчистку дунайского фарватера после восстановления мостов удалось завершить только в 2002 году. Представляете себе, как бы проклинали нас румыны и украинцы, если бы трехлетнее блокирование важнейшей и для них международной торговой трассы было вызвано бомбардировками наших ВВС? Страшно подумать!

Или разве спецслужбы РФ превратили Дунай в адрес рокового сведения счетов с топ-менеджерами углеводородного ТЭК из «третьего мира»? В апреле 2012 года бездыханное тело экс-министра нефтяной промышленности Ливии Шукри Ганема, которого уважали нефтяники всей Земли, обнаружили под Веной в той же реке. И только в последнее время гибель Ганема все глубже связывается конспирологами и следственными органами с возможной местью сподвижникам ливийского лидера Муаммара Каддафи, растерзанного толпой среди руин Триполи. Местью за что? Друзья свергнутого Каддафи слишком много знали о его тайной финансовой подпорке для президентской избирательной кампании Николя Саркози во Франции. За это Париж, видно, и «расплатился» с арабским спонсором неспровоцированными бомбежками и поддержкой радикально-экстремистской «арабской весны» 2011 года.

Словом, Дунай помнит многое, даже очень многое, а не только бессмертные, чарующие своим волшебством вальсы Штрауса. 

Плевки, за которые будет стыдно

Ну а нам тем временем пора немного порассуждать о недругах, которые все время твердят, будто россияне заслужили такое издевательски-плевое отношение от Бухареста, Киева и некоторых других столиц со времен пресловутого «социалистического лагеря». Давайте же совершим кратчайший экскурс в послевоенную хотя бы одной Румынии.

Во-первых, не кто-нибудь, а обожаемый румынскими приверженцами НАТО Уинстон Черчилль лично рисовал с Иосифом Сталиным контуры и соотношения будущих сфер влияния великих держав в Европе. Во-вторых, хотя королевская Румыния покинула своего нацистского патрона только летом 1944 года и вовремя перешла в антифашистскую коалицию, — СССР со всем присущим ему великодушием и благородством наградил короля Михая усеянным бриллиантами Орденом Победы (за счет которого семья монарха еще долго жила в эмиграции). В-третьих, Москва прирастила румынскую территорию землями в Трансильвании. Это было сделано за счет соседней Венгрии, упорно сражавшейся на стороне Гитлера до самого конца. 

В-четвертых, в Румынии советские войска никогда(!) после войны не были размещены в отличие от Польши, ГДР, Чехословакии и Венгрии. В-пятых, режим Николае Чаушеску по праву считался самым удаленным от Кремля членом Варшавского Договора и СЭВ. Он открыто развивал особые, вызывавшие острое недовольство брежневского руководства отношения с маоистским Китаем, Израилем, «латиноязычной сестрой» по имени Франция и т.д. В общем, кто мешал почти полвека Румынии жить так, как она хочет, — одному Богу известно. Кстати, речь идет о Боге православном, хотя об этом духовном родстве с Россией люди с короткой памятью, вставшие на колени вокруг американских установок ПРО Patriot, предпочитают не вспоминать.

Урок из сказанного вытекает один: и те, кого «русский медведь» годами сжимал в своих якобы зверских объятиях, и те, кого он вовсе не сдавливал, — одинаково состязаются сегодня в обструкции по отношению к славянскому ядру на востоке континента. Соревнуются в попытках подрыва топливных, коммерческих, инвестиционных, транспортных и благотворительных планов Москвы на Балканах, в Юго-Восточной Европе. Что там голубой Дунай, если стоит дать им волю — и целая Балтика окажется наглухо запертой для самых, казалось бы, безобидных и даже выгодных для европейцев проектов. Хорошо еще, что желанное для болгар, сербов и венгров продление трубы «Турецкого потока», если удастся урезонить идеологов вашингтонско-брюссельского противодействия, должно пройти мимо Румынии. Обойти своей живительно-энергетической и столь нужной миллионам людей трассой землю страны, где из-за прибрежных кустов все время высматривают в военные бинокли: уж не идет ли по общеконтинентальной водной артерии какой-нибудь караван… 

Злобные плевки в адрес святых для России понятий и адресов учащаются. Делается это в отношении тех легендарных мест, где грохотали великие бои и по-пушкински проявлялась сила русского духа. Подумайте для сравнения о бельгийском поле Ватерлоо, где наполеоновский проект насильственной федерализации Европы под эгидой Парижа был полностью сломлен в 1815-м сплоченными противниками под началом английского герцога Веллингтона. Представьте себе, что ныне, когда Британия выходит из Единой Европы, кто-то решил бы поиздеваться (к примеру, во франкофонном мире) над памятью о противниках Бонапарта в Ватерлоо. Англосаксы, хотя и отгораживаясь сейчас непроницаемой границей от ЕС, этого ни за что не стерпели бы. А нас, как нарочно, третируют опереточными задержаниями танкеров в Измаиле… Таможенной засадой в Фокшанах… Взрывами ЛЭП у Кинбурнской косы… Зверствами батальона «Азов» к зарубежному западу от овеянного славой «чудо-богатырей» российского Азова… Да и в целом триумфы ХУШ века в Причерноморье, перед которыми содрогался весь континент (в то же самое время, когда Екатерина помогла — отправкой флота в Америку — рождению и становлению США) — поводы для насмешек! И для апломба тех, кто рановато счел себя европейцами. А ведь это триумфы, которые им не дано вырезать из академических ссылок на образцы отнюдь не только военного искусства. 

Дальше — больше. Священное Пискаревское кладбище на Неве призвано-де напоминать о… глупости защитников великого города(!). Им-то якобы следовало восторженно сдаться в унисон с пресмыкавшимися перед рейхом марионетками. В оккупированной Одессе, оказывается, не бесчинствовали ни немцы, ни румыны. Не терпится вычеркнуть и Яссо-Кишиневскую операцию Красной Армии, с которой восхищенно поздравляли Кремль наши союзники Уинстон Черчилль и Франклин Д.Рузвельт — фигуры все же покрупнее Бориса Джонсона и Дональда Трампа… Но вы еще увидите: со временем все встанет на свои места. Равновесие и гармония партнерства в регионе восстановятся. А тот, кто пока плюется, — что ж, проплюется и со стыдом отрезвеет. 

Павел Богомолов