Треугольник почище Бермудского

В геометрии треугольник, как известно, — самая прочная фигура: ни согнуть, ни разогнуть. А вот в нефтяной политике, наоборот, нет схемы более уязвимой, чем переговорный треугольник ведущих производителей «черного золота»: Россия, США и Саудовская Аравия. Словно корабли или самолеты, в этом треугольнике пропадают подчас конструктивные инициативы. Исчезают назревшие «плюсы», испаряются выгоды равного партнерства, ломается энергобаланс и выветривается, вопреки усилиям РФ, здравый смысл. Но иногда, будто по мановению волшебной палочки, трезвые подходы оживают, а барабаны войны, наоборот, стихают, что как раз хорошо… В эти дни державный Вашингтон мстит строптивому Эр-Рияду за мартовский «добычной каприз», подкосивший заокеанский углеводородный ТЭК всплеском перепроизводства в аравийских песках, как и за последовавший обвал на рынках. Эллен Р. Уэлд из журнала Forbes права: «Вывод Белым домом войск США из Саудовской Аравии тоже коренится в проблемах нефти». Дело не только в том, что в оборонном ведомстве Соединенных Штатов более не видят в непокорном Иране «непосредственную угрозу американским стратегическим интересам». «Возможно, — пишет она, — администрация Трампа использует нынешнее окончание своей военной поддержки (две эскадрильи пентагоновских истребителей, силы ПВО и, вероятно, часть ВМС в Персидском заливе — Авт.), чтобы подать Эр-Рияду сигнал: на Потомаке не одобрили тех действий саудитов, которые недавно привели к столь сильному падению цен на нефть». Подыграв не столько Трампу, сколько «ястребам крайнего фланга», египетский миллиардер Нагиб Савирис расширил в интервью для CNBC перечень виновных во вспышке демпинга, «пристегнув» еще и россиян. Ценовая война между Россией и арабской монархией, по его словам, явилась-де «просчитанной» попыткой уничтожить сланцевую промышленность США! Но сам-то Трамп, скорее всего, не верит в эту «просчитанность» некоей тайной сделки между Москвой и Эр-Риядом. Да и не таков резонанс телефонной беседы Владимира Путина с лидером США — разговора о состоянии дел в мировой углеводородной отрасли . Об этой текущей ситуации в глобальном ТЭК, рассматриваемой повсюду, конечно, под разными углами зрения, мы сегодня и поговорим.

Vitol верит в капитализм

Крупнейший нефтетрейдер планеты рассчитывает на цикличность глобального рынка углеводородного сырья — и правильно делает! Как следует из интервью гендиректора Vitol г-на Расселла Харди агентству Reuters, все мы, возможно, пока еще не осознав этого, вышли к обнадеживающей точке.

Это — подножие хрупкого, но уже забрезжившего оживления спроса на продукцию ТЭК. Хотя пик высокой конъюнктуры, возможно, никогда уже не будет таким прочным, как ранее. Тем не менее, ясно: манящая нефтяников вершина отраслевой активизации на горизонте — не мираж. Заработанное счастье добытчиков «черного золота» наверняка настанет. Начавшиеся в ряде штатов США, а также в Индии и некоторых странах ЕС послабления в ходе борьбы с инфекцией как раз и предвещают запоздалый, но выстраданный позитив. Однако сам он, видимо, станет каким-то неуверенным и, возможно, не столь впечатляющим, как хотелось бы. В ближайшие недели, пояснил Харди, рынок будет флиртовать с оптимизмом и, вместе с тем, пессимизмом. «Но туман понемногу проясняется. Становится проще разглядеть будущее. И таким образом, все больше выявляется наша способность: четче высказать «просвещенную догадку» о том, как будет выглядеть баланс между спросом и предложением… Правда, никакого гигантского оживления вокруг нас пока нет. Речь идет просто о рядовой констатации: худшее — уже позади». 

Что же касается идущей смены чисто человеческих транспортно-бытовых пристрастий и вкусов, то и это правда. И у Харди есть свой взгляд на столь символичный момент. Выходя, наконец, из своих жилищ по мере ослабления пандемии, 4 миллиарда подвергнутых самоизоляции землян смотрят на внешний мир обновленно-свежим взглядом. Не запружено пробками шоссе? Да ведь это здорово! Стихла после скрежета и гула железная дорога? Как же хорошо! Очистилось небо над аэропортом, где почти не стало авиарейсов? Быть может, это вообще идиллия?.. Да, неожиданные психологические повороты охватили множество стран, и они не прошли мимо диалектически мыслящего топ-менеджера Vitol, чьи слова будут процитированы ниже. 

Цикличность пока еще никто не отменял 

«Некоторые комментаторы, — говорит Харди, — спрашивают: разве это не прекрасно, что теперь (при минимуме трафика — Авт.) мы можем взад-вперед кататься на велосипедах по улицам сколько душе угодно? Или разве это плохо, что вокруг нас почти не стало вредоносных оксидов азота? 

Вместо всего этого на разных меридианах появилось кое-что полезное для здоровья… Принимая сказанное во внимание, — уж не возвращаемся ли мы к спокойному и, видимо, более здоровому, да и осмысленному образу жизни, который царил прежде? — думают некоторые. Но, как парирует Харди, если все же ожидается пик мирового потребления нефти к 2030 году с подъемом нынешней планки на 10 млн баррелей в сутки, то составит ли это повышение в действительности 10 млн или, быть может, всего 5 млн баррелей?» Ссылка на 2030 год в размышлениях топ-менеджера в общем-то понятна. Пиковый период как бы между 2030-м и 2040-м годами уже предсказывается такими авторитетными нефтяными «мейджорами», как, например, ВР или Shell.

В своем прогнозе Vitol исходит из того, что насыщение резервных фондов сырья в госхранилищах по всему свету будет, как и нынче, расти до начала июня. Захлебываясь, резервуары дойдут до пика. Превышение январского (2020 г.) уровня заполнения стратегических емкостей достигнет 1,3–1,5 млрд баррелей. Но затем все равно произойдет цикличный отскок от «предела заполненности». Уже в июле застоявшиеся повсюду плавучие склады в виде неподвижных танкеров начнут разгружаться. Почему? Скажется нынешнее вынужденное снижение операционных расходов и «коротких» капвложений ведущими производителями. Пока «черного золота» добывается все меньше, что и оживит возрождение мировой экономики пару лет спустя. Произойдет это и еще по одной причине, заключил глава крупнейшей нефтетрейдерской компании. При всех вынужденных «урезаниях» среднесрочных апстрим-программ, основные мегапроекты все-таки выжили. Да-да, они, к счастью, не подвергнуты отменам или сокращениям. И, следовательно, выдадут весомые потоки своего сырья не в 2022–2023 годах, а позднее — в 2024–2025 годах». 

С Манхэттена разглядели в Кремле… хищников

Пулитцеровская премия 2020 года за освещение международных событий вручена, как сказали бы, потирая руки, русофобы, по назначению. Почетный приз достался всемирно известной The New York Times. Интересно, за что?

Быть может, за правду о торговой войне с КНР или за освещение Covid-19, тем более что подать эту заявку можно было успеть до крайнего срока — 25 января?.. Нет, все это, увы, не актуально. Злободневным стало «разоблачение хищничества режима Владимира Путина». За это и отметили. Но что похитил Путин за истекший год? Дабы обосновать версию о вылазках кремлевского режима в «чужих курятниках», — пришлось собрать в одну папку 8 сердитых статей и не менее кошмарных видеосюжетов. Один из них — про украинский город Ровно. Нет, вы не подумайте, что в честь 75-летия разгрома нацизма (неоднократно осужденного, кстати, в самих США) американские СМИ обратились к легендарным медведевским мемуарам «Это было под Ровно» — лучшей партизанской хронике в мировой документальной литературе. Ничего подобного — в современном Ровно произошло покушение на какого-то чиновника. Похитить его жизнь заказал из Москвы известно кто. Из того же Кремля было якобы заказано и отравление бизнесмена Емельяна Гебрева в Софии. А кому еще отравлять-то?! Ведь отравители (они же похитители) из России шастают по всей Европе — и знай себе подмешивают что-то куда-то… 

…И вот за это, как и за россказни о коварных происках Кремля в Африке, — Пулитцеровская премия. Таков вердикт «Первой коллегии» журналистского «конклава». Но зато признать, что США похищают у конкурентов, причем внерыночным способом, топливный рынок целого континента, — большая пресса не желает. Даже солидный и обычно не опасающийся честных оценок Forbes избежал прямодушного заключения о новом «похищении Европы» — этой затеянной Вашингтоном газовой адаптации античного мифологического сюжета. Но зато — спасибо — тот же Forbes честно пишет, что доводы Белого дома в этом контексте отвергаются в самом же Евросоюзе. Причем не только, добавим, на его левом фланге. «Провозглашенная в США цель, — напомнил журнал, — содержит в себе двойную задачу. Надо предотвратить усиление в Западной Европе зависимости от российских энергоисточников и в то же время ослабить рычаг экономического влияния России в Восточной Европе». 

«Не рой другому яму»!

Различия между энергостратегиями двух основных регионов ЕС велики. Так, на Шпрее и на Сене, в отличие от Вислы и Влтавы, легковерных мало. Если речь, пишет Forbes, зайдет о мнимом спасении коренных центров Евросоюза от «газового диктата РФ», то западноевропейцы (недоверчивые к заокеанским домыслам — Авт.) «попросту не купят у вас такую версию».

У французов или бельгийцев, по их словам, есть выбор между продавцами «голубого топлива» из самых разных точек планеты. Поэтому заокеанский ТЭК оценивается ими по-коммерчески трезво: настоящим европейцам важна надежность диверсификации источников импорта природного газа, и больше ничего. Другие поставщики у Западной Европы уже есть: это Алжир, Катар, Норвегия, Нигерия. Не говоря тем более о 39-процентной газпромовской, новатэковской нише на рынке ЕС. Но эти суждения Forbes — лишь половина правды. То есть верно говорится о «топливном реализме» на западе Европы; но ни слова не сказано просто о невозможности политически пристегнуть к России Восточную Европу с помощью хоть газа, хоть березовых дров. 

Эта невозможность, вопреки домыслам Вашингтона, известна из истории СЭВ, созданного в 1949-м и канувшего в Лету в 1989-м. Мы «привязывали» соседей СССР к нашей «упряжке» огромным и весьма льготным экспортом углеводородного и прочего сырья. «Допривязывали» же до того, что все они вступили в НАТО! И ведь американцам это хорошо известно. Но с яростью, отупляющей всех и каждого, они продолжают доказывать противоположное: мол, каждый кубометр «голубого топлива» Сибири лишает восток Европы независимости! Словно неизвестно, кто ее лишает… Лишает, к примеру, упомянутый на ленте Forbes техасский сенатор-республиканец Тед Круз. Он рассуждает незатейливо: «Для ЕС гораздо лучше положиться на энергию из Соединенных Штатов, чем заправлять Путина и Россию доходом от топлива, будучи зависимым от Москвы и подверженным экономическому шантажу». 

Пару лет назад призыв отбросить газ Сибири звучал бы хоть чуть складно: недра Техаса, Нью-Мексико, Северной Дакоты, Оклахомы, Колорадо и иных штатов кипели бумом. Наряду с природным газом, потоки попутного сырья тоже были — они извлекались коллегами-нефтяниками. Ныне половина этих активов закрыта, и «голубого топлива» в США добывается меньше. Однако внутренний спрос на газ выше, и фьючерсы выросли на 10%. Зато в любимой Трампом Европе, как и в Азиатско-Тихоокеанской зоне, цены рухнули. Китай увеличил в 1-м квартале добычу газа на 9,1%. В вышедшем из теплой зимы Старом Свете, по данным Refinitiv, для ТЭС требуется газа на 20% меньше. А в промышленном и коммунально-бытовом секторах — на 10% меньше, чем до сих пор. Так куда же пожелает взвинтить поставки СПГ заокеанский ТЭК — в Евросоюз или все же куда-то поближе? И вот с такими «непонятками» Америка собралась похитить рынок Евросоюза! Да и захочет ли он, особенно Германия, этот здравомыслящий лидер Европы, быть похищенным? 

Совсем еще недавно мы слышали из Вашингтона: «Порвать российскую экономику в клочья!» (это при Обаме). Или, захватив рынок Европы, ударить массовым трудоустройством в углеводородном ТЭК США по занятости на нефтегазовых месторождениях Сибири! (это при Трампе). И что же в итоге? По данным Bloomberg, только в апреле с.г. в целом по Штатам сокращено 20,5 млн рабочих мест, что утроило безработицу до 14,7%! Это значит, что не работает уже каждый седьмой американец. Да, с такой статистикой хотелось бы посоветовать лишь одно: не рой другому яму — сам в нее попадешь! 

Главное — дисциплина сокращений

Для большинства это звучит солидно: квотные самоограничения добычи 23 странами ОПЕК+ и впрямь внушительны. Но, к сожалению, для многих звеньев этого пестрого альянса стало главным не безусловное выполнение коллективных наметок, а всевозможные хитрости и уловки. Идет сокрытие подлинного состояния дел с целью фактического перепроизводства сырья.

«Мы бедные-несчастные»! Такова, увы, в ряде государств не присказка из мультфильма. Это суть их поведения на рынке «черного золота». По многим адресам в «третьем мире» «окопались» сторонники такой теории: пусть на деле снижают объемы своего апстрима Саудовская Аравия, Россия и другие локомотивы мировой углеводородной отрасли, а эшелон «середнячков» тем временем может тайком позволить себе сверхквотные поставки. В частности, по данным Reuters, Нигерия и Ангола до сих пор не уменьшают добычу в соответствии с принятым многосторонним графиком. Хотя следует признать и нечто обнадеживающее. Ибо в целом они намерены продвинуться в этом русле дальше, чем по условиям предыдущей — уже истекшей сделки ОПЕК+. 

Возьмем к примеру ту же Нигерию. Она должна производить в мае и июне (в период самого тяжелого глобального спада спроса на нефть) по 1,41 млн баррелей в сутки. А что происходит на деле? Почерпнем ответ у агентства ценовой информации Argus Media. Как оно сообщает, ведущий игрок в Западной Африке несмотря ни на что планирует среднесуточно вывозить по 1,56 млн баррелей в мае и, представьте себе, по 1,65 млн баррелей в июне. И ведь это — не считая весомого конденсатного сегмента с кладовой Akpo. Отстает от обязательств, принятых в рамках ОПЕК+, еще и сокращение добычи и во втором звене углеводородного ТЭК Африки — Анголе. Казалось бы, правительство Луанды не бездействует: в мае оно снизит экспортные поставки до 1,27 млн баррелей, а в июне — до 1,25 млн баррелей в сутки. Но ведь пообещала-то республика придерживаться (в течение этих первых двух месяцев нового квотного режима) более низкой планки — 1,18 млн баррелей.

Самым же опасным нарушителем согласованной дисциплины сокращений считается второй крупнейший производитель «черного золота в рядах ОПЕК. Это, как хорошо известно читателям «Нефтянки», — охваченный социально-политическими и религиозно-этническими неурядицами, но по-прежнему богатый сырьем Ирак. С одной стороны, багдадские власти, приняв венские решения альянса к исполнению, уже поручили своей ведущей национальной компании Basra Oil Co (BOC): сократить с мая с.г. добычу по своей линии и внести тем самым главный вклад в общее снижение иракского производства жидких углеводородов на 1 млн баррелей в сутки. Между прочим, это равно одному проценту от совокупного предложения товарной нефти на мировом рынке. Но, вопреки благим пожеланиям, в ходе имплементации столь важной стратегической установки наметились как минимум две серьезных проблемы.

Кое-что — о нарушителе номер один

Во-первых, по состоянию на прошлую неделю Багдад, судя по источникам Reuters, еще не проинформировал, как это предписано резолюцией ОПЕК+, иностранных покупателей своего сырья о цифрах сокращаемых поставок. Не сообщил, насколько меньше станут эти поставки для импортеров.

Во всяком случае, майские планы вывоза сырья из портов юга страны, что подозрительно, напоминают по своим пунктам итоги уже прожитого апреля, когда отгружалось по 3,3 млн баррелей в день. Не удивительно, что других участников апрельской сделки 23 стран не радует неизменность этой цифры. Не вдохновляет общий дефицит ясности. Не впечатляет затягивание вопроса о том, в какой мере общенациональные сокращения коснутся тех, кто помог Ираку возродить и продвинуть главную отрасль после разрушительных войн. Это — солидные инвесторы, работающие в Багдаде по сервисным контрактам. Среди них фигурируют такие «мейджоры», как ВР, ExxonMobil, Eni. Прямо скажем, возлагать на зарубежных вкладчиков капитала и технологий равную или даже преобладающую ответственность за реализацию сокращений было бы несправедливо. Несправедливо тем более, что бюджеты транснационалов уже страдают не только в пригласивших их странах Ближнего Востока, но и в других ареалах углеводородного мира, не говоря уже о государствах их происхождения, регистрации и основной налогооблагаемой базы.

Сказанное звучит болезненно, но о сути консультаций на сей счет ничего не известно. Да и секретариат ОПЕК не радует четкостью позиции. Генсек картеля Мохаммед Баркиндо уклоняется от пояснения индивидуальных подходов и степени готовности тех или иных столиц экспортного альянса. Звучат лишь повторы общих пассажей «исторического соглашения». Зато более откровенна аналитик Амрита Сен из Energy Aspects. Она считает: если снижения добычи в недисциплинированных странах и произойдут, то лишь благодаря обычным ремонтным паузам или возникающим порою проблемам со стыковками в инфраструктуре, но не в ходе целевого затягивания поясов. «Помимо чисто логистических отключений (малых звеньев ТЭК в «третьем мире» — Авт.), многие сокращения, требуемые от Ирака, Нигерии и других, просто не будут реализованы. Не будут тем более, что эти члены ОПЕК+ едва ли справлялись с прежними «урезаниями» добычи», — сетует г-жа Сен. 

Между тем нет сомнений: если бы все участники договоренностей ОПЕК+ «железно» осуществляли свои обязательства, — мы уже сегодня увидели бы на биржах более впечатляющее повышение цен, чем нынешнее. 

Золотые слитки за… растворители

Bloomberg сообщает об оплате, внесенной кабинетом Николаса Мадуро за поставки растворителей и запчастей из Тегерана. Речь — о грузах, нужных для ремонта и перезапуска производственного цикла на перерабатывающих заводах в Боливарианской Республике. Вместе с химикатами и запчастями для НПЗ в Каракас прибыли, обогнув со Среднего Востока полземли, бригады техников, призванных ускорить вывод предприятий на должную мощность. 

Всего лишь за одну неделю иранская Mahan Air (подвергнутая санкциям США за контакты с блокированными Белым домом режимами) направила в Южную Америку полдюжины транспортных самолетов. Сделано это было по заказу страдающей уже два года от эмбарго Венесуэлы. Впрочем, «экзотика» столь дальних рейсов через два океана и три континента заключена не только в самом характере и товарном наполнении срочной технологической помощи от дружественного правительства. Особую сенсационность придает сделке между Каракасом и Тегераном следующее. Оказывается, преемники славного команданте Уго Чавеса расплачиваются за авральное поддержание своего даунстрима на плаву не чем-нибудь, а… золотыми слитками из подвалов каракасского Центробанка! Это подтверждают надежные, хотя и, конечно, не идентифицированные поименно источники в самом карибском государстве. Похоже на то, что за несколько дней в Исламскую Республику отправлено — в оплату за восстановление венесуэльской нефтепереработки около 9 тонн драгоценного металла на сумму около 500 млн долл. В итоге остающийся в Венесуэле объем золотовалютных запасов составляет, по данным Bloomberg, всего 6,3 млрд долл. Это — самый низкий для страны показатель за целых три десятилетия! Но, с другой стороны, посудите сами: что еще остается делать осажденному недругами правительству революционно-каракасской модели?

Подорожавший, но все еще доступный некоторым бензин — единственная социальная привилегия для двух десятков миллионов венесуэльцев после эмиграции 4 млн их сограждан (за трудоустройством и лучшей жизнью) из бедствующей страны. Покушаться на ценники АЗС боялся сам Чавес. Ныне, когда розничные цены не только мяса, но и яиц выросли в килограммовом измерении до объема повышенного президентом минимального месячного заработка, — отнять горючее у соотечественников было бы для властей смерти подобно. Ведь инфляция и без того достигает 3500% в год! Поэтому нужно сдерживать топливо на текущей планке. Но где его взять, если отлаженные ранее закупки запчастей, оборудования и растворителей для выпуска бензина из тяжелой оринокской нефти поставлены командой Трампа вне закона? 

Диверсионная тактика в Карибах неизменна

Раскрытая выше схема «Золото — за поставки для НПЗ» не раз ставилась Вашингтоном под удар. Да-да, это уже делалось, причем по-жандармски, в попытках срыва внешнеэкономических связей Венесуэлы с другими странами — Объединенными Арабскими Эмиратами, Турцией и, наконец, Россией. 

Но выживать-то Каракасу надо так или иначе. Словом, наряду с нехваткой всего нужного для ТЭК, есть у чавистов и еще один резон — самокритично-философский. Мнимая неприкосновенность золота в сейфах Мадуро, к чему лукаво призывают западные СМИ, так и не стала самоцелью для загнанного в угол режима. Не стала — наверняка — еще и ввиду более широких опасений чавистов за день завтрашний. Исправленные с помощью Ирана крекинговые установки, как и необходимые для производства бензина растворители, по крайней мере послужат еще какое-то время народу самой Венесуэлы, — не так ли? А кому послужат омертвевшие — по чужим подсказкам — золотые слитки? Быть может, сообщникам и патронам рвущегося к власти самозванца Хуана Гуайдо — в том случае, если его подрывные планы воплотятся в жизнь?! 

Правда, воплощаются они пока как-то бездарно. Хотя Гуайдо и обещает окопавшимся во Флориде частным военным компаниям двухсотмиллионный бонус за свержение Мадуро, но, по словам баснописца Крылова, «воз и ныне там». Удручает прежде всего трафаретная стандартность диверсионных схем, применяемых наемниками и «пятой колонной» с целью покушений на лидера Боливарианской Республики. Что бы ни делали авантюристы на каракасском направлении, — их повадки отдают провальным антикубинским опытом 60-летней давности. Сценарий обычен: вербовка со стаканом мохито в ночных клубах Майами… Лазурная гладь Карибского моря, рассекаемая катерами с экипажами смешанного американо-латинского состава… Красотки в бикини на пляжах Венесуэлы должны по идее страстно приветствовать гостей… А переметнувшиеся на их сторону солдаты — везти освободителей к дворцу Мирафлорес: расстрелять главу государства и его сподвижников в тенистом патио. Все как на старте 1960-х годов, когда одна за другой проваливались такие же попытки покушений на Фиделя Кастро путем высадки «шпионских дел мастеров» на берегах «антильской жемчужины». Более полувека прошло, а повторяется одно и то же. Ну сколько же можно, в самом-то деле?!

Да и афганский, а также иракский багаж тоже не доводит его носильщиков до добра. Как раз наоборот. Если вчера наивная часть публики аплодировала натовским спецназовцам, несущим, мол, свободу на склонах Гиндукуша и в междуречье Тигра и Евфрата, то теперь, под боком у США, все видят, что это за всеядные ребята. «Дикие гуси войны», вдоволь пострелявшие на Среднем Востоке, готовы за деньги на все. Тем более что Трамп знать не знает, чем заняты в Южной Америке ветераны его охранного ведомства. Да и не хочет знать. Особенно — в канун выборов, когда возможная неудача вмешательства в дела Венесуэлы, а такая неудача не исключена, — чревата подножкой для амбициозного республиканца на ноябрьском голосовании… Ну а Оргкомитет по Пулитцеровским премиям будет тем временем вручать журналистский «Оскар» за очерки о том, что от вездесущей российской ЧВК «Вагнер» нет, мол, прохода ни в Ливии, ни в Центральноафриканской Республике. 

Павел Богомолов